Книга: Из истории московских улиц

Камергерский переулок

Камергерский переулок

Переулок занимает всего один квартал между Тверской и Большой Дмитровкой, но среди домов, стоящих здесь, находится дом, который занят известным всему миру Московским Художественным театром, что делает улицу значительнее многих других улиц столицы.





До начала XIX века переулок назывался Старогазетным, а в XVII–XVIII веках — Спасским переулком.

Улица известна с XVI века, когда между ней и параллельным ей Георгиевским переулком был устроен Георгиевский женский монастырь, упраздненный только после пожара 1812 года.

Главные ворота монастыря выходили в исчезнувший в XVII веке небольшой переулок от них к Тверской улице, с которой и совершался въезд в монастырь царей и других знатных лиц.

Северной своей оградой монастырь выходил на Камергерский переулок и доходил почти до его середины. На углу переулка и улицы Большой Дмитровки, напротив монастыря, стоял в XVII веке двор Собакиных — родственников третьей жены Ивана Грозного, позже перешедший к Стрешневым — родственникам второй жены царя Михаила Федоровича. Здесь же стоял дом окольничего князя С. Львова (современный дом № 3, МХТ), а на углу с Тверской (дом № 1) — окольничего князя Г. Г. Ромодановского. Перед ним, на самом углу, стояла каменная церковь Спаса Преображения, по которой переулок и назывался одно время Спасским.

По южной стороне улицы в конце XVII века дом на углу с Тверской (дом № 2) принадлежал князю М. А. Голицыну. Рядом находилось кладбище церкви Спаса и перед ним — четыре деревянных домика ее причта. Между ними и монастырем стоял двор князя Ф. Ю. Ромодановского — «князя-кесаря», ближайшего сподвижника Петра Первого. В это время двор князя С. Львова принадлежал уже А. И. Милославскому, родственнику жены царя Алексея Михайловича.

Трудно представить, что дворы по северной стороне, напротив монастыря, принадлежали родственникам цариц XVI–XVII веков случайно. Скорее всего здесь, рядом с монастырем, построенным боярами Романовыми на своем дворе, было излюбленное место для жалования дворами царских родственников.

По дошедшим до нас сведениям можно представить, какой вид имела улица в конце XVII века. На углу с Тверской, выдаваясь вперед в улицу, стояла ветхая церковь Спаса, каменная, с каменной же колокольней. Рядом с ней находился одноэтажный деревянный домик ее священника. За ним к востоку тянулся длинный деревянный забор с воротами — владения Милославского. В глубине двора здесь стояли каменные палаты. Далее до Дмитровки тянулся деревянный же забор, но без ворот, двора Стрешнева. За забором простирался большой фруктовый сад.

По другой стороне улицы на углу с Тверской стояла деревянная конюшня князя Голицына. За ней меж заборов располагались по улице тыловой своей стороной деревянные амбары. Дальше шли уже указанные выше четыре деревянных домика причта на кладбищенской земле церкви Спаса, а за ними — деревянный забор с воротами двора князя Ф. Ю. Ромодановского. За двором Ромодановского тянулся до самой Дмитровки каменный забор Георгиевского монастыря, за которым внутри было монастырское кладбище.


Таков был пейзаж этой улицы в конце XVII века. Она была в то время шириной всего около семи метров.

В 1757 году домом № 3 владела дочь Л. А. Милославского С. Л. Бахметева, продавшая в 1767 году его Т. А. Пассек, а та в 1776 году уступила его князю П. И. Одоевскому, владевшему уже с 1767 года северной частью современного дома МХТ.

Соседями его в то время были по дому № 1 князь М. И. Долгоруков, по дому № 5 — поручик И. Н. Стрешнев.

Дом № 2 принадлежал князю С. М. Голицыну, камергеру. В этой связи переулок и получил свое название — «Камергерский».

В 1773 году на Тверской и в ее окружении случился большой пожар. Погорели дома и в Спасском переулке. На месте сгоревших построили новые. Князь М. И. Долгоруков построил в глубине своего двора двухэтажные каменные палаты, простоявшие до 1930-х годов. В них в 1920-х годах находилась 2-я студия Московского Художественного театра.

Князь П. И. Одоевский построил на месте сгоревшего дома деревянные хоромы на старом каменном фундаменте. Но они стояли тогда за забором, так как улица не была еще расширена за счет дворов.

На месте забора двора Стрешневых появились уже два отдельных каменных здания.

По южной стороне улицы после пожара 1773 года князь С. М. Голицын построил на прежних местах опять деревянную конюшню на самом углу с Тверской улицей и деревянный амбар подальше к востоку. Причт церкви Спаса возобновил свои деревянные домики. Во дворе, принадлежавшем раньше князю Ромодановскому, а затем князю С. Н. Трубецкому, были построены казенные и деревянные здания. Дальше по-прежнему шел каменный забор Георгиевского монастыря.

В 1789 году церковь Спаса Преображения была снесена, снесли и двор ее священника, а земля, бывшая под ними, пошла отчасти на расширение улицы, отчасти вошла во двор князя Долгорукова (дом № 1). Произошло в то время некоторое расширение улицы и за счет двора князя Одоевского. Земля церкви Спаса по другой стороне улицы, занимавшаяся кладбищем и домиками причта, вошла в состав двора князя Голицына (дом № 2).

В пожар 1812 года все деревянные дома на улице и крыши каменных сгорели. После этого улица была расширена за счет дворов по северной стороне до 15 метров.


Князь П. И. Одоевский в 1817 году построил на старом фундаменте деревянных хором, стоявших уже по улице, современный каменный дом с двумя флигелями по бокам, соединенными двухэтажными галереями. Дом имел портик и колонны, красивые ворота и решетки между центральным домом и флигелями и составлял украшение всей улицы.

Каменными домами были застроены и соседние дворы. Но веяние времени сказалось и на этой аристократической улице: на углу Тверской улицы (дом № 1) появился «Санкт-Петербургский магазин бриллиантовых вещей». Этим домом владела уже Самарина, невестка известного славянофила Ю. Ф. Самарина, здесь одно время и проживавшего. Дом № 5 принадлежал Е. П. Глебовой-Стрешневой.

После смерти в 1826 году князя П. И. Одоевского (которого его современник Ф. Ф. Вигель сравнивал по внешности и манерам с французским маркизом) дом перешел к его внучатной племяннице В. И. Ланской, у которой проживал ее племянник — известный писатель князь В. Ф. Одоевский. Его маленькая комната помещалась во флигеле-надстройке над воротами, ныне не существующими, и была полна книгами, нотами, произведениями искусства, археологии и пр.

После смерти В. И. Ланской дом перешел к ее двум сыновьям и дочери, которые продали его в 1851 году С. А. Римскому-Корсакову. Этот Корсаков был сыном знаменитой Марьи Ивановны, дом которой на современной Пушкинской площади Грибоедов изобразил как дом Фамусова. По некоторым предположениям, жена С. А. Римского-Корсакова послужила Грибоедову оригиналом для создания образа Софьи. Корсаков вел жизнь не по средствам, и дом его в Камергерском переулке в 1872 году был продан с аукциона за долги. За 20 лет владения этим домом Корсаков значительно ухудшил его внешний вид: в 1852–1853 годах он снял его портик и колонны, удалил выступавшее вперед одноэтажное здание, на которое опирались колонны, хотел устроить лавки в нижнем этаже дома и флигелях и для этого пробил в них двери на улицу.

На аукционе дом приобрели купцы Степанов и Лианозов. Вскоре Степанов умер, и его наследники продали свою часть совладельцу Лианозову. Последний уже в 1880 году приспособил дом под театр и сдавал его разным антрепренерам. В 1882 году здесь был открыт Пушкинский театр, созданный артисткой Бренко на Тверской улице, но после двух сезонов закрывшийся там и перешедший к Коршу. Последний переименовал театр в «Русский драматический театр», продержал его здесь до 1885 года, когда театр перешел в собственное здание, построенное при помощи А. А. Бахрушина в Богословском (ныне Петровском) переулке.

В 1885–1888 годах в современном помещении МХТ начинал свою деятельность и частный оперный театр С. И. Мамонтова (ныне филиал Государственного академического Большого театра). В 1902 году здание театра у Лианозова взял в аренду Московский Художественный театр, который 25 октября 1902 года начал здесь свою деятельность постановкой пьесы М. Горького «Мещане».

Соседние дома перешли во второй половине XIX века в руки купцов: Хлудова, потом Шаблыкина, Шевалье и др. Они устроили в своих домах магазины, и улица стала торговой. Георгиевский монастырь последовал примеру купцов: надстроил свои дома, сооруженные в начале XIX века на месте ограды, и также устроил в них помещения для лавок.


Лианозов в 1914 году снес восточный флигель и построил на его месте шестиэтажный дом для устройства в нем выставок (ныне в нем музей МХТ и другие его учреждения). Старые двух- и трехэтажные флигели дома № 5 были в начале XX века также заменены шестиэтажным домом с магазинами.

Реконструкция Тверской улицы в 1930-х годах совершенно изменила облик Камергерского переулка. На месте домов №№ 1 и 2 сейчас стоят многоэтажные корпуса домов, выходящих фасадом на Тверскую улицу.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.060. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз