Книга: Из истории московских улиц

Кузнецкий мост

Кузнецкий мост

До 1922 года улица под этим названием шла от современной улицы Большой Лубянки только до Петровки. В 1922 году к ней присоединили Кузнецкий переулок — и улица протянулась до Большой Дмитровки.

Свое название «мост» улица получила от существовавшего на ней моста через реку Неглинную. Сначала этот мост был деревянным, но с 1754 года каменным, шириной около 12 метров и длиной свыше 120 метров. Он начинался в нескольких метрах за Петровкой к востоку и доходил почти до Рождественки. Строил его «архитектуры гезель» (помощник архитектора) Семен Яковлев по проекту архитектора Д. В. Ухтомского.

До XV века здешняя местность за рекой Неглинной была пустынной и называлась «Неглинный верх». В конце XV века Иван III поселил здесь слободу кузнецов и конюхов построенного им невдалеке Пушечного двора, поэтому мост, а затем и улица стали называться «Кузнецкими». В то же время он заселил и соседнюю к востоку часть Неглинного верха выведенными из Пскова семьями наиболее зажиточных людей. Для них на современной площади Воровского была поставлена церковь Введения, долгое время именовавшаяся «во Псковичах».

Слобода кузнецов и конюхов Пушечного двора стояла здесь между Неглинной и Рождественкой и в XVII веке, но среди слободских дворов встречались уже и дворы князей, дьяков и других лиц. К востоку от Рождественки располагался обширный двор с хоромами и множеством служб, принадлежавший окольничему М. Собакину, потомку родственников третьей жены Ивана Грозного.

В 1737 году пожар опустошил Кузнецкий мост, но он вскоре отстроился и стал центром модных французских лавок и «святилищем роскоши».


В 1750—1780-х годах северная часть улицы, от Рождественки до Петровки, была занята огромной усадьбой графа И. Л. Воронцова, посреди которой, в парке, свободно текла река Неглинная. По Кузнецкому мосту, боком к улице, граф выстроил несколько каменных корпусов и сдавал их внаем под квартиры и лавки. После смерти Воронцова в 1780 году половину его усадьбы между Рождественкой и Неглинной и его дом купила богатая помещица Бекетова, пасынок которой П. П. Бекетов был известным меценатом и литератором своего времени. В одном из флигелей дома он устроил типографию, лучшую в Москве, а в другом открыл книжную лавку, ставшую местом встречи всех московских писателей того времени.

По той же стороне улицы, между Рождественкой и современной площадью Воровского, стоял дом (№ 19) известной помещицы Д. Глебовой — «Салтычихи», замучившей более ста человек своих крепостных крестьян, в 1767 году осужденной на пожизненное заключение в подземной, а с 1779 года — в надземной тюрьме Ивановского монастыря, где она и прожила до своей смерти в 1801 году.


Пожар 1812 года не коснулся улицы, так как она охранялась отрядом наполеоновской гвардии как французская колония в Москве.

В 1817–1819 годах, когда реку Неглинную заключили в трубу и над ней образовалась современная Неглинная улица, мост был снесен. Его северный парапет послужил основанием передней стены воздвигнутого дома на участке между Петровкой и Неглинной. На противоположной стороне также был выстроен дом, и в обоих расположились магазины, буквально на «Кузнецком мосту», а потом и восточнее по улице.

Большинство магазинов принадлежало французам. В 1826 году из восемнадцати «модных» магазинов (платья, обуви, головных уборов и т. д.) только один был русским. Известные А. Ф. Кони и Ю. В. Готье были потомками французов, торговавших на Кузнецком мосту.


Посещение этих магазинов знатью превратило Кузнецкий мост в модное место гулянья, к которому то и дело подкатывали роскошные кареты и коляски и где слышалась исключительно французская речь. Недаром Фамусов восклицает в «Горе от ума»:

А все Кузнецкий мост и вечные французы,Откуда моды к нам, и авторы, и музы —Губители карманов и сердец.

По утрам сюда приходили любопытные посмотреть на иное зрелище: нарядные «барыни» в шляпках и шелковых платьях и франты с цилиндрами на голове и с метлами в руках под наблюдением полицейских мели мостовую и тротуары. Это были нарушители правил общественного благочиния, наказанные полицией.

В доме № 15, на углу Рождественки, в начале XIX века находился ресторан, который содержал француз Яр. В этом ресторане А. С. Пушкин много раз обедал с друзьями, а 27 января 1831 года Пушкин, Баратынский, Языков и Вяземский помянули в ресторане Яра скончавшегося 14 января их общего друга поэта А. А. Дельвига.

В доме № 22–24, по другую сторону улицы, в 1835–1836 годах жил известный скульптор И. П. Витали, у которого останавливался художник К. П. Брюллов. Последнего в мае 1836 года посетил здесь Пушкин.


Соседний дом № 20, на углу Рождественки, принадлежал в конце XIX века известному профессору доктору Захарьину.


Модные магазины на улице сохранились почти до 1918 года, и владельцами их оставались главным образом иностранцы (Аванцо, Дациаро, Альшванг и др.). В 1843 году, не без влияния славянофилов, здесь был открыт «русский магазин», в котором торговали исключительно русскими товарами и все приказчики были русские. Уличных фасадов домов уже не хватало для магазинов, и потому внутри некоторых домов были устроены пассажи: Солодовниковский, Джамгаровых. На улице появились банки: Соединенный банк, Юнкер-банк, банкирская контора Джамгаровых и др.


Присоединенный после 1922 года к Кузнецкому мосту Кузнецкий переулок прославился в 1900-х годах благодаря «Хомяковской роще»: владелец дома на углу Петровки и Кузнецкого переулка А. С. Хомяков при перестройке дома не захотел уступить городу отошедшую под улицу часть своей земли (55 квадратных сажен) и устроил на ней палисадник. Только через десять лет городу удалось выкупить эту «Хомяковскую рощу» и расширить проезд. Напротив дома Хомякова, на другом углу Петровки, стоял дом с колоннами XVIII века. В начале XIX века он принадлежал богатой помещице А. И. Анненковой, матери декабриста; ныне дом снесен.


Дом № 1 на углу с Большой Дмитровкой долгое время принадлежал дирекции государственных театров; здесь находилась и театральная школа. Дом № 2 напротив с середины XIX века до 1918 года принадлежал купцу Г. Г. Солодовникову, владельцу театра его имени (ныне — театр Оперетты). Он много способствовал развитию любительских спектаклей в Москве, выдавая из костюмерной театра напрокат за недорогую плату мелкие декорации, костюмы, парики и пр.





В 1920-х годах на месте снесенной церкви Введения возле улицы Большой Лубянки образовалась площадь, на которой в 1924 году был поставлен памятник В. В. Воровскому, революционеру-большевику, убитому в Лозанне в 1923 году белогвардейцем. Одновременно площадь была названа площадью Воровского.

После Великой Отечественной войны был снесен выходивший на Кузнецкий мост между Петровкой и Неглинной улицей Солодовниковский пассаж и на его месте разбит сквер.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.067. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз