Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Третьяковская галерея, Павел и Сергей Третьяковы Дары и дарители

Третьяковская галерея, Павел и Сергей Третьяковы

Дары и дарители

Есть в Калужской области небольшой городок Малоярославец. Вот этому-то населенному пункту мы и обязаны крупнейшим в мире собранием русской живописи. Вы уже поняли, что известные меценаты Третьяковы родом из Малоярославца. Прадед Павла и Сергея Михайловичей Елисей Мартынович Третьяков перебрался в Москву только в конце XVIII века. А уже с середины XIX совсем еще юные Павел и Сергей заправляли семейным делом – их отец рано скончался. Братья не прятали доходов от производства и продажи льна, а тратили. И не только на себя, но и на родной город Москву (на зависть родине предков, да и Костроме, в которой находились их основные «производственные мощности»). Давайте для начала немного про Третьяковскую галерею. Чем еще увлекаться холстопроизводителю, как не живописью: картины-то на холсте пишутся.

В 1856 году Павел Третьяков (возраст – 24 года) приобретает две жанровые картины русской школы живописи – «Искушение» Н.Г. Шильдера и «Финляндские контрабандисты» В.Г. Худякова (до этого был приобретен десяток работ «старых голландцев»). С этого приобретения берет начало личная коллекция русской живописи Павла Михайловича. Не тривиальная страсть к собирательству им движет, цель намного масштабнее – создание национальной художественной галереи. Павел Третьяков был необычным для того времени покупателем: приобретал картины на выставках и прямо в мастерских, скупал все запасы уже написанного, а еще делал специальные заказы (например, на серию портретов знаменитостей русской культуры). Особой удачей считал Павел Михайлович скупить картины раньше царя-батюшки, поэтому-то и посещал мастерские, места не для царских ног.

А теперь представьте ситуацию с экономической, рыночной точки зрения: есть богатый покупатель, интересующийся живописью (скульптуры в коллекции очень мало), причем определенного свойства (покупал-то Третьяков под свой личный вкус), вот вольно-невольно художники и подстраивались. Так что выходит – все достижения русской живописи конца XIX века есть в той или иной мере отражение вкуса всего одного человека. Хорошо хоть с его вкусом нам повезло. Младший (разница в два года) брат Сергей, естественно, во всем подражал старшему. Его коллекция русской живописи была хоть и меньше, но тоже диво как хороша. Чтобы не создавать друг другу конкуренции (в том числе и финансовой, если есть два покупателя – цена выше, закон рынка) братья позже разделили сферы. Сергей уступил старшему родные просторы и переключился на западные холсты.

Росло собрание Павла Третьякова с каждым годом, не хватало в доме на Лаврушинском стен – приходилось достраивать новые и новые корпуса (перестройка продолжалась и после смерти Павла Михайловича в 1898 году; даже знаменитое оформление фасада Виктором Васнецовым – это уже новый, XX век). Публика, попервоначалу не баловавшая своим вниманием особняк Третьякова, разохотилась: уже в 1885 году число посетителей было около 30 тысяч человек.

В 1892 году Сергей Михайлович Третьяков скончался. Его коллекция перешла к старшему брату. А тот, объединив два собрания и устроив специальные мемориальные залы в честь Сергея (с европейской живописью), передал в этом же году все это богатство городу. 15 августа 1893 года состоялось уже официальное открытие музея «Московская городская галерея Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых». Кстати, по условиям дарения плата за посещение музея не должна взиматься. Может быть, чтобы не исполнять этого, комплекс в Лаврушинском и на Крымском Валу называется Всероссийское государственное галерейное музейное объединение «Государственная Третьяковская галерея» (вот так: дарили Москве, а сейчас все у государства, что дважды (!) подчеркнуто в названии).

Галерея – не единственный дар Третьяковых городу. Вообще, обладая не самыми большими состояниями, благотворителями братья были выдающимися: жертвовали на детские приюты, больницы, училища. Сергей выкупил из казны (то есть у государства) для пользования горожанами Сокольничью рощу, так что вольными прогулками там москвичи обязаны именно ему. Братья, говоря советским языком, занимали активную жизненную позицию: выполняли общественные обязанности, работали на выборных должностях, Сергей четыре года даже был московским городским головой.

И еще об одном подарке. Известен ли вам небольшой проулочек между Никольской и Театральным проездом? Он не случайно носит название Третьяковского проезда. Кружная дорога, например с Неглинки к торговым рядам через Лубянку или Красную площадь была мало того что дольше, так еще и запружена транспортом (непоротливы были колымаги на лошадиной тяге). Вот братья Третьяковы и взялись за решение транспортной проблемы. Поступили просто: выкупили участок между улицами и построили там два дома, фасадами на разные стороны. В каждом доме ворота и большой двор. Получился сквозной проезд внутри частного владения. А частники (Павел и Сергей Михайловичи) не стали его загораживать, а разрешили пользоваться всем, о чем известили в дарственной городу. Теперь Третьяковский проезд – улица самых дорогих бутиков, и это тоже продолжение традиций: при жизни братьев-меценатов здесь торговали модной одеждой и мебелью, духами, ювелирными украшениями и высшими сортами китайского и цейлонского чая.

Оглавление книги


Генерация: 0.080. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз