Книга: Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу

Театр и площадь Корпораций

Театр и площадь Корпораций

Следующий блок зданий, стоящий с северной стороны декумануса, — это самый масштабный комплекс общественных построек в Остии. Он включает два объекта: театр и так называемую площадь Корпораций (Piazzale delle Corporazioni).

Театр был построен Агриппой, ближайшим сподвижником Августа. Он вмещал три тысячи зрителей. Нынешние камни относятся к перестройке II века н. э., когда театр был увеличен и теперь мог принять дополнительно еще тысячу человек. Посвятительная надпись сообщает, что сделали это императоры Септимий Север и Каракалла, но печати на кирпичах показывают, что работы начились про Коммоде. Коммод, как мы помним, питал особую страсть к гладиаторским забавам — не исключено, что и в Остии он выступал на арене. Во всяком случае, убранство театра изобилует изображениями Геркулеса, а Коммод считал себя воплощением этого полубога. То, что он не упомянут в посвятительной надписи, — следствие «проклятия памяти» (damnatio memoriae), которому он был подвергнут после смерти.

Возле театра когда-то стояла Арка Каракаллы, так что все сходится. С другой стороны, исторические сведения о правлении Клавдия II скудны, как и о большинстве «солдатских императоров» III века. Во всяком случае, никаких надежных свидетельств того, что он отменил политику терпимости к христианам, принятую его предшественником Галлиеном, не существует. А «Деяния святых», конечно, монументальный памятник, но все-таки считать его надежным историческим источником трудно. Между прочим, даже из пристрастного христианского описания очевидно, с каким упорством римские чиновники, включая озлобленного императора (iratus Claudius), пытаются предложить христианам пути к отступлению и с каким упорством христиане отказываются, предпочитая умереть за свои убеждения. «Деяния святых» (Acta Sanctorum) заслуживают отдельного пояснения. Это гигантское (на данный момент 68-томное) собрание всех жизнеописаний католических святых, построенное по календарному принципу (по дням чествования святых). Трудно найти другой исследовательский и издательский проект, который продолжался бы так долго: первый том (покрывающий январь) вышел в 1643 году, последний на сегодняшний день (за ноябрь) — в 1940-м, и работа продолжается. Этот монументальный труд, который тянется уже больше трехсот лет, организует общество болландистов — группа филологов, богословов и историков, когда-то организованная в Бельгии орденом иезуитов. С первых лет существования проекта он был нацелен на тщательное научное изучение источников, сравнение всех доступных рукописей, разночтений, копий, изучение не только стиля, но и методов и материалов письма. Работа болландистов способствовала выделению текстологии в отдельную область гуманитарного знания.

Между тем в 197 году Септимий Север, обращаясь с речью к Сенату, счел нужным заступиться за Коммода: «Вы поносите покойного Коммода, который убивал на арене диких зверей, — а между тем на днях один из вас, старик и бывший консул, развлекался в Остии с проституткой, одетой в леопардовую шкуру». Должно быть, это развлечение было публичным (в противном случае сравнение с Коммодом неуместно — мало ли кто как развлекается у себя дома) и происходило как раз на арене театра.

То, что мы видим сейчас, — в значительной степени реставрация 1920-х годов. Часть украшений театра — штукатурка, фигурные маски, мраморные колонны (на одной из колонн — рельеф с изображением гения и посвятительной надписью, с которой отчего-то соскоблено имя чиновника) — сохранились и стоят на своих местах. Сцену театра можно было залить водой. Этот импровизированный бассейн получался неглубоким — около полутора метров, — так что о постановочных морских сражениях речь, конечно, не шла. Но легко можно себе представить какие-нибудь водные акробатические упражнения и танцовщиц, одетых (или не очень одетых) в костюмы нереид.


Корабли и маяк. Мозаика на площади Корпораций.

За театром находится огромная прямоугольная площадь, построенная примерно в то же время, что и театр. В центре ее стоял небольшой храм — вероятно, храм Вулкана, бога-мастерового и покровителя Остии. По периметру шел портик (где посетители театра могли прогуливаться до и после представлений), а под портиком размещались многочисленные небольшие помещения. Эти помещения имели какое-то отношение к корпорациям или гильдиям, работавшим в Остии. Две главных профессии, представленные на площади Корпораций, — это корабельщики (naviculari) и купцы (negotiantes). Скорее всего, комнатки вокруг площади были конторами, где деловые люди могли обсудить поставки зерна, амфор или диких зверей. Перед многими конторами — рекламные мозаики; в частности, на них представлены сообщества канатчиков, дубильщиков, купцов из африканского города Сабрата (с изображением не слишком реалистичного слона), корабельщиков из Карфагена, корабельщиков и купцов из Каралиса (ныне Кальяри на острове Сардинии), корабельщиков из галльского города Нарбона, александрийцев и лодочников. Занятие лодочников было особенно важным: они разгружали товары с больших кораблей и на плоскодонных баржах по Тибру доставляли их в Рим. Другие мозаики на площади изображают традиционные остийские мотивы: дельфинов, корабли и маяк в соседнем Портусе.


Орфей. Фреска из катакомб Св. Каллиста.

По надписям видно, каким интернациональным городом была Остия. Наверняка на ее улицах и в доках звучала речь на множестве языков, а в бар к Фортунату заходили моряки, удивлявшие старожилов необычными нарядами и цветом кожи.

Между театром и банями Нептуна сохранились остатки небольшой христианской часовни. Хотя надписи на том, что осталось от ее стен, современные, рядом стоит мраморный саркофаг, который, возможно, хранил останки христианина. На это указывают два факта. Во-первых, рельеф на саркофаге изображает пастуха, играющего на лире. Это, несомненно, певец Орфей — но Орфей в ранней христианской традиции часто сближался с Христом, особенно в его ипостаси «доброго пастыря». Во-вторых, на крышке саркофага (сейчас она в остийском музее) написано: «Здесь Кириак покоится с миром» (Hic Quiriacus dormit in pace). Хотя ничего специфически христианского в этой надписи нет, из «Деяний святых» известно о некоем Кириаке, остийском епископе, который был казнен вместе с обращенной им паствой «у арки, возле театра» в короткое правление императора Клавдия II, в 269 году н. э. Может быть, это саркофаг того самого Кириака?

Оглавление книги


Генерация: 0.382. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз