Книга: Дом на хвосте паровоза. Путеводитель по Европе в сказках Андерсена

Силькеборгский лес, степь Сейс и река Гуден

Силькеборгский лес, степь Сейс и река Гуден

Действие «Иба и Христиночки» начинается в Силькеборгских лесах, а точнее в Северном Силькеборгском лесу (Nordskov). Это не только самые обширные леса во всей Дании, но и самые разношерстные: здесь есть и сумрачные ельники, заросшие лишайником, и светлые шатры высоких буков, сплошь устланные опавшей листвой, – словом, найдется, где поплутать. Река Гуден (Gudena) в районе Силькеборга изгибается под острым углом, и лес как бы задвигает город в этот угол, заполняя собой остальное пространство. А в нескольких сотнях метров от реки вдоль ее русла тянется на юго-восток тот самый горный кряж, у подножия которого стоял домик Иба.

Сейчас по хребту проложена прогулочная тропаИлл.1 – на нее можно выйти прямо из Силькеборга, от железнодорожного моста. Поднявшись по тропе на кряж, периодически замечаешь пятна вереска на его склонах и в какой-то момент начинаешь волноваться – не проскочил ли? Но волнения излишни: километров через пять тропа выведет к той самой степи Сейс (Sejs Hede), и тут уже никаких сомнений не останется.

Пишут, что название «Сейс» произошло от местного варианта произношения числительного «шесть» – дескать, именно столько домов стояло там в XVII веке. Вересковая пустошь[38],Илл.2 на которой располагалось это небольшое поселение, когда-то привлекала художников не меньше Скагенской косы (см. главу про историю «На дюнах»), а Андерсену напомнила просторы Шотландии – он побывал там несколькими годами раньше. Впоследствии поселок пошел в рост и начал теснить природную достопримечательность; чтобы прекрасное колышущееся поле вереска не исчезло вовсе, в XX веке его возвели в ранг заповедника и огородили. Теперь Сейс (знал бы Андерсен!) – это немаленький и очень престижный поселок с чуть ли не самым дорогим жильем в Дании (еще бы: один вид на озеро чего стоит), а сохранившийся фрагмент бывшей степи – скорее экспонат, чем полноправный элемент ландшафта. Лучший вид на него – с холмов Синдберг (Sindbjerg) и Стоуберг (Stovbjerg), к которым выводит из леса та самая прогулочная тропа. Судя по всему, Иб и Христина любовались цветущим вереском именно оттуда: с самого кряжа пустошь не видна за кронами деревьев.


Илл. 1

Горный кряж в Силькеборгском лесу

Неподалеку от реки Гуден по Силькеборгскому лесу проходит горный кряж, вроде большого вала. У подножия его, с западной стороны, стоял, да и теперь стоит крестьянский домик. Почва тут скудная; песок так и просвечивает сквозь редкую рожь и ячмень.


Илл. 2

Вересковая пустошь Сейс и холм Стоуберг

Мы опять в лесу у реки Гуден, близ степи Сейс.

Осень; небо серо, вереск оголился, западные ветры так и рвут с деревьев пожелтевшие листья, швыряют их в реку, разметывают по степи, где по-прежнему стоит домик, крытый вереском, но живут в нем уже чужие люди.

Однако негоже восхищаться красотой, предварительно как следует не помучившись, – сила впечатления будет не та. Чтобы поддержать свое эстетическое восприятие в тонусе, мы решили повторить подвиг главных героев и перед выходом к степи Сейс сперва заблудиться в Силькеборгском лесу. Сказано – сделано.

Проще всего оказалось определить маршрут плавания барки и, соответственно, точку высадки. Андерсен пишет, что отец Христиночки сплавлял дрова по реке вплоть до самого Раннерса (Randers) – это пятьдесят километров от Силькеборга на северо-восток, а по реке так и все сто. Но основным заказчиком дров были Силькеборгские угриные тони, располагавшиеся у шлюзов, – упоминая их, а также построенную затем на этом месте бумажную фабрику, Андерсен тем самым дает нам четкий ориентир. Прикинув расстояние, понимаешь, что описанный в сказке рейд был масштабным путешествием только по детским меркам: от степи Сейс, где жили Христина с отцом, до Силькеборга по реке всего-навсего километров шесть. Впрочем, и на этих шести километрах есть что посмотреть, и не только детям. В районе степи Сейс река разливается в цепь озер, соединенных узкими протоками (вылитая наша Вуокса), и только на полпути до Силькеборга превращается в «классическую» реку. Здесь до сих пор все, как у Андерсена: тростник, кувшинки, старые ольхи… Красота!Илл.3

Место, где дети по неосторожности утопили поросенка и сбежали, по идее должно было находиться недалеко от дома Христины: по Андерсену, там сошел на берег помощник барочника – не ходил же он на работу через весь лес. Мы же решили сделать поправку на возраст и углубиться в лес гораздо западнее, еще в пределах городской черты: что называется, гулять так гулять. И тут нас ждал сюрприз, еще более приблизивший нашу реальность к андерсеновской.


Илл. 3

Река Гуден

Часто казалось, что выход из озера закрыт глухою стеной деревьев и тростника, но подплывали ближе, и проход находился, хотя старые деревья и нависали над водою сплошною сенью, а дубы старались преградить дорогу, простирая вперед обнаженные от коры ветви, – великаны деревья словно нарочно засучили рукава, чтобы показать свои голые жилистые руки! Старые ольхи, отмытые течением от берега, крепко цеплялись корнями за дно и казались маленькими лесными островками.

Если вы пробовали гулять по лесу с GPS-навигатором, то знаете, что в этом деле есть пара нюансов. Во-первых, когда углубляешься в лес, навигатор запросто может потерять спутниковый сигнал. Во-вторых, электронный компас навигатора почти всегда безбожно врет, и чтобы понять, куда ты идешь, нужно пройти метров пятьдесят по прямой и посмотреть, как это отобразится на экране. По лесной тропе, однако, идти прямо получается далеко не всегда, а стоит сойти с нее – пропадает сигнал. Поэтому, чтобы не попасть впросак, я всегда беру с собой для страховки обычный магнитный компас – а после того случая предпочитаю иметь при себе еще один про запас.

Дело в том, что за день до вылазки в Силькеборгский лес мы с моими спутниками искали «Курган принца Амлета», о котором любил рассказывать купец Бренне из сказки «На дюнах» (см. соответствующую главу). Когда поиски увенчались успехом, его нужно было закрепить, отметив точку в навигаторе. Но тут возникла небольшая проблема: курган находился посреди частного пастбища, и ближе, чем на полкилометра, к нему было не подобраться. Пришлось переключаться в полярную систему координат, а для этого требовалось указать расстояние до кургана и его азимут. Расстояние я прикинул на глаз, азимут взял по компасу, после чего бросил компас в бардачок, и мы направились дальше в сторону Силькеборга. Там нам пришлось разделиться, потому что у части команды отпуск уже подходил к концу и пора было возвращаться на родину. Остальные же высадились на опушке Силькеборгского леса,Илл. 4,5 накинули капюшоны (начинался дождь) и углубились в чащу, не осознавая, что забыли компас в машине и теперь он с каждой секундой удаляется на двадцать метров. Спохватились мы уже на вершине кряжа, но, поразмыслив секунду, пришли к выводу, что так даже лучше: когда сказка сама открывает перед тобой двери, отказываться нельзя.


Илл. 4

Силькеборгский лес

Шли, шли они по сухим листьям и ветвям, которые так и хрустели под их ножонками, и вдруг раздался громкий крик, как будто звали кого-то. Дети остановились и прислушались. Тут закричал орел: какой неприятный крик! Детишки струхнули было, да увидали как раз перед собою невероятное множество чудеснейшей голубики. Как тут устоять?


Илл. 5

Лиственная часть Силькеборгского леса

И они пошли, вышли на проезжую дорогу, но она не вела домой. Стемнело, жутко стало детям. В лесу стояла странная тишина; лишь изредка раздавался резкий, неприятный крик филина или другой какой-то незнакомой детям птицы… Наконец дети застряли в кустах и расплакались. Наплакавшись, они растянулись на сухих листьях и уснули.

Наприключались мы в тот день под стать героям Андерсена – даже голубику ели, разве что не плакали, обнявшись, под кустом. Конечно, можно было просто выйти на юг к железной дороге, но разве так поступили бы сказочные дети, заплутавшие в лесу? Атмосферности добавляло то, что мы на самом деле толком не знали, куда идти: степь Сейс не обозначена на большинстве электронных карт, а наличие в окрестностях одноименного поселка, строго говоря, еще ничего не значит. Но сказка отблагодарила нас за доверие и не подвела: мы спустились с кряжа как раз где нужно и вышли из леса прямо к ограде заповедника. Правда, поскольку дело было в мае, пустошь оказалась бурой, а не лиловой (вереск цветет во второй половине лета), но впечатление все равно получилось что надо. А правильно мы все сделаем в следующий раз – и, может быть, даже цыганку с волшебными орехами встретим.

Оглавление книги


Генерация: 0.089. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз