Книга: Тироль и Зальцбург

Без епископов

Без епископов

Повествуя об окраинах Римской империи, писатели античной эпохи с особой теплотой отзывались о дунайских колониях. Не сомневаясь в том, что Рим – величайший город на свете, красивейшим они считали Ювавию. Созданная и населенная отставными солдатами, колония тогда не была наполнена дворцами и храмами. Единственное, что могло вызвать восхищение образованного, к тому же романтично настроенного человека, – окрестные пейзажи. В самом деле, мало кого оставит равнодушным вид обширной долины, горизонт которой замыкают горы с ледниками, белыми шапками вершин и тесным ущельем, откуда вырывается быстрый Зальцах. Величественную картину завершает бледно-голубая лента тирольской реки Инн, оказавшейся на «чужой» территории лишь для того, чтобы соединиться с Дунаем. Посреди ущелья лежит очаровательный город, лучшая часть которого именуется Альтштадтом (от нем. Altstadt – «Старый город»). Вольготно раскинувшись у подошвы Мёнхсберга, растянувшись по берегу реки, старые кварталы все же стремятся вверх, словно пытаясь сравняться с Хохензальцбургом.


Альтштадт у подошвы горы Мёнхсберг


Тоже Альтштадт, но уже вблизи Капуциненберга

Когда-то столица архиепископства заканчивалась крепостными воротами Гштэттентор. Дальше шли луга и поля, но уже к XVI веку крестьянские хозяйства начали отступать под напором не слишком состоятельных горожан, стихийно сформировавших Нейштадт (от нем. Neuestadt – «Новый город»). В Средневековье берега Зальцаха соединял мост, деревянный и поначалу единственный в городе. Прилегающие к нему кварталы у подножия Капуциненберга не были обширны, поэтому хозяйки, ремесленники, торговцы и прочий деловой люд без труда добирались по нему до центра, направляясь, в основном на Альтенмаркт (от нем. Altenmarkt – «Старый рынок»), где с рассвета до заката шумел базар.

Позже, когда над старым пешеходным мостом был построен новый железнодорожный, вдоль набережной выросли дома. Скромные и роскошные, отделанные в духе итальянского ренессанса или почти без украшений, они прекрасно смотрелись на фоне готических церквей, напоминая о том, что город уже не был и, как оказалось, никогда не будет духовной столицей. Теперь он имел статус центра австрийской провинции и являлся местом пребывания австрийского наместника, тем не менее оставаясь резиденцией архиепископа.

У подошвы горы Нонберг лежал форштадт Нонталь: центром этого района была построенная в 1686 году церковь Святого Эргарда. Невдалеке от нее находился очаровательный пруд Леопольда (нем. Weiher Leopoldskrone). В свое время его берега приглянулись королю Людвигу Баварскому, который построил здесь увеселительный дворец, воспользоваться которым так и не успел. С середины XIX века в парке Леопольдскроне отдыхали жители Зальцбурга: катались на лодках, обучались плаванию в летней школе, а при недомогании принимали торфяно-болотные ванны в заведении, открытом невдалеке от дворца.


Дворец на пруду Леопольдскроне

Получив австрийское гражданство, Зальцбург остался космополитичным городом, небольшим по населению (150 000 жителей), но безграничным по духовному влиянию. Он и теперь имеет доказательства богатства, былой власти архиепископа и настоящей – католической церкви: чтобы убедиться в том, достаточно взглянуть на Архиепископский дворец. Построенный в 1592 году, спустя столетие он был расширен и заново декорирован, превратившись в летнюю резиденцию Каролины-Августы, вдовы императора Франца I. После переделки в нем, как дополнение к просторному внутреннему двору, появились два уютных патио, интерьер пополнился большими светлыми залами, стены были оформлены живописью: картинами Петцольда и Альтамонте, фресками Ротмайера и оставшимися от старых времен портретами местных владык.

Несмотря на всю свою роскошь, Архиепископский дворец не оставляет такого сильного впечатления, как ансамбль Придворных конюшен. Из резиденции к ним ведет недлинная лестница и совсем короткий Гофштальгассе (Конюшенный переулок). Комплекс выглядит так, словно вырастает из скал Мёнхсберга. Его создателем считается архиепископ Иоганн Эрнст Тун, и он же так искусно разместил кавалеристские казармы, 3 ипподрома и павильон со стойлами на крайне тесном пространстве. Часть сооружений высечена в скале, например 3 галереи летнего ристалища или 96 лож для зрителей в амфитеатре. Изумляет и внутренняя отделка: живописью украшены наружные стены зданий и потолки 2 манежей. На одной из росписей сюжетом послужил турнир, проходивший здесь в 1690 году. Главные ворота украшены статуями, рядом с ними – пруд для купания лошадей, посреди которого красуется мраморная группа «Укротитель коней» работы скульптора Мондля. Во второй половине XVIII века, точнее в годы правления Сигизмунда Шраттенбаха, возникли ворота с 5-метровой мраморной статуей Сигизмунда, тоже пробитые в утесе и вначале получившие простое название Новые, а затем переименованные в честь создателя – Сигизмундтор. Они тоже были украшены, но уже вполне конкретным изображением архиепископа и латинской надписью: «Te Saxa Loqunntur».


Придворные конюшни на рисунке XVIII века

В облике современного Зальцбурга гармонично соединились феодальная напыщенность и благородный дух старины, игра в духовность и духовность настоящая, подобная той, что существовала здесь при епископах. Начиная с Раттенау, князья Зальцбурга вели строительство в больших масштабах. Невзирая на обет отрешения от земного, все они обладали художественным вкусом, что позволило множеству красивых зданий объединиться в одно гармоничное целое – архитектурный ансамбль в стиле барокко.


Коллегиенкирхе – монументальное творение Фишера фон Эрлаха

Здешней архитектуре присущи солидность и порядок. Основой общей структуры города являются 4 большие площади: Соборная, Резиденцплац, Капительплац и Моцартплац. Первая, изумляя торжественной завершенностью форм, много лет служит сценой для спектакля о жизни и смерти, по традиции открывающего Зальцбургский фестиваль. Расположенная рядом с собором Коллегиенкирхе, она представляет собой монументальное творение Фишера фон Эрлаха, как известно, признававшего только барокко. Напротив храма находится приходская Францисканеркирхе с барочным интерьером, где особенно удивляет алтарь, тоже созданный Эрлахом и тоже в барочном стиле.

Дворцовая площадь, или Резиденцплац, на которой стоит Архиепископский дворец, издавна являясь средоточием лучших зданий города, украшена великолепным Дворцовым фонтаном (нем. Hofbrunn), как оказалось позже, одним из самых больших в мире фонтанов эпохи барокко. Законченный к 1659 году, он достигает 13 м в высоту и состоит из 3 частей, похожих по виду, но различных по содержанию.


Готическая Францисканеркирхе сохраняет величие даже рядом с кафедральным собором

Конструкцию держат 4 бегемота и Атлант, высеченные итальянцем Антонио Дарио из цельного куска белого мрамора. На самом верху расположился мраморный Тритон, выбрасывающий воду в бассейны из длинного толстого рога.

Каменный визави Архиепископского дворца – здание с привлекательным фасадом, башенкой и банальным названием «Нейбау» – некогда служил домом губернатору и отчасти был учреждением, многочисленные залы которого поделили между собой правительство земли, телеграфное ведомство, почта и гауптвахта.


Архиепископский дворец в начале XIX века

Небольшие площади Зальцбурга пленяют спокойствием, тишиной и домашним уютом, иногда не без королевского блеска. Старинная архитектура Воагплац навевает мысли о лучших временах немецкого бюргерства, как, впрочем, и рыночная Альтенмаркт, интересная своей миниатюрной застройкой. К ее достопримечательностям относятся крошечный домик № 109 (самое маленькое в Зальцбурге здание), а также Придворная аптека, настолько красивая с виду и очаровательно убранная внутри, что любая покупка в ней превращается в событие.

Для того чтобы оказаться в ином мире – живом, блестящем и куда более современном, – достаточно пройти всего лишь короткий Францисканский переулок. Он ведет в бурлящий жизнью Фестивальный район, включающий в себя респектабельную улицу Венской филармонии. Бывший Рыночный переулок открывает путь к Университетской площади, которая, вопреки академическому достоинству, каждое утро превращается в обычный, хотя и большой базар. Гуляя по Гетрайдегассе (Зерновой переулок), не стоит проходить мимо внутренних двориков, где скрываются лавочки местных ремесленников. Называясь переулком, он представляет собой полноценную улицу, наполненную модными магазинами, сувенирными киосками, лавками антиквариата. На многих домах Гетрайдегассе вывешены знаки гильдий – воспоминание о Средневековье и вполне современная реклама.

Расположенный в Зерновом переулке дом № 9, где родился Моцарт, не раз испытывал перестройку и теперь мало похож на то, чем был изначально. Однако его часть, обращенная фасадом к Университетской площади, все же сохранила первозданный вид, чего, к сожалению, не произошло с интерьерами. Коренная реконструкция миновала только Танцевальный зал, всегда соответствовавший вкусам моцартовской эпохи.


Дворцовый фонтан является главным украшением Резиденцплац

На сегодняшний день в Австрии действует 8 государственных университетов, причем половина из них относится к старейшим: 3 были основаны еще в Средневековье, а один появился в Зальцбурге в 1622 году. Учрежденный архиепископом Парисом Лодроном, он получил имя основателя, вначале именуясь по латыни: «Die Alma mater Paridiana». Сравнительно молодой, он сразу обрел солидную репутацию и всегда пользовался имперскими привилегиями, которыми были наделены лучшие учебные заведения Италии, Франции, Германии. В начале XIX века, после захвата Зальцбурга баварцами, занятия в нем прекратились, как планировали, на некоторое время, но оказалось, очень надолго. Во второй раз университет открылся только в 1962 году и, по обыкновению, очень быстро вернул себе авторитет, который имел раньше.


На Гетрайдегассе найдется все, кроме скуки

Сегодня в нем обучается около 123 000 студентов, равно девушек и юношей, местных, прибывших из австрийских земель, ближних и дальних стран. В новом тысячелетии и профессорам, и воспитанникам была предложена программа, соответствующая высоким европейским стандартам, но главное, основанная на принципе «пожизненное обучение». Студентов принимают 4 факультета: юридический, католико-теологический, гуманитарный и факультет естественных наук. Благодаря Зальцбургу европейский рынок труда пополняется высококлассными специалистами, сумевшими освоить одну или сразу несколько из 67 основных и 25 дополнительных профессий. Как и в каждом солидном учреждении, обучение здесь ведется с использованием мультимедийных технологий.

Современный Зальцбург – живописный город с короткими, крайне узкими переулками, старинными, ярко раскрашенными домами, мрачными замками, множеством дворцов и всего одной, но респектабельной ратушей, опрятными садами и огромным количеством священных мест, подобных району Моцартеума. Так называется двухэтажное здание, где жила семья великого композитора. Впоследствии в нем был устроен музей с выставками, представляющими рукописи, ноты, инструменты и вещи, которыми пользовался сам Моцарт и члены его семьи. Невдалеке от Моцартеума расположен Городской музей, чья экспозиция позволяет окунуться в более далекую историю. За 2 века существования это почтенное учреждение накопило уникальные фонды: кельтские и римские древности, старинные монеты, оружие и военные доспехи, всевозможные ископаемые, коллекции бабочек. Также музею принадлежит библиотека с десятками тысяч томов. Такое же богатое книжное собрание, правда, научной направленности, имеется в Музее лицея, из которого образовался Зальцбургский университет.


Ратуша города Зальцбург

Открытый всему новому, живой, шумный и космополитичный Нейштадт хранит в себе памятников не меньше, чем средневековый Альтштадт. Например, в доме № 9 по Каменному переулку (нем. Steingаsse) родился Иосиф Моор, автор знаменитой рождественской песни «Тихая ночь, святая ночь». В доме № 3 на площади Плацль провел последний год своей жизни легендарный медик и философ Средневековья Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм.

Для того, кто сомневался во всем, что видел и слышал, кто не признавал авторитетов, окончание университета, даже такого престижного, как Феррарский (Италия), вовсе не означало завершение образования. Жажда знаний заставляла его колесить по свету, перебрасывая с университетских кафедр на поля сражений, ремесленные цеха, больницы, бюргерские советы: «Врач много путешествовать должен, что ни страна, то страница. Ногами он должен пройти ее так, словно перелистывает книгу». Из-за скверного характера ученый, несомненно, талантливый и честный, конфликтовал с коллегами, часто бывал не прав, обращаясь грубо всегда и со всеми. Жители Базеля надолго запомнили устроенную Гогенгеймом, тогда уже назначенным главным врачом города, кампанию против местных аптекарей. Являясь профессором университета, он, презрев латынь, читал лекции на немецком языке, причем настолько увлекся отрицанием наследия, что посоветовал студентам сжечь книги античных медиков. Они сделали это с радостью и в тот же день устроили грандиозный костер на городской площади. Именно тогда ученый взял себе псевдоним Парацельс (para Celsus – вопреки Цельсу), подчеркнув тем независимость своих взглядов, в частности, от признаваемого всеми Авла Корнелия Цельса.


Надпись под кровлей указывает на годы строительства и реставрации здания

Продержавшись в Базеле всего лишь год, мятежный профессор вновь пустился в странствия по городам и землям империи: проповедовал, врачевал, вел исследования, наблюдал за звездами, занимался алхимией и одно за другим выпускал в свет свои скандальные сочинения.

Материалистические, но весьма примитивные идеи Парацельса, как и вся его практическая деятельность, так и не освободились от средневековой мистики. Наряду с «Философией», «Лабиринтом заблуждающихся медиков», «Хроникой Каринтии», «Великой астрономией», а также мыслями о природе и протекании болезней, изложенными в трактате «Парамирум», наследие ученого составляет далекая от науки «Книга о нимфах, сильфах, пигмеях, саламандрах, гигантах и прочих духах».

В 1541 году судьба привела Парацельса в Зальцбург, где покровитель и сторонник безумных теорий нашелся в лице архиепископа Эрнста Виттельсбаха. Утомленный странствиями, срывами и непониманием окружающих, он снова приступил к работе и мог бы сделать многое, если бы не умер от удара камнем, брошенным во время драки на постоялом дворе.

Однако и сделанного оказалось более чем достаточно. В отличие от предшественников Парацельс связывал с химией все происходящие в организме процессы. Он изучал лечебное действие различных химических элементов и соединений, в результате сблизив химию с медициной. Его не случайно называют основателем ятрохимии, поскольку никто раньше не использовал соки растений в виде тинктур, экстрактов и эликсиров. Высказав иное представление о дозировке лекарств, он первым применил для лечения минералы, заодно указав пути поиска специфических снадобий от некоторых болезней, например ртути против сифилиса.

Оценив заслуги несчастного медика, архиепископ распорядился похоронить его в кафедральном соборе, а позже в доме на площади Плацль был устроен музей.

Из многочисленных переулков бывшей епископской резиденции, кроме Гетрайдегассе, самыми известными считаются Юденгассе (Еврейский переулок), Гольдгассе (Золотой переулок), Кэгассе (Набережный переулок) и Линцергассе (Линцевский переулок). Если пройти по ним неспеша, то на ограниченном пространстве можно заметить постройки самых разных эпох. Едва ли существует период, который не оставил бы в Зальцбурге своих архитектурных следов.


Набережная реки Зальцах

Кроме множества средневековых зданий, здесь есть дома периода австрийского романтизма, итальянского возрождения, по-немецки скромного барокко, а также благородные жилища буржуа, возведенные в строгом классическом стиле. Зальцбург, как магнит, притягивает к себе туристов, и неудивительно, ведь старый центр со своим разнообразием архитектурных стилей является настоящей сокровищницей, которую сполна заполнили епископы и, к счастью, сумели сохранить светские власти города.

Оглавление книги


Генерация: 0.104. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз