Книга: Всё о Нью-Йорке

Период с момента консолидации до начала XXI века (1898–2008 гг.)

Период с момента консолидации до начала XXI века (1898–2008 гг.)

В 1898 году по решению законодательного собрания штата Нью-Йорк произошла Консолидация – был образован город Большой Нью-Йорк (в течение непродолжительного времени это наименование было официальным, затем его сменило нынешнее город Нью-Йорк). Большой Нью-Йорк составили районы Манхаттан, Бронкс (на момент объединения они оба входили в округ штата и город Нью-Йорк, и только в 1914 году из округа Нью-Йорк был выделен самостоятельный округ Бронкс), Куинс (который отныне совпадал с округом Куинс, включив его западную часть; восточная часть этого округа в 1899 году сформировала округ Нассау), Бруклин (округ Кингс) и Статен-Айленд (ему тогда соответствовал округ Ричмонд). Все прежние муниципальные структуры ликвидировались, им на смену создавались органы управления нового города. Следует отметить существовавшее различие облика, с одной стороны, Манхаттана, Бронкса и Бруклина, в огромной мере урбанизированных, с другой – Куинса и Статен-Айленда, которые представляли собой преимущественно сельскую местность.

Большую роль в фактическом объединении разных частей консолидированного Нью-Йорка сыграл подземный метрополитен (ньюйоркцы называют его «сабвэй», в отличие от уже упоминавшихся высотных железнодорожных линий – «элс», которые имеют в виду, когда говорят, что Нью-Йоркское метро работает с 1868 года). Первая линия подземного метро была заложена в 1900 году, а в строй оно вступило в 1904 году. Сначала эта структура называлась системой межрайонных скоростных перевозок.

С момента Консолидации 1898 года историю Манхаттана, Бронкса, Куинса, Бруклина и Статен-Айленда можно рассматривать как единое целое.

Новые Уильямсбургский мост (введен в строй в 1903 году) и Манхаттанский мост (был открыт в 1909 году) дополнительно связали Манхаттан с быстро разраставшимися «спальными районами» Бруклина. Сокровищница Нью-Йорка пополнилась двумя огромными вокзалами. Вокзал «Пенсильвания-стейшн» был возведен на Манхаттане в 1910 году. А 1 февраля 1913 года несколькими кварталами севернее открыли потрясающий воображение «Гранд сентрал терминал», Центральный вокзал Нью-Йорка, который стал самым большим вокзалом мира.

В этот период Нью-Йорк превращается в ведущий экономический центр планеты. К 1900 году в городе сосредоточились штаб-квартиры 70 % крупнейших американских корпораций.


Малберри-стрит – центр манхаттанской «маленькой Италии» (конец XIX – начало ХХ века)

А в 1905 году правительство Великобритании было вынуждено осуществить огромный заем у Нью-Йоркской фондовой биржи для помощи в финансировании хозяйственной перестройки Южной Африки после второй англо-бурской войны. Этот заем продемонстрировал, что Нью-Йорк начинает оттеснять Лондон в качестве главного центра международных финансов. Окончательно эта роль закрепилась за ним в годы Второй мировой войны.


Переселенцы покидают Иммиграционный центр Эллис-Айленд (фотография 1902 года)

В конце XIX – начале XX века очередного пика достигает европейская иммиграция. Причем в новой волне преобладают выходцы из Восточной (включая Российскую империю) и Южной (особенно много переезжает итальянцев) Европы. 15 июня 1904 года случилась страшная трагедия: на Ист-Ривер сгорел пароход «Генерал Слокум». Погибли более тысячи человек, главным образом немецкие иммигранты. Эта трагедия знаменовала конец манхаттанской «маленькой Германии». Однако немецкое сообщество продолжало играть в Нью-Йорке большую роль. Об этом свидетельствуют хотя бы опасения саботажа со стороны немцев, имевшиеся в годы Первой мировой войны, когда Нью-Йоркский порт служил главным пунктом отправки американских войск в Европу. Ряд фактов доказывает, что эти опасения были небеспочвенными.

В 1900 году было образовано Международное объединение работниц швейной промышленности – одного из наиболее «иммигрантских» видов деятельности – для защиты прав женщин и детей, занятых тяжелым трудом. Усиление роли этого профсоюза и других организаций левого толка наблюдается после пожара на фабрике «Трайангл» 25 марта 1911 года, унесшего жизни 145 работниц, большей частью итальянок и евреек. Эта трагедия вызвала коренные изменения в деятельности департамента противопожарной безопасности, строительных правилах и нормах, трудовом законодательстве.

К концу второго десятилетия XX века иммигрантские этнические сообщества начали во все большей мере возникать за пределами Манхаттана, в других районах города. (Кстати, согласно результатам переписи 1920 года Бруклин впервые обогнал Манхаттан по численности населения.) Однако тяжелый удар по гражданскому миру был нанесен бомбометанием на Уолл-стрит 16 сентября 1920 года – террористической атакой на штаб-квартиру банка «Джей-Пи-Морган Чейз», в результате которой были убиты десятки людей. Найденная накануне на углу Седар-стрит и Бродвея записка-предупреждение дала основание возложить ответственность за эту акцию на анархистов (а заодно и на коммунистов). Последовали полицейские репрессии против радикальных левых сил. Но показательно, что расследование длилось двадцать лет, а в 1940 году ФБР дело закрыло, так и не найдя конкретных виновников.

В 1924 году был принят закон об иммиграции, резко ограничивший ее масштабы из Южной и Восточной Европы. Однако с начала века население Нью-Йорка возрастало также вследствие интенсивных миграционных процессов внутри страны. Уже к 1916 году в Нью-Йорке проживала самая многочисленная негритянская городская диаспора во всей Северной Америке. А в 1920-е годы развернулась Великая миграция афроамериканцев с Юга страны.

Благодаря бурному росту числа жителей Нью-Йорк по численности населения стал в 1925 году самым большим городом мира, опередив Лондон, который перед этим лидировал на протяжении столетия. Крупнейший город США закрепил свое глобальное первенство после Второй мировой войны.

В течение первой трети века Нью-Йорк продолжал стремительно расти ввысь. Особенно изменили его облик возникшие в изобилии манхаттанские небоскребы. Приведем выразительную зарисовку городского пейзажа из написанного в 1925 году стихотворения Владимира Маяковского «Бродвей»:

Асфальт – стекло.Иду и звеню.Леса и травинки —сбриты.На северс югаидут авеню,на запад с востока —стриты.А между —(куда их строитель завез!) —доманевозможной длины.Одни домадлиною до звезд,другие —длиной до луны.

Впрочем, рос город также и вширь: на землях восточного Бруклина, восточного Бронкса и большей части Куинса, которые были заняты фермами, теперь разворачивалось жилищное строительство.


Строительство гиганта «Эмпайр стейт билдинг». Справа – верхушка здания «Крайслер билдинг», которое «имперская башня» обогнала на 25 этажей (1931)

В благополучные 1920-е годы (несмотря на пресловутый «сухой закон», который без труда обходили все кому не лень) мэром Нью-Йорка был последний ставленник «Таммани холла», большой любитель «веселой жизни» Джимми Уокер.

Однако в 1929 году беззаботному существованию пришел конец. Наступила Великая депрессия. Нью-йоркского мэра стали подвергать все более острой критике за неадекватность. Особо сильные удары наносил во время президентской кампании 1932 года ранее порвавший с «Таммани холлом» и Уокером губернатор штата Нью-Йорк Франклин Делано Рузвельт. Когда в следующем, 1933 году Рузвельт вступил в должность президента и начал осуществлять спасительный «Новый курс», стало ясно, что часы удушающего нью-йоркскую политическую жизнь господства «Таммани холла» сочтены. Уокер почел за благо улизнуть в Европу, чтобы избежать возможной уголовной ответственности.

В 1934 году мэром Нью-Йорка был избран республиканец Фиорелло Лагуардиа. Он провел всестороннюю и глубокую реформу муниципального управления. Лагуардиа, который может служить примером стимулирующего влияния иммиграции на жизнь города (этот политик имел итальянские и еврейские корни), часто оценивают как величайшего из мэров Нью-Йорка.

Фиорелло Лагуардиа, которого считают самым выдающимся из мэров Нью-Йорка, вел непримиримую и успешную борьбу с организованной преступностью и коррупцией в системе городского управления.

В эти годы начал свою подвижническую работу, которая растянулась на несколько десятилетий, соратник мэра Лагуардиа Роберт Мозес (1888–1981). Этот незаурядный деятель нью-йоркского самоуправления реализовал поистине грандиозную программу городского строительства и развития. Преобразования Мозеса, его наследие – ярчайший образчик философии и эстетики «автомобилецентристского» модернизма.

Высшей точкой «технологического оптимизма», призванной ознаменовать завершение Великой депрессии, стала Нью-Йоркская всемирная выставка 1939 года. Она проводилась именно в Нью-Йорке в честь 150-летия инаугурации первого президента США Джорджа Вашингтона, которая, как помнят читатели, проходила в этом же городе.

Вторая мировая война, как известно, не принесла Соединенным Штатам бедствий, хоть сколько-нибудь сопоставимых с жертвами и разрушениями Советского Союза, Китая, многих стран континентальной Европы. Однако экономике Нью-Йорка серьезный ущерб был причинен упадком судоходства, вызванным активностью немецкого подводного флота. Нацисты не щадили и гражданские корабли. Впрочем, немецкому народу суждено было расплатиться за преступления властвующих нелюдей, когда война пришла на территорию Германии…

А вот Нью-Йорк благополучно избежал немецких бомбардировок, опасаясь которых, в городе на протяжении военных лет нередко осуществляли затемнение. Потери же, вызванные сокращением судоходства, были в значительной степени компенсированы наращиванием выпуска продукции для военных нужд. Так что, подобно США в целом, которые вышли из войны экономическим лидером мира, Нью-Йорк к концу ее превратился в главный командный центр мирового капиталистического хозяйства. Лишь постепенно восстановил свои позиции Лондон, в 1960-е годы к западным мегаполисам присоединился Токио, а в последнее время в качестве командного центра глобального хозяйства наряду с городами «большой тройки» все чаще называют Гонконг.


Нижний Манхаттан в 1942 году с высоты птичьего полета

Сразу после войны Нью-Йорк в определенном смысле стал столицей мира: здесь в 1947–1952 годах была создана штаб-квартира Организации Объединенных Наций. Она размещается в городе и сегодня, что говорит о сохранении его особого международно-политического статуса.

Возвращение американских фронтовиков в сочетании с наплывом иммигрантов из Европы в военные и первые послевоенные годы послужили предпосылками экономического подъема, настоящего бума. Он, помимо прочего, нашел выражение в застройке жилыми домами огромных пространств восточной части Куинса.

Однако под воздействием внешних факторов клонится к упадку портовое хозяйство Нью-Йорка. Первый удар по местному порту и пирсам нанесли принятые в 1948 году решения федеральной Комиссии по вопросам торговли между штатами. А появление в 1960-е годы контейнерных перевозок привело к перемещению центра морской торговли в штат Нью-Джерси, где в отличие от Нью-Йорка имелось пространство, необходимое для создания контейнерных складов.

В архитектуре на протяжении 1950-х годов происходит постепенная смена градостроительной концепции и стилей. Довоенные и появлявшиеся сразу после войны небоскребы исследователи сравнивают с массивными, давящими зиккуратами Древней Месопотамии. В 1950-е годы начинают возводиться офисные башни во внешне более легком, изящном «интернациональном стиле». На смену стремлению к грандиозности, подчеркнутой урбанистичности, которое было характерно для Роберта Мозеса, приходит система взглядов так называемого «антиурбанистического обновления», наиболее ярким выразителем которых является Джейн Джейкобс. На рубеже десятилетий новые веяния воплотил Дэвид Рокфеллер, соорудивший в их духе дом номер один на «Чейз Манхаттан»-плаза.

С 1961 года в сфере архитектурных преобразований развивались бурные события. В этот момент возникли планы сноса «Пенсильвания-стейшн» с тем, чтобы на освободившемся месте соорудить «Мэдисон-сквер гарден» и офисный комплекс. А ведь построенное в 1910 году по проекту таких корифеев зодчества, как архитекторы группы «Макким, Мид и Уайт», здание «Пенсильвания-стейшн» многие специалисты считали шедевром стиля бо ар и одним из архитектурных украшений Нью-Йорка! И все же, несмотря на усилия по его защите, в 1963 году это здание было снесено. Известный историк Льюис Мамфорд назвал произошедшее «актом безответственного государственного вандализма».

Чтобы в дальнейшем избежать подобных потерь, в 1965 году было ужесточено местное законодательство по защите памятников архитектуры. Получившее импульс от негодования общественности, вызванного сносом «Пенсильвания-стейшн», движение по сохранению исторического наследия бурно развивалось в национальном масштабе.


Здание вокзала «Пенсильвания стейшн» (снимок 1911 года)

Только в городе Нью-Йорке возникло около тысячи его структур. Вмешательство общественности позволило спасти другой великий железнодорожный вокзал Нью-Йорка – «Гранд сентрал терминал», над которым тоже нависла было угроза сноса.

С середины 1960-х годов хозяйственный комплекс Нью-Йорка начинает испытывать серьезные трудности, причем фундаментального характера: одной из первопричин их было исчерпание резервов индустриального роста и развертывание коренной перестройки экономики города на постиндустриальных началах. Приходили в упадок и исчезали многие традиционные отрасли промышленного производства, и, наоборот, стремительно расширялась сфера услуг. Однако давались эти преобразования нелегко. Они означали перелом в судьбе многих людей и целых городских районов.

Своеобразным символом обострения экономических проблем стало отключение электричества, которое Нью-Йорк пережил 9 ноября 1965 года вместе с большинством населенных пунктов восточной части Северной Америки. Тогда же был запущен один из механизмов выхода из социального тупика: принят новый федеральный закон об иммиграции 1965 года, который ликвидировал квоты, связанные с национально-государственным происхождением. Благодаря этому сформировалось современное азиатское сообщество США и Нью-Йорка, которое в целом стало стабилизирующим ситуацию фактором.

Впрочем, выздоровление началось далеко не сразу. С середины 1960-х годов одновременно с экономическими явственно обострялись социальные проблемы Нью-Йорка. Наблюдался рост уголовной преступности. Ухудшалось качество жизни, уменьшалась численность населения в результате его оттока в более благополучные регионы. Далеко не все афроамериканцы разделяли стремление преподобного Мартина Лютера Кинга следовать в решении расовых проблем ненасильственным путем. В 1964 и 1968 годах Нью-Йорк был потрясен бунтами чернокожих жителей. А в 1969 году в городе вспыхнуло так называемое «восстание отмалчивающихся» – выступление представителей сексуальных меньшинств в защиту своих прав, которое сопровождалось ожесточенными столкновениями с полицией. В итоге к началу 1970-х годов Нью-Йорк приобрел репутацию «города-пережитка истории, в котором правит бал преступность».

70-е годы прошлого века часто оцениваются как самые провальные с точки зрения социально-экономического развития за всю историю Нью-Йорка. Чуть ли не единственным «светлым пятном» считается возведение в 1966–1972 годах баилен-«близнецов» Всемирного торгового центра на юге острова Манхаттан, созданных по замыслу неугомонного Дэвида Рокфеллера Портовой администрацией Нью-Йорка и Нью-Джерси. Эти башни со своими ста десятью этажами вознеслись над городом и планетой на рекордную 417-метровую высоту.

В октябре 1975 года власти Нью-Йорка были на грани объявления города банкротом. От финансового краха его спасли федеральный заем и реструктуризация долга. К тому же городу пришлось существенно умерить свои бюджетные аппетиты. А в 1977 году Нью-Йорк потрясла «двойная катастрофа». 13 июля его хозяйственную и социальную сферу поразило отключение электричества, которое длилось 25 часов. За это время город стал жертвой массовых грабежей и гражданских беспорядков. Было арестовано более 3 тыс. человек, из-за чего городские тюрьмы оказались переполненными. В том же 1977 году достиг апогея ужас, который наводил на город серийный убийца, известный как Сын Сэма, продолжая свои кровавые злодеяния.

Финансовый кризис, высокий уровень преступности, ущерб от упомянутого грандиозного и других отключений электричества привели к широкому распространению уверенности в том, что упадок Нью-Йорка является необратимым. Множество семей белых представителей среднего класса переехали в пригороды или вообще перебрались в другие, экономически более благополучные регионы. На протяжении 1970-х годов Нью-Йорк покинули около миллиона человек. Численность населения вернулась на достигнутый ранее уровень только через двадцать лет, на рубеже веков.

В этой ситуации в 1977 году мэром Нью-Йорка был избран Эд Кох, который лозунгом своей кампании сделал возрождение города, ориентируясь, в частности, на более консервативную политику в финансовой сфере, чем предшественники. Успеху его деятельности способствовало улучшение экономической ситуации в стране. Благодаря этому возродилась финансовая отрасль Нью-Йорка, восстановила свои позиции Уолл-стрит. Наблюдалось оживление на рынке недвижимости. Однако по-прежнему высок был уровень преступности. Чрезвычайной остротой отличались межрасовые отношения. Серьезной проблемой стала бездомность.

На выборах 1989 года Демократическая партия сделала ставку не на Коха, а на Дэвида Динкинса, который стал первым в истории чернокожим мэром Нью-Йорка. Именно при Динкинсе с 1990 года началось продлившееся полтора десятилетия снижение уровня преступности. Однако обострилась проблема безработицы: в январе 1993 года ее показатель достиг 13,4 %, то есть наивысшего уровня со времен Великой депрессии. Не спадала напряженность в сфере межрасовых отношений, выплеснувшаяся беспорядками на Краун-Хайтс в 1991 году. 26 февраля 1993 года состоялась первая серьезная террористическая атака на Всемирный торговый центр: в его подземном гараже взорвался грузовик, начиненный взрывчаткой, вследствие чего шесть человек погибли, а тысячи других получили ранения разной степени тяжести. Вдобавок активизировались «сепаратисты» Статен-Айленда, которые никогда не переставали поднимать вопрос об отделении этого района от города Нью-Йорка.

В конце 1993 года мэром был избран Рудольф Джулиани. Середина и вторая половина 1990-х годов стали для Нью-Йорка периодом закрепления позитивных тенденций, возвращения и укрепления прежних позиций в экономической и социальной сферах. Вот как оценивает сделанное сам Джулиани: «Знаете, что было основными проблемами, когда я стал мэром Нью-Йорка? Преступность, в том числе и торговля наркотиками, мафия, спад экономики, высокий уровень безработицы. Мы стали делать город привлекательным для бизнесменов, потому что без этого мы бы продолжили терять рабочие места и население… делать все возможное, чтобы положить конец коррупции, убеждать людей в том, что они могут вести свой бизнес прозрачно»[4]. И такой подход принес хорошие результаты.

Большинство ньюйоркцев отдает Джулиани должное за два достижения: «возвращение к жизни» знаменитой Таймс-сквер и придание городу в целом большей «жизнеспособности» путем ведения настоящей войны против преступности. Правда, если первое из них практически никем не подвергается сомнению, то оборотной стороной второго довольно многочисленные критики считают усиление трений между полицией и рядом этнических групп, а также некоторое пренебрежение гражданскими свободами.

Впрочем, объективной оценкой усилий Джулиани явился возобновившийся бурный рост населения Нью-Йорка, численность которого на рубеже столетий превысила свой исторический максимум. Причем рост этот происходил не только за счет вновь интенсифицировавшегося притока иммигрантов со всего мира, в первую очередь – из Азии и Латинской Америки. В Нью-Йорк также начали массово перебираться из других регионов те граждане США, которых привлекала предоставляемая этим городом возможность ведения «космополитического» образа жизни, следования «космополитическому» жизненному стилю.

Во второй половине 1990-х годов наблюдался настоящий бум в финансовом секторе, в сфере операций с жилой и коммерческой недвижимостью. Бурно развивался сектор науки и высоких технологий. Кстати, эта последняя сфера в Нью-Йорке получила, по аналогии и созвучию со знаменитой «Силикон-Вэлли» («Силиконовой долиной», находящейся в западной Калифорнии, к юго-востоку от Сан-Франциско), название «Силикон-элли» – «Силиконовая аллея (улица)».

В самом начале нового тысячелетия – 11 сентября 2001 года – Нью-Йорк, Вашингтон, США и весь мир были потрясены террористической атакой, которую подготовила и осуществила международная сеть «Аль-Каида». В Нью-Йорке утром этого трагического дня два захваченных террористами-смертниками трансконтинентальных авиалайнера протаранили башни-«близнецы» Всемирного торгового центра, которые вскоре рухнули, что привело к новым разрушениям как в зоне ВТЦ, так и на прилегающих к ней участках Нижнего Манхаттана. В результате чудовищного террористического акта погибли более 3 тыс. человек – ньюйоркцы и гости города, находившиеся в башнях-«близнецах», пассажиры и экипажи обоих самолетов, сотни пожарных, полицейских и спасателей. Над руинами ВТЦ в течение нескольких месяцев после катастрофы курился едкий дым.

Беда сплотила ньюйоркцев, показала, что городское сообщество сохранило жизнестойкость, способность отвечать на грозные вызовы. В самые трудные дни эффективно действовали органы городского управления во главе с Рудольфом Джулиани. В дальнейшем была с опережением графика расчищена от завалов площадка Всемирного торгового центра. В период до 2012 года она будет застроена вновь по проекту, подготовленному известным архитектором Дэниелом Либскиндом и одобренному 27 февраля 2003 года «Корпорацией развития Нижнего Манхаттана». Архитектурной доминантой района, которая вернет прежнее величие панораме всего Манхаттана, снова станет сооружение, размещенное на площадке ВТЦ, – возводимый здесь грандиозный небоскреб башня Свободы. В память о событиях 11 сентября 2001 года, их жертвах и тех, чей профессионализм и героизм предотвратил еще худшие последствия, будет создан своеобразный мемориал: сохранены

в неприкосновенности цементная стена, которая выстояла под ударом и не позволила водам Гудзона хлынуть на участок ВТЦ, и фундаменты башен-«близнецов».

Многие из должностных лиц органов управления и муниципальных департаментов Нью-Йорка не щадили своих жизней, спасая пострадавших в ходе событий 11 сентября 2001 года и участвуя в работах по преодолению последствий катастрофы.

Память о катастрофе и усилиях по преодолению ее последствий сохраняется и иными путями. Один из них, весьма неожиданный, напрямую связан с новейшими достижениями научно-технического прогресса. В те трагические дни людям, как всегда, неоценимую помощь оказывали собаки – их лучшие друзья в мире животных. Конкурс на право быть клонированной среди многих претендентов выиграла пятнадцатилетняя немецкая овчарка Трэкр, работавшая на руинах Всемирного торгового центра во время спасательной операции 11 сентября 2001 года. Этот пес помог найти последнего выжившего человека, который был погребен под 9-метровым (!) слоем обломков.

Несколько настораживает сохраняющаяся беспечность ньюйоркцев. Скажем, предполагается, что башня Свободы должна стать самым безопасным небоскребом в мире. Нет сомнений, что проектировщики и строители уже приложили и впредь будут прилагать для этого максимум усилий. Однако вся их работа может пойти насмарку. В апреле 2008 года нью-йоркский бездомный, разыскивая в районе Сохо кусок картонки потолще, чтобы не спать прямо на холодной земле, обнаружил в груде мусора… детальные секретные планы башни Свободы. В комплекте отсутствовали только первые 14 страниц. Найденная же часть содержала схемы каждого этажа, данные о толщине стен и размещении вентиляционных проемов, лифтов, несущих конструкций. Причем каждую страницу документа, выуженного из мусорного бака, украшал гриф «конфиденциально»! Как говорится, без комментариев…

Как бы то ни было, Нью-Йорк на удивление быстро оправился от последствий катастрофы 11 сентября 2001 года. А ведь его подстерегали и другие серьезные неприятности. Однако характерно, что, например, во время отключения электроэнергии в Северной Америке 14 августа 2003 года, оставившего Нью-Йорк без электричества более чем на сутки, в городе, в отличие от «великого затемнения» 1977 года, не наблюдалось значительного числа грабежей.

Сейчас мэром Нью-Йорка является бывший член Демократической партии, а ныне независимый политик Майкл Блумберг. Он был избран на эту должность в 2001 году от Республиканской партии и переизбран в 2005 году большинством в 59 % голосов, а в 2009 году – почти в 51 % голосов. Мэр Блумберг известен тем, что отобрал у органов власти штата контроль над городской системой образования, уделяет особое внимание проблемам экономического развития, осуществляет жесткий бюджетно-финансовый менеджмент и проводит «агрессивную» политику в области здравоохранения. На свой второй срок пребывания мэром он сделал приоритетами школьную реформу, сокращение масштабов бедности и установление строгого контроля над приобретением и хранением оружия гражданами. Вместе с мэром Бостона в 2006 году Майкл Блумберг основал Коалицию мэров против нелегального распространения оружия, которая пытается решать эту чрезвычайно острую и болезненную для США в целом и для Нью-Йорка в частности проблему.

В последние годы неплохими темпами развивается экономика Нью-Йорка. Его охватил подлинный бум в сфере жилищного строительства. Органы власти ежегодно выдают разрешения на строительство более 25 тысяч новых жилищных единиц! Город входил в число реальных претендентов на проведение Олимпийских игр 2012 года. Хотя победу в итоге одержал Лондон, однако в Нью-Йорке все же будут реализованы такие масштабные проекты, как, скажем, сооружение вместо знаменитого стадиона «Ши» новой грандиозной спортивной арены.

Свой рассказ об истории Нью-Йорка мы постараемся существенно дополнить, излагая биографии его знаменитых жителей и давая описание достопримечательностей.

Оглавление книги


Генерация: 0.092. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз