Книга: Тироль и Зальцбург

Восточный Тироль: труба зовет...

Восточный Тироль: труба зовет...

По мере удаления от столицы Тироля, вглубь края и выше в горы, все заметнее становится разница в образе жизни населения, в их диалектах, традициях и пристрастиях. Так, жители Шваца на протяжении 400 лет добывали серебро. В XVI веке этот сегодня маленький городок по величине сравнивался с Веной, и не мудрено, ведь в шахтах вблизи него работало до 20 000 рудокопов. Сегодня недействующие серебряные рудники Шваца являются музеем государственной значимости. Жители тоже небольшого города Эрл на границе с Баварией прославили себя в следующем веке, точнее в 1613 году, когда решили провести первое из доныне существующих театральных представлений «Страсти Господни». Живописное селение Раттенберг притягивает гостей своей средневековой архитектурой, в Крамзахе имеется отличный Музей крестьянских усадеб; Альпбахталь также славится крестьянскими усадьбами, но в дополнение к ним проводит европейский форум «Альпбахталь» – ежегодное собрание ученых с мировыми именами, приезжающих сюда ради шумных дискуссий, семинаров и развлечений на лоне природы.

Обитатели долины Циллерталь находят занятие даже там, где ничего нет, а именно на леднике Хинтертукс, который лишен почвы, зато богат питьевой водой. Упакованное в огромные глыбы, это «сокровище» круглый год обеспечивает местное население работой. Результат нелегкого труда – пиво, прозрачное, холодное и, как уверяют любители, очень вкусное. Убедиться в качестве циллертальского пенного напитка можно в первое воскресенье мая, когда в городках долины устраивается праздник весны с танцами, шутками и, конечно, морем пива, в данном случае особо крепкого (22°).

Живописный и весьма популярный среди горнолыжников, этот район принадлежит Унтерланду (от нем. unter – «нижний» и Land – «земля»), как принято называть ту часть Тироля, которая находится ниже или восточнее Инсбрука. Здешние горы Карвендел, Рафангеберг, Вильдер-Кайзер и Цам-Кайзер, Туксер и гряда близ Китцбюэля поражают своей высотой и крутизной, а города интересны своим настоящим не меньше, чем прошлым.


В отличие от своих же ледников долина Циллерталь одинаково богата и почвой, и водой

Долина реки Циллер располагается от Инсбрука в 15 минутах езды по автобану в направлении Вены и начинается, как принято считать, городком Енбах. Ее длину тоже исчисляют временем езды, но уже на поезде: 50-минутное путешествие по железной дороге позволяет осмотреть всю Циллерталь снизу, а если подняться на гору Туксер вблизи конечной станции Майрхофен, то и сверху.

Отсюда можно отправиться на экскурсию по 4 разветвлениям долины. Первой на пути будет лежать окруженная скалами Циллергрунд. Параллельно ей располагается Штильлупталь с множеством красивых водопадов. Раскинувшаяся с юго-востока, богатая глетчерами Цамзерталь заслуживает более длительного осмотра, поскольку разделяется на несколько малых долин, каждая их которых обладает своей изюминкой: висячими мостиками, горными хижинами, каскадом водопадов, самой высокогорной деревней с двумя церквями. Чтобы попасть в Дукзерталь – последнюю вице-долину этой местности, – нужно пройти по мосту, подвешенному на 30-метровой высоте над бурлящей горной рекой. Проявив смелость, путник погружается в идиллическую атмосферу настоящего альпийского леса с его таинственной зеленью, первобытной чистотой воздуха и такой же водой, присутствие которой ощущается повсюду. Обилие источников побудило местных жителей устроить в Дукзертале нечто похожее на санаторий. Вначале он состоял из купальни-гостиницы в окружении домиков обслуги, а с течением времени превратился в полноценный курорт.

В долине Шталленталь, между городками Станс и Енбах находится монастырь Святого Георгия и грандиозный замок Тратцберг. Оба строения возвышаются над долиной, словно представляя свою первозданную красоту и заодно приглашая любителей старины осмотреть себя за небольшую плату.


Обрамляющие Циллерталь горы поражают своей высотой и крутизной

Сама Циллерталь в старину часто возникала в стихах и на живописных полотнах. Романтичные литераторы отмечали не столько ее величие, сколько «миловидность ландшафтов, хорошо обработанных, зеленеющих полей. Здесь обитает бодрый, живой народ со своеобразными обычаями и костюмом, большей частью торгующий скотом и перчатками». Те же авторы восхищались жителями Фюгена, «прекраснейшей и самой населенной деревней долины», занимавшимися производством иголок и всяких железных мелочей. Их покровителем был хозяин ближайшего замка Дейгоф, который они сами и построили. В местной церкви рядом с иконами висела картина, изображавшая печальные события 1838 года: погребальную процессию 18 фюгенских стрелков, погибших под обломками обрушившегося дома. Храм и по сей день стоит на вершине горы Келлериох, откуда открывается великолепный вид на Эгцскую долину и деревни Удернс и Рид с большой перчаточной фабрикой. Жители этих сел придерживались евангелистской веры и молились не дома, а ходили на богомолье в Силезию.

Центром долины считался и остается поныне городок Цельам-Циллер – очаровательное местечко, издавна служившее сосредоточием альпийских ремесел, которые изредка выливались в ярмарки и пышные церковные торжества. Теперь он представляет собой небольшой, типично австрийский поселок, но с большими возможностями для зимнего отдыха. Кроме беговой лыжни (21 км), Цельам-Циллер имеет самую длинную (10 км) санную трассу, где, благодаря освещению, удобно кататься по ночам. Заядлым курортникам известны 2 зала для игры в теннис и сквош, 2 катка, в том числе и для керлинга. Отсюда по всей долине курсирует бесплатный лыжный автобус.

Соседний Герлос именуется курортом и жемчужиной Циллерталя, хотя столетие путеводители отзывались о нем, как о «бедной, нелепо растянутой деревне с двумя гостиницами близ моста, в которых слишком часто меняются цены; для того, чтобы не быть обманутым, следует проверять счет». Сегодня это местечко знакомо каждому любителю горных лыж. Считается, что здесь опытный горнолыжник и бывалый путешественник могут осуществить желания, не реализованные в других, более цивилизованных местах. Так или иначе, но в Герлосе даже тогда, когда в долине становится тесно, находится уединенная трасса, например на мягких, беспроблемных склонах горы Фюрстальм. Любители лыжной целины не считают за труд подняться еще выше, на Зауванд, чтобы испытать наслаждение от 5-километрового спуска, очень сложного в конечной своей части. На восточной окраине курорта подъемник доставит катальщика на высоту 1810 м – участок, особенно любимый сноубордистами. Зная об этом, специально для них в Крумбахтале был устроен парк с соответствующим названием «Boarders Town» и со всевозможными вариантами трасс.

Люди, равнодушные к лыжам, приезжают в Герлос просто отдохнуть, понежиться в солярии либо, если позволяет погода, позагорать на террасе, благо солнечных дней в долине гораздо больше, чем пасмурных. Радушие местных жителей, почти домашний уют и обслуживание, ничем не напоминающие о старых временах, привлекают постоянных клиентов. Сюда приезжают, чтобы отметить свой день рождения: именинника поздравляет сам бургомистр, который вместе с подарком оплачивает ужин в ресторане «Искогель».

Финкенберг – милая деревушка в глубине долины, – располагаясь на небольшой высоте (840 м), предлагает своим посетителям 2 лыжные школы, трассы для сноуборда, лыжный детский сад и отличный каток. Здешние подъемники открывают доступ ко всем лыжным местам Циллерталь. Поселок Хиппах является географическим центром долины и выглядит, как обычная тирольская деревня, пленяющая своей традиционно домашней атмосферой. Те, кого больше привлекают светские развлечения, в нем не задерживаются, сразу оправляясь в сказочный городок Майрхофен, до которого отсюда совсем недалеко. Сегодня он не просто конечная станция, а всемирно известный курорт, лежащий у подножия вершин-трехтысячников.

Майрхофен окружает стена покрытых елями гор, создающих впечатление того, что поселок изолирован от внешнего мира. Издалека, особенно зимой, он кажется миражом в снежной пустыне, однако вблизи иллюзии разбиваются о реальность, кстати, весьма привлекательную. Трудно представить обстановку более австрийскую, чем та, что присуща здешней жизни. Грубоватая деревянная мебель, веселенькой расцветки шторы, стулья с гнутыми ножками, живопись на стенах и прочее убранство, неважно, в помпезном отеле «Елизавета» или в скромном пансионате, наводит на мысли о благополучии, к которому австрийцы медленно подходили в течение сотен лет. Узкие улицы города вымощены гранитной брусчаткой. Здесь можно прогуливаться в лыжном костюме (курорт!), с очками, опущенными на шею или развернутыми к спине (спортивная мода!), жуя на ходу яблоко, прихваченное из гостиничного ресторана (шведский стол!). Поездка на главном подъемнике Майрхофена мало чем отличается от полета на вертолете или параплане. Кабина скользит почти вертикально, вдоль поросших лесом скал, открывая взгляду потрясающие панорамы.

Долгими вечерами, когда на улице холодно и темно, в каждом из нескольких местных отелей работают рестораны, бары, ночные клубы с танцплощадками. Днем можно поплавать в бассейне, позагорать в солярии или получить огромное удовольствие от сухого жара сауны. Из 3 основных районов катания этого курорта первый (Ахорн) рекомендуется новичкам, на втором (Пенкен) собираются лыжники с небольшим опытом, а третий (Туксер) с действующими круглый год трассами ледника выбирают для тренировок профессионалы.


Китцбюэль уютно расположился в большой, почти замкнутой долине между высокими хребтами гор

Окрестности гор Вильдер-Кайзер, считаясь самой крупной горно-лыжной зоной Унтерланда, располагают 250-километровой линией прекрасно подготовленных трасс. Еще одно замечательное явление «нижней земли» – голубое озеро Ахен. Уже более 100 лет по нему ходят теплоходы, его прохладную воду, как и не утихающий, не слишком сильный ветер оценят любители виндсерфинга. На здешнем курорте Пертисау производится так называемое каменное масло, применяемое в водолечении.

Курорт Китцбюэль, скрывающийся в большой, почти замкнутой долине между высокими хребтами, славится ровным климатом и тем, что зимой, вплоть до апреля, никогда не остается без снега. Начало превращению небольшого тирольского городка во всемирно известное место отдыха положил здешний мэр, пионер горнолыжного спорта Франц Рейш, который, выписав из Норвегии пару лыж, в 1893 году поднялся на самую высокую здешнюю гору. К 1928 году вблизи городка начали действовать подъемники, ставшие основой знаменитого лыжного Сафари. Так называется комплекс, состоящий из сноубордпарка «Райский сад» и 52 трасс общей протяженностью 164 км, в том числе и такой знаменитой, как лыжня Стрейф, созданная специально для проведения Кубка мира.


Живопись в Китцбюэле украшает не только интерьеры

Устройство состязаний столь высокого уровня для Китцбюэля – дело чести, ведь в этом городке родился Тони Зайлер, 7-кратный чемпион мира по горнолыжному спорту, завоевавший 3 золотые медали на Олимпиаде-56 в Кортине-д’Ампеццо.

Все лыжные маршруты проходят в непосредственной близости от города, по живописным окрестностям: те, кто не озабочен рекордами, часто прерывают бег, чтобы полюбоваться восхитительными ландшафтами. Китцбюэльские заведения общепита предлагают разнообразный выбор блюд, относящихся к традиционно тирольской и мировой кухням. Таким образом, всякий, кто проведет вечер в местном ресторане, может совершить еще одно путешествие, мысленно перебравшись из заснеженных Альп в какую-нибудь жаркую страну.

Пытаясь составить мнение о тирольской пище, не стоит доверять путеводителям, туристическим справочникам и тому подобным глянцевым буклетам, где описание каждой национальной кухни сопровождается примерно такими выражениями: всемирно известная, произведение кулинарного искусства, неповторимая, непревзойденная. В данном случае хвалебные пассажи не совсем уместны, поскольку ни одна из этих фраз не соответствует истине. То, что едят в Тироле, известно далеко не всем, местные блюда, хотя и хороши, но не своеобразны и уж никак не выдерживают сравнения с искусством, а скорее всего, сопоставимы с ремеслом.

Для того чтобы выяснить этот вопрос, нужно обратиться к австрийской, точнее венской кухне, в самом деле, превосходной и очень традиционной, причем не только в отношении рецептов. Удивительно, что в Австрии по-настоящему австрийской трапеза получается и в элегантном ресторане Вены, и в тирольской таверне. На окраине Майерхофена можно вкусно и, главное, красиво поесть в простой деревянной постройке с вывеской «Гриена» и штабелем дров вдоль фасада. Ее интерьер составляют несколько комнат с дощатыми полом, потолками, стенами, столами, словом, почти всем, что не подвергается действию огня. Половину дальней комнаты занимает огромная дровяная печь. Хозяйка выходит к каждому гостю, очаровывая мужчин красотой и душевностью, а женщин впечатляя нарядом: яркое тирольское платье со шнуровкой на груди. В таких заведениях можно сидеть целый вечер, пригревшись, поглощая клецки или жареный картофель прямо из чугунной сковороды. Впрочем, длинный зимний вечер может показаться коротким, если видеть перед собой гигантский штрудель и огромную кружку пива, сваренного в соседнем городке.

Своеобразие венской кухни заключается в отсутствии острых блюд, умеренном использовании специй и господстве изысканных десертов, особенно выпечки. Вкусы столицы не всегда распространяются на всю страну, поэтому 9 федеральных земель Австрии имеют 6 кулинарных школ, совсем не похожих друг на друга. В венской кулинарной симфонии могучим басом проходит германская тема, порой заглушающая высокие и средние тона, которым соответствуют веяния других европейских культур.

Сложно представить явления более несообразные, чем изысканная Италия с ее дегустационными порциями красного вина, спагетти, пиццей и грубоватая Германия, где ядреным пивом принято запивать чудовищно жирную свиную рульку и есть сосиски с квашеной капустой. Между тем в тирольских кулинарных традициях они соединились вполне гармонично. Со временем в эту смесь медленно, тонкой струйкой влились кухонные черты Восточной Европы, а также модные тенденции, связанные с Францией и, как ни странно, Турцией, причинившей австрийцам так много зла.

Если в соседнем Зальцбурге всякое явление, не исключая пищу, имеет германские корни, то на Тироль с одинаковой силой влияют Италия и Австрия. В частности, любимый венцами штрудель (яблочный пирог, предположительно, турецкого происхождения) так же, как зальцбургские клецки, бургенландские крипфели и линцский торт, перешел в гастрономию Инсбрука из австрийской провинции.

Привычное для итальянцев блюдо под названием «полента» (крутая каша из кукурузной муки) любимо и в Тироле, где подается не с мясом, помидорами или баклажанами, а с тушеной капустой, свиными сосисками, овечьей или говяжьей печенью, луком, каперсами и шпеком. Последнее представляет собой постную сырокопченую ветчину и является ярким примером кулинарного плагиата. Собственно, тирольский шпек – это итальянский прошютто, утративший благородство легкой закуски и ставший дополнением к тому, что в России зовется вторым. Итальянцы едят копчености с фруктами, а тирольцы безо всякого почтения кидают их в кашу или тесто для хлеба. Люди, не знакомые с местным этикетом, употребляют шпек безо всего, утверждая, что так вкуснее. Он считается одним из главных тирольских деликатесов, ведь не зря почти каждый приезжий, собираясь домой, не преминет запастись кусочком копченой ветчины в надежде порадовать семью.

В далеких от моря Альпах рыба не очень популярна, разве что на Рождество столы украшает запеченный карп. Сами тирольцы считают своим национальным блюдом кнедли, наверняка зная, что так же думают о вареных пончиках в Чехии. Один англичанин, отведавший тирольский вариант в конце XIX века, назвал их «большими шариками черствого хлеба, просто отваренными в кипятке». Сегодняшние кнедли гораздо вкуснее и к тому же имеют разнообразные виды. Местные повара не ограничиваются старинной рецептурой. Подходя к стряпне творчески, они придают пончикам благородство с помощью сыра, традиционность с помощью шпека или вносят фантазийную ноту посредством начинки из шпината.

Оглавление книги


Генерация: 0.301. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз