Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Комендантский аэродром

Комендантский аэродром

Название этого района новостроек своими корнями уходит в глубь петровских времен, когда право пользоваться этим участком земли по повелению Петра I получили коменданты Петропавловской крепости, и его стали называть Комендантской дачей, а позднее – Комендантским полем. Долгое время Комендантское поле находилось на «задворках» ближайших к столице дачных мест. В XIX в. это была глухая и малозастроенная территория: на карте 1831 г. тут отмечены огороды и поля, перемежавшиеся кустарниками и рощицами. Единственной постройкой являлась Комендантская дача, хозяин которой сдавал окрестные земли в аренду.


Аэродром на Комендантском поле на карте Петербурга, 1914 г.

Окрестности Комендантской дачи не случайно выбрали местом трагической дуэли Пушкина и Дантеса в 1837 г.: ее участники хорошо знали эту местность. Пушкин два сезона снимал дом по соседству – на Черной речке между нынешними Ланским шоссе и Торжковской улицей, а Дантес вместе со своим кавалергардским полком проводил август на постое в Новой Деревне. Если летом на Черной речке кипела светская жизнь, то зимой здесь царили тишина и спокойствие. Поэтому здесь не могло быть лишних, посторонних глаз…

В истории Петербурга Комендантское поле вошло как место, где происходило рождение русской авиации. С 1908 г., когда в столице возник Императорский Всероссийский аэроклуб, располагавшийся рядом Коломяжский (Удельный) ипподром использовался для испытания летательных аппаратов, а в мае 1910 г. здесь состоялась первая в России Авиационная неделя.

Она вызвала огромный интерес у публики, однако скаковое поле ипподрома было не очень удобным для полетов, и в Аэроклуб поступали самые разные предложения относительно места для устройства аэродрома. Как наиболее подходящее, «чрезвычайно удобное по своей величине и близости к Петербургу», выбрали до сих пор использовавшееся под огороды Комендантское поле. В то время оно арендовалось товариществом «Крылья» у коменданта Санкт-Петербургской (то есть Петропавловской) крепости, поэтому и аэродром сперва тоже назывался «Крылья». По договору вся спортивная и техническая сторона возлагалась на Аэроклуб, а коммерческая – на товарищество. Кстати, по договору, утвержденному позднее, в 1912 г., территория аэродрома арендовалась у коменданта крепости Всероссийским аэроклубом на двенадцать лет, начиная с 1 января 1914 г., с платой 13 тыс. руб. в год.

В короткий период Комендантское поле стало аэродромом: его оградили, построили трибуны и ангары, сделали подъездные пути и т. д. Для производства работ направили команду саперов и телефонистов одного из расквартированных в столице саперных батальонов. Дабы успокоить устроителей, беспокоившихся, что работы не успеют закончить за отведенный небольшой срок, подрядчик С.А. Туган-Барановский ссылался на свой богатый опыт авральных мероприятий: точно в срок «выстроил» и Нижегородскую ярмарку, и московскую Ходынку к коронации Николая II, и Полтаву к 200-летней юбилейной годовщине победы над шведами.


Моноплан пролетает мимо трибун Коломяжского ипподрома. 1910 г. Фото Карла Буллы. Из фондов ЦГА КФ ФД СПб

Открытие аэродрома приурочили к первому Всероссийскому празднику воздухоплавания в 1910 г. В афишах и объявлениях это место обозначалось так: «Аэродром товарищества „Крылья“, Коломяги, Комендантское поле». Интерес петербуржцев к Первому Всероссийскому празднику воздухоплавания оказался огромным. Билеты на трибуны аэродрома шли влет, а потому цены были установлены немалые: в ложу – 25 рублей, на простые места – от 5 рублей до 20 коп. Ажиотажем вокруг авиации пользовались и столичные коммерсанты.

Казалось, столица жила исключительно авиацией, а слово «авиатор» («летчик» появился позднее) вызывало бурю восторга. Газетчики иронично замечали, что дамы и те говорили о «моторах», «лошадиных силах» и «пропеллерах».

В день открытия праздника весь Петербург, казалось, устремился на аэродром. По Каменноостровскому проспекту тянулись бесконечная вереница колясок, автомобилей, таксомоторов, извозчиков и переполненные вагоны трамваев. Тысячи петербуржцев стали зрителями состязаний, в которых участвовали аэропланы, аэростаты и воздушные змеи, а присутствие высокопоставленных особ – премьер-министра П.А. Столыпина, председателя Государственной думы А.И. Гучкова, военного министра В.А. Сухомлинова, а также членов императорского дома – показало всеобщее сочувствие авиационному делу. Столыпин и Гучков отважились даже стать добровольцами-пассажирами.

Журнал «Воздухоплаватель», избрав эпиграфом строчки «Безумству храбрых поем мы славу!», писал, что праздник стал «Национальным Русским торжеством», где «наши летчики показали свое умение, свою отвагу, свою беззаветную храбрость». У всех на устах были фамилии бесстрашных летчиков – М.Н. Ефимова, Л.М. Мациевича, Н.Е. Попова, В.А. Лебедева, Г.С. Сегно, Б.В. Матыевича-Мациевича, Г.В. Пиотровского, А.А. Кузьминского (племянника Л.Н. Толстого). Они состязались в полетах на дальность, высоту и скорость, демонстрировали точность приземления, грузо подъемность своих летательных аппаратов.


Сигнальная мачта и метеорологический пост на Комендантском аэродроме во время Всероссийского праздника воздухоплавания в сентябре 1910 г. На вышке – студенты-путейцы измеряют скорость ветра, температуру и т. д.

Во время праздника группа студентов Института инженеров путей сообщения в количестве сорока человек производила различные измерения, связанные с полетами. Руководил группой преподаватель института инженер Н.А. Рынин, занимавшийся воздухоплаванием не только в теории, но и на практике: летом и осенью 1910 г. он совершал целый ряд продолжительных полетов на аэростатах аэроклуба, за которые получил звание «пилота-аэронавта», а также серию полетов на аэропланах аэроклуба, необходимых для звания «пилота-авиатора».

…Всероссийский праздник воздухоплавания омрачила гибель знаменитого русского авиатора, ставшего любимцем публики, капитана морского флота Льва Макаровича Мациевича. Это произошло 24 сентября 1910 г. Во время полета «на приз высоты» самолет внезапно «клюнул» носом, и случилась катастрофа – ничем не закрепленный на своем сиденье пилот выпал из кабины.

Без преувеличения можно сказать, что Льва Мациевича торжественно хоронила вся столица. Петербургская печать называла его «Первой Жертвой Русской Авиации», а Николай II назначил пенсии – вдове погибшего авиатора 1800 руб. в год и его дочери 600 руб. в год. Трагическая гибель авиатора отозвалась во всем обществе.

К сожалению, гибель Льва Мациевича в сентябре 1910 г. оказалась не единственной трагедией, случившейся в те годы на Комендантском аэродроме. 10 мая 1911 г., за несколько дней до начала Второй С.-Петербургской международной авиационной недели, на Комендантском аэродроме разбился французский авиатор Ф. Флежьер, совершавший полеты на рижском аэроплане.

К счастью, эта катастрофа не закончилась смертью пилота. Однако начало Второй авиационной недели ознаменовалось страшной бедой. В первый же ее день, 14 мая 1911 г., на глазах у тысяч зрителей трагически погиб молодой авиатор Владимир Федорович Смит.

По роковому стечению обстоятельств, место гибели Смита, случившейся 14 мая, находилось недалеко от места падения Льва Мациевича. Не менее символично и то, что на 16 мая планировалась установка памятного знака на месте падения Мациевича. Массивную гранитную плиту, сооруженную Высочайше утвержденным «особым комитетом на усиление флота» на добровольные пожертвования, открыли в намеченный срок. Вблизи появился скромный крест на месте гибели Смита, собранный из обломков его аэроплана. «Аэродром превращается в кладбище для летающих людей», – печально констатировал обозреватель «Петербургской газеты».


Памятный знак на месте гибели Льва Мациевича между Аэродромной улицей и Богатырским проспектом. Фото автора, июнь 2007 г.

Однако вот какой парадокс. Памятный знак в честь Мациевича уцелел до наших дней среди новостроек бывшего Комендантского аэродрома, в сквере между домами № 11 и № 13 по Аэродромной улице. А про трагическую смерть Смита не напоминает ничего. Более того, не сохранились ни лютеранская церковь Христа Спасителя на Загородном проспекте, где отпевали Смита, ни Тентелевское лютеранское кладбище за Нарвской заставой, где его похоронили…

Однако трагические происшествия не остановили порыва русских авиаторов. Комендантский аэродром стал свидетелем не только трагических, но и славных страниц авиации. 9 октября 1910 г. с Комендантского аэродрома был совершен ставший рекордом того времени беспосадочный перелет в Гатчину, а в 1911 г. – первый воздушный перелет из Петербурга в Москву. Правда, из девяти авиаторов, стартовавших в Петербурге, только один смог достичь Первопрестольной…

Комендантский аэродром служил не только местом показательных полетов, но и серьезным учебным центром. 3 мая 1912 г. здесь открылась авиационная школа Всероссийского аэроклуба. «Из ангаров выглядывали чистенькие, приведенные в полный порядок аэропаланы, – описывал атмосферу того дня репортер „Петер бургского листка“. – Вот стоят солидные „Фарманы“, полные сознания своего достоинства. Пускай говорят, что они громоздки, неуклюжи. Все-таки до сих пор это самые устойчивые, самые надежные из всех летательных аппаратов. А вот и изящные стрекозы „Блерио“. Так и кажется, что вот-вот они вылетят из своих ангаров и устремятся в высоту. В других ангарах стоят новые аппараты других конструкций».

Еще одна ипостась Комендантского аэродрома – это испытательный полигон отечественного самолетостроения. Дело в том, что власти отвели аэродром для испытания аэропланов, произведенных на частных заводах. С этого времени арендная плата за землю взималась не только с Всероссийского аэроклуба, но и с тех фирм, чьи ангары располагались возле летного поля. Большинство из них, разумеется, принадлежали Руссобалту и 1-му Товариществу воздухоплавания.

Любопытно, что иногда территория Комендантского аэродрома, находившегося в ведении Всероссийского аэроклуба, служила не только задачам авиации. К примеру, в мае 1913 г. здесь проходили открытые испытания сельскохозяйственных тракторов и автомобильных «плугов-гигантов». Этим испытаниям предшествовала проходившая в мае того же года IV Международная автомобильная выставка в Михайловском манеже, состоявшая под «Высочайшим покровительством Его Императорского Величества». В рамках выставки действовал сельскохозяйственный отдел, где среди прочих современных орудий труда экспонировались трактора. Сознавая государственную значимость земельного вопроса, Главное управление земледелия и землеустройства по окончании выставки решило устроить испытания представленных тракторов.

Впрочем, вернемся к авиационной теме. Любопытно, что именно с Комендантского аэродрома был совершен первый в нашей стране официальный авиарейс по доставке почты из Петрограда в Москву.

Первый рейс авиапочты стал большим событием. 29 марта 1918 г. на Комендантском аэродроме было необычайно многолюдно. Летчики принимали мешки с письмами и пакетами, отвечали на вопросы собравшихся. Самолеты поднялись и взяли курс на Москву. А 31 марта сообщение об этом событии появилось в газете «Правда».

В советское время на Комендантском аэродроме испытывали свои машины первые русские авиаконструкторы Я.М. Гаккель, И.И. Сикорский и др. Недалеко оборудовали первую в России авиационную станцию, производившую сборку и испытания иностранных самолетов. Испытывал самолеты внук художника Айвазовского летчик К.К. Арцеулов, а его учениками стали В.П. Чкалов и М.В. Водопьянов. Здесь же испытывались и отечественные самолеты, строившиеся на Русско-Балтийском заводе в Новой Деревне – «Русский Витязь» и «Илья Муромец». На Комендантском аэродроме сначала в аэродромной команде, а затем в качестве пилота работал будущий авиаконструктор С.В. Ильюшин.

В 1921 г. отсюда взлетали самолеты на подавление мятежного Кронштадта. В 1920 – 1930-х гг. здесь обучались летному делу курсанты-учлеты (ученики летчиков) Военно-теоретической школы ВВС РККА.

Огромную роль Комендантский аэродром сыграл во время ленинградской блокады. Здесь приземлялись Ил-2 и «Дугласы», привозившие продовольствие и увозившие на Большую землю ленинградцев. Кроме того, на Комендантском аэродроме базировались полки истребительной авиации.

После войны, до 1959 г., здесь располагались транспортная авиация Ленинградского военного округа, а также ряд служб и подразделений Военной инженерной академии им. А.Ф. Можайского и Военной академии связи. В 1963 г. полеты с Комендантского аэродрома прекратились. По воспоминаниям коломяжских старожилов, территория бывшего Комендантского аэродрома представляла собой к концу 1960-х гг. огромное пространство, занятое огороженными складами и хозяйственными постройками, многие из которых стояли заброшенными. Пустые места представляли собой главным образом болотистые участки, поросшие кустарником и камышами.

В начале 1970-х гг. началась застройка территории бывшего Комендантского аэродрома. Первые жилые корпуса нового района вошли в строй в 1973 г. К сожалению, на деле возводился достаточно монотонный и скучный типовой район новостроек, лишенный какого-либо своеобразия. Как отмечает архитектор Сергей Шмаков, участвовавший в планировании 7-го и 9-го кварталов района Комендантского аэродрома (между проспектом Испытателей и Парашютной улицей), под индивидуальные проекты отводилось лишь двадцать процентов застройки. Значительную часть новостроек составляли так называемые «дома-корабли», которые выглядели пристойно лишь первые несколько лет после окончания строительства. Затем их гладкие бетонные фасады, покрашенные нестойкими к сырой питерской погоде красками, начинали облупливаться, облезать, так что районы стали напоминать бедные трущобы из советских пропагандистских фильмов про ужасы «западного образа жизни».

Кроме того, «дома-корабли» решали в ту пору, в 1970-х гг., насущные проблемы – расселение коммуналок и быстрое обеспечение советских людей отдельными квартирами. В жертву приносились качество жилья и его долговечность. «Корабли», как и хрущевки 1960-х гг., воспринимались как временное жилье: им отводился срок жизни в двадцать– тридцать лет. Таким образом, сегодня значительная часть этих зданий уже исчерпала свой ресурс…


Новая высотная доминанта Приморского района – «дом со шпилем» на углу Коломяжского и Богатырского проспектов. Фото автора, июнь 2007 г.

В названиях магистралей новостроек бывшего Комендантского аэродрома отражалась история отечественного воздухоплавания. Здесь существуют Аэродромная и Парашютная улицы, Богатырский проспект и проспект Испытателей, аллеи Котельникова и Поликарпова, площадь Льва Мациевича и т. д. На Аэродромной улице, как память о бывшем аэродроме, до сих пор сохранился памятный камень на месте гибели Льва Мациевича. «..Пал жертвою долга…» – гласит надпись на гранитном постаменте.

Строительная лихорадка, охватившая Петербург на рубеже XX – XXI вв., не обошла стороной и этот район, буквально в считаные годы оказавшийся застроенным новыми жилыми кварталами и многочисленными торгово-развлекательными центрами. Бывший Комендантский аэродром за короткое время превратился в один из самых комфортных и достаточно престижных районов новостроек, насыщенный множеством универсальных магазинов, гипермаркетов, а также торгово-развлекательных комплексов.

Новый облик району придали многочисленные высотные здания. «Небоскребы» на Комендантском архитекторы планировали еще в советское время, один из них даже успели построить – 70-метровую башню «Ленгидропроекта» на углу Байконурской улицы и проспекта Испытателей. Она стала первым высотным зданием в Приморском районе. Однако настоящие небоскребы появились в этих краях уже в постсоветское время.

Кстати, необходимо внести важное уточнение: непосредственно новостройками Комендантского аэродрома принято считать территорию, ограниченную Коломяжским проспектом, Черной речкой, проспектом Сизова и Парашютной улицей. По крайней мере именно такие границы района обозначены в пользующейся непререкаемым авторитетом «Топонимической энциклопедии Санкт-Петербурга». Обширный район, расположенный западнее, именуют «озером Долгим», а границами его называют Богатырский проспект, Камышовую улицу, Планерную улицу, Шуваловский проспект, Парашютную улицу и проспект Сизова.

Таким образом, получается, что Комендантская площадь и Комендантский проспект лежат за пределами района Комендантского аэродрома и относятся к новостройкам «озера Долгого». Между тем именно Комендантская площадь является сегодня центром огромного нового района, где развернулся настоящий строительный бум последних лет. Здесь мы имеем возможность воочию смотреть за появлением настоящего «Нового Петербурга» начала XXI в.

Оглавление книги


Генерация: 0.786. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз