Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Княжево

Княжево

Так звалось одно из селений, располагавшееся прежде в южных предместьях Петербурга, на территории нынешнего Кировского района Петербурга. «Топонимическая энциклопедия Санкт-Петербурга» 2003 г. определяет границы Княжево следующим образом: «между пр. Стачек, рекой Красненькой, Балтийской железнодорожной линией, ул. Подводника Кузьмина, пр. Ветеранов, ул. Зины Портновой, Ленинским пр. и Соломахинским проездом».

О существовании местности Княжево сегодня уже практически ничего не напоминает. C названием Княжево был связан Княжеский проезд, названный так в 1909 г. В октябре 1923 г. он стал Красноармейским переулком, но до середины 1950-х гг. старое название в разговорах употреблялось наряду с новым. Проходил он от нынешнего проспекта Стачек до проспекта Народного Ополчения и исчез в начале 1960-х гг. Улицы, проходившие в Княжево, исчезли при реконструкции района.

«Название основанного в 1904 г. „пригородного дачного и зимнего“ поселка Княжево нам кажется незаслуженно забытым, – справедливо отмечал краевед Николай Николаевич Гольцов в своей книге, посвященной истории Оранэлы (речь о ней пойдет далее) и изданной в 2006 г. – Хотя поселка не существует с 1960-х гг., название местности в его исторических границах в XXI в. может возродиться как Княжево, наравне с более демократичным наименованием соседнего дачного поселка Дачное».


Княжево на карте Петрограда, 1916 г.

Что ж, с той поры прошло всего четыре года, и Княжево вернулось на карту нашего города. В начале февраля 2010 г. депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга одобрили переименование Муниципального округа № 25 в «Княжево». Ранее муниципальный совет МО № 25 на своем заседании принял решение о переименовании муниципального образования. Депутаты присвоили своему МО название «Муниципальный округ „Княжево“».

…Основателем Княжево являлся князь Николай Евгеньевич Куткин, купивший весной 1904 г. участки земли по левой стороне Петергофского шоссе. На севере его имение граничило с владениями колониста Шеффера, на юге – колониста Берча. «Доверитель мой, князь Куткин, приобрел на 10-й версте Петергофского шоссе, близ больницы „Всех Скорбящих“ ведомства Учреждений Императрицы Марии, значительный земельный участок с целью устроить пригородный поселок, решив за свой счет замостить до 15 верст прокладываемых на участке улиц, установить освещение новых улиц, сделать посадки деревьев вдоль них и в дворовых местах», – указывал весной 1904 г. инженер князь Брандт, обращаясь в Городскую управу.

В октябре 1904 г. Н.Е. Куткин обратился в управу с ходатайством об утверждении планировки улиц на принадлежащем ему участке земли «для образования нового поселка, с присвоением ему наименования „Княжево“». В 1906 г. Куткин представил обновленный план «пригородного дачного и зимнего поселка Княжево», который утвердил губернатор Петербурга.

Как отмечает исследователь Н.Н. Гольцов, согласно этому плану, поселок Княжево «Петергофского уезда, по Петергофскому шоссе под №№ 128 и 130» (ныне – пр. Стачек, 114 – 126) протянулся от шоссе до линии Балтийской железной дороги. Почти перпендикулярно шоссе пролегли Тургеневская пешеходная аллея, Стальная улица, Натальинский, Трамвайный, Княжеский и Платформенный проспекты; параллельно Петергофскому шоссе шли Тасин проспект, Аткарская, Мазиниевская, Державинская и Чеховская улицы. Кстати, название Стальной улицы было связано с тем, что еще в конце XIX в. часть земель приобрело здесь акционерное общество «Сталь», одним из учредителей которого являлся великий князь Петр Николаевич.


Здание Княжевской подстанции Оранэлы (пр. Стачек, 91). Фото автора, октябрь 2008 г.

«На плане отмечено, что часть территории поселка севернее участка № 50 по Трамвайному проспекту поросла лесом (по фамилии прежних владельцев лес назывался Баташевским), – указывает Н.Н. Гольцов. – На юго-восточном краю поселка предусматривалось место для полустанции при Балтийской железной дороге» на расстоянии шести верст от Балтийского вокзала».

В 1910 или 1911 гг. имение Княжево перешло к статскому советнику Якову Ивановичу Куткину, а после его смерти – к вдове княгине Анастасии Валентиновне Куткиной и ее шести несовершеннолетним детям.

…Когда-то первая трамвайная остановка после Автово, на пути в Стрельну, так и называлась – «Княжево». Находилась эта остановка возле сохранившегося до сих пор здания (пр. Стачек, 91) тяговой преобразовательной подстанции Оранэлы – первой в России электрической железной дороги, которую строили перед революцией из Петербурга до Ораниенбаума. Краснокирпичное здание Княжевской подстанции, возведенное в середине 1910-х гг., является не только оригинальным памятником промышленной архитектуры начала ХХ в., но и напоминанием об уникальном проекте того времени, каким стала Оранэла.

В конце XIX – начале ХХ в. предлагалось немало проектов устройства за Нарвской заставой конно-железной дороги и даже электрического трамвая, но все они оставались на бумаге. Наконец, после многолетних согласований и волокиты, в 1909 г. Николай II утвердил устав Общества Ораниенбаумской электрической железной дороги. Его учредителями стали инженеры путей сообщения С.А. Бернатович, А.А. Кистер и Л.И. Осташев, а также стрельнинский землевладелец князь А.Д. Львов и основатель поселка Дачное С.К. Максимович. Однако к работам по сооружению этой первой в России частной железной дороги на электрической тяге удалось приступить только в 1913 г.

Учредителем Общества, его движущей силой являлся инженер С.А. Бернатович, проектирование и строительство дороги опиралось на выдающиеся разработки петербургских электротехников, в которых участвовал и знаменитый Г.О. Графтио. Среди исторических лиц, причастных к проектированию и строительству дороги, оказались бельгийские, французские и русские банкиры, землевладельцы.

«Более трех лет потребовалось на исполнение всех формальностей, связанных с сооружением нового пути сообщения, – говорилось в июне 1913 г. в „Петербургском листке“. – Ораниенбаумская дорога явится по счету всего третьей из электрических дорог в Европе. Последние пока распространены лишь в Новом Свете… Постройка пути в две колеи будет производиться под руководством инженера А.А. Кистера и А.А. Каменского, электрическое оборудование поручено европейскому специалисту – бельгийскому инженеру г. Расону».

В августе 1912 г. директор правления Общества Ораниенбаумской электрической железной дороги бельгийский подданный Лоран (Лаврентий Эдуардович) Меус приобрел у наследников Куткиных северную часть имения Княжево для сооружения «вагонного сарая и мастерских общества». Их строительство началось в 1914 г. на Стальной улице.

Появление бельгийского подданного не было случайным: Общество Ораниенбаумской железной дороги не имело достаточных собственных средств для осуществления проекта, поэтому большинство акций купили французские и бельгийские инвесторы. Именно поэтому Лорана Меуса, являвшегося директором антверпенского «Банка общественных вкладов», а также «членом правления афинского трамвая», направили в Петербург. Впоследствии, как отмечает исследователь Н.Н. Гольцов, Меус побывал в Баку и Самарканде, где также вел переговоры о строительстве городских трамвайных линий…

В отчете Общества Ораниенбаумской электрической железной дороги о состоянии работ на 1 июня 1914 г., в частности, сообщалось: «…Силовые подстанции. Княжево. Земля под здание и службы отчуждена, заготовлена часть материалов, приступлено к земляным работам по сооружению фундаментов… Электрическое и механическое оборудование всех трех подстанций в Княжеве, Стрельне и Мартышкине заказано; к постройке зданий приступается. Здания вагонного сарая (на 60 моторных вагонов) и главных мастерских сооружаются в Княжеве. Железобетонные каркасы и крыши обоих зданий готовы, выводятся стены, производится доделка зданий».

В декабре 1915 г. акционерное общество «Вайс и Фрейтаг» в основном закончило сооружение в Княжеве двух кирпичных зданий депо – ремонтных мастерских и «вагонного сарая» (ныне – трампарк № 8 на пр. Стачек, 114). Во дворе парка стояло бревенчатое одноэтажное здание Управления дороги.

«Сооружение трамвайного парка на углу Трамвайного проспекта не было „счастливым совпадением“, – считает Н.Н. Гольцов. – Скорее всего, князь Н.Е. Куткин был знаком с будущими учредителями Ораниенбаумской электрической ж.д., знал о месте сооружения здания вагонного депо спроектированной ранее трассы – будущей Оранэлы – и поэтому уверенно назвал один из проездов основанного им в 1904 году поселка Трамвайным проспектом».

Ведь еще в 1904 г. Н.Е. Куткин через своего доверенного, инженера князя Брандта, обратился в Городскую управу с предложением продлить через свой участок Путиловскую линию конно-железных дорог, доходившую только до поворота в деревню Емельяновку. Правда, тогда Управа отказала…

Строительство Ораниенбаумской дороги шло с большими трудностями: много усилий тратилось на процесс отчуждения земель у частных владельцев для строительства путей и подстанций. Сложность усугублялась тем, что земли вдоль Петергофской дороги принадлежали Придворному ведомству и многим аристократическим семьям, а прокладка линии по парковым землям в Петергофе требовала разрешения Кабинета Его Императорского Величества.


Тариф на проезд пассажиров по Ораниенбаумской электрической линии, 1926 – 1927 гг.

Тем не менее даже начало Первой мировой войны, обернувшейся для дороги немалыми проблемами (резко сократилось финансирование проекта, на фронт мобилизовали лучшие кадры, нарушились связи с зарубежными партнерами, которые поставляли новое оборудование), не остановило реализацию проекта. Как ни странно, война «помогла» с подвижным составом: в Петроград из Риги эвакуировали полуоткрытые трамвайные вагончики.

Открывалась дорога участками. Первый, пробный участок дороги, от депо Княжево до Путиловского завода, открылся для пассажирских перевозок в декабре 1915, а 9 января 1916 г. состоялось торжественное открытие участка от Нарвских ворот до Путиловского завода. Здесь, у ворот, оканчивалась трасса городского электрического трамвая. Регулярное движение от Путиловского завода до Княжево началось 15 ян варя 1916 г.

Как сообщалось в июне 1916 г. в петроградской «Газете-копейке», «сейчас движение вагонов открыто до местечка Княжево, что в 7 верстах от Петрограда, с 25 июня движение трамваев будет продолжено до деревни Ульянки. Весь маршрут оплачивается десятью копейками… Новый трамвай значительно разгрузит Балтийскую линию, т.к. бо?льшая часть пассажиров будет пользоваться трамваем. Особенное удобство представляется для живущих в Княжеве и Дачном и работающих на Путиловском и других заводах Нарвского района». Осенью 1916 г., как указывает исследователь Н.Н. Гольцов, закончились все строительные работы на участке от Ульянки до Привала, и трамвайные поезда пошли по всей линии от Петрограда до Лигово.

В 1918 г. дорогу национализировали, причем в жестоких условиях Гражданской войны по ней обеспечивалось регулярное движение. В 1920 г. она получила наименование «Ораниенбаумская электрическая линия Северо-Западных железных дорог». В обиходе ее называли Оранэлой, или Ораниенбаумкой. В 1924 г., после устройства контактной сети, действующий участок продлили до центра Стрельны. К тому времени недостроенную часть Оранэлы между Стрельной и Ораниенбаумом разобрали. Электрическое оборудование направили на рудники Урала, рельсы – в Баку для строительства электрифицированной железной дороги к нефтепромыслам на Апшеронском полуострове. Тем не менее уцелевшие сооружения Оранэлы сохранились до сих пор в районе железнодорожных станций Мартышкино и Университет.

В 1920-х гг. существовал клуб Оранэлы (им. Ленина). Как отмечает Н.Н. Гольцов, он разместился в деревянном одноэтажном доме бывшей владелицы имения Княжево княгини А.В. Куткиной на Петергофском шоссе, 134. Здесь проходили спектакли драматического кружка, репетиции самодеятельного духового оркестра. На открытой веранде находилась эстрада, на которой в выходные дни давались спектакли. В 1927 г. при клубе открылась лыжная станция, а в 1930 г. клуб переместился в здание бывшей Княжевской тяговой подстанции.


Немецкие солдаты у трамваев на стрельнинской линии, оказавшихся «по ту сторону» блокадного кольца

В 1929 г. Ораниенбаумскую линию передали Управлению городских железных дорог Ленинграда, и она стала именоваться Стрельнинской трамвайной линией. В том же году трамвайный парк в Княжеве получил имя рабочего-большевика Ивана Ефимовича Котлякова – участника трех революций, впоследствии члена ЦИК СССР и ВЦИК, члена президиума облисполкома и Ленинградского совета. После войны практически полностью уничтоженное полотно Стрельнинской линии пришлось строить заново. Только в 1952 г. трамвай пошел в Стрельну. Затем, в 1970-х гг., она стала первой в нашей стране трассой скоростного трамвая. В настоящее время по трассе бывшей Оранэлы ходит трамвай 36-го маршрута – до Константиновского дворца в Стрельне…

В 66-ю годовщину со дня начала ленинградской блокады, 8 сентября 2007 г., напротив трампарка № 8, около дома № 114 по проспекту Стачек, появился памятник «Блокадный трамвай». Он представляет собой ретровагон, восстановленный реставраторами в мельчайших деталях. Именно такие электрические машины серии МС ходили по улицам блокадного города. Надпись на стеле, установленной рядом с ретротрамваем, гласит: «Здесь в сентябре 1941 г. Петергофское шоссе было перекрыто трамвайными вагонами для защиты Ленинграда от фашистских танков».

Оглавление книги


Генерация: 0.341. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз