Книга: Из истории московских улиц

Белый город (Общий очерк)

Белый город

(Общий очерк)

Белым городом в XVII–XVIII веках называли часть Москвы между Кремлем и Китай-городом с одной стороны и современным Бульварным кольцом — с другой. Названа она была так потому, что в XVI–XVII веках здесь жили главным образом бояре и дворяне, находившиеся на постоянной царской службе, поэтому земля, на которой стояли их дворы, называлась «белой», то есть освобожденной от земельных налогов, которыми были обложены «черные» земли ремесленников, торговцев и землепашцев.

Когда в XII–XIII веках строилась крепость «Москва-град» (будущий Кремль) и образовывался посад близ нее, на месте Белого города простирался еще густой лес, прорезаемый лишь большими дорогами, ведущими из других городов.

В XIV веке западная часть Белого города (Занеглименье) была уже порядочно застроена слободками выходцев из Ржева, Великого Устюга, Новгорода, Твери и Дмитрова. Слободки стояли по дорогам из этих городов, образующим главные улицы, и в переулках между ними. Дворы слобожан были в основном небольшие, поэтому переулков между улицами существовало множество; они продолжали один другой, образуя вокруг Кремля и Китай-города множество полуколец. За ними, в отдалении от центра, ставились монастыри. По мнению И. Е. Забелина, монастыри в XII веке стояли на полукольце, составленном из переулков, современные названия которых звучат так: Большой Знаменский, Крестовоздвиженский, Большой Кисловский, Газетный, Камергерский переулки и улица Кузнецкий мост. Монастыри, стоявшие здесь в XV–XVII веках, не были преемниками монастырей XII–XIII веков, хотя, возможно, некоторые стояли на их месте. Точное местонахождение и названия древних монастырей нам неизвестны.

Для защиты западной части города от литовцев и тверичей, воевавших тогда с Москвой, во второй половине XIV века по современному Бульварному кольцу вырыли ров и насыпали перед ним высокий земляной вал. Они тянулись от Москвы-реки до Сретенских ворот. Можно полагать, что уже в этом валу существовали Чертольские ворота (с современной улицы Волхонки), Арбатские, Никитские, Тверские, Дмитровские, Петровские и Сретенские ворота, надлежаще укрепленные.

Восточная часть Белого города от современной улицы Большой Лубянки до устья реки Яузы и Москвы-реки была в то время надежно защищена густым лесом, сквозь который только в конце XIV века, вероятно, пролегала одна дорога — Стромынская, шедшая по современной трассе улицы Маросейки.


В XV веке Белый город усиленно застраивался, особенно в западной части, «загородными» дворами бояр и прочей знати, церквами и монастырями: Крестовоздвиженским, Златоустовским и др. Часть слободских дворов при этом была совсем вытеснена из Белого города, часть оттеснена к его границам, на периферию. Мелкие слободские дворы были заменены большими боярскими; последние вобрали в себя и много переулков, существовавших между дворами. В западной части Белого города стало тесно, и строительство началось в восточной его части. В конце XV века здесь уже вместо леса пролегали дошедшие до нас основные радиальные улицы и часть переулков. Воздвигнутые тогда же здесь церкви носили добавления к своим названиям «под бором», «под сосенкой», «в дербах» (дебрях) и т. п., сохранившие память о бывшем на их месте лесе.

В конце XV века Иван III построил на восточном берегу реки Неглинной (между современными Театральным проездом и Пушечной улицей) первый на Руси большой литейный завод — «Пушечный двор», изготовлявший пушки и колокола. Он же в 1493 году издал указ об очистке местности за рекой Неглинной от стоявших здесь дворов, церковок, лавок и пр. на 110 сажен от кремлевских стен. Образовалась площадь, необходимая как плацдарм для защиты Кремля от врагов и в то же время предохранявшая отчасти от переброски в него пожаров из Белого города. Площадь доходила до северной стороны современной Моховой улицы.

Между современной улицей Маросейкой и рекой Яузой на месте вырубленного леса Иван III развел большие великокняжеские сады, среди которых стояли его загородный двор, конюшни и пр.


В XVI веке процесс заселения Белого города усилился, особенно после того как Иван Грозный построил между современными Воздвиженкой, Большой Никитской и Моховой улицами в 1565 году свой Опричный двор и заселил опричниками всю местность к западу от Большой Никитской. Но и до него Белый город сильно разрастался, чему свидетельством являются каменные церкви, построенные здесь в нескольких местах Василием III. При Грозном появилось несколько новых монастырей: Алексеевский, Никитский, Воскресенский, Георгиевский, Варсонофьевский, Ивановский. Процесс укрупнения дворов и исчезновения части старых переулков продолжался. Но в восточной части города он шел медленнее. На месте вырубленного леса наряду с дворами бояр и дворян значительно большую часть территории занимали слободы торговцев и ремесленников: Мясницкая и Покровская. В слободах стояли церкви.

По образцу плацдарма перед Кремлем, вероятно, после построения в 1536–1538 годах стен Китай-города, был образован и перед ними плацдарм до северной стороны современной улицы Охотный ряд и восточной стороны Лубянского проезда. Но Иван Грозный застроил плацдарм перед Кремлем, между Боровицкими и Троицкими воротами, царским Аптекарским садом, а место Манежной и Лубянской площадей, а также Лубянского сквера — стрелецкими слободами. На месте Охотного ряда и гостиницы «Москва» появились лавки Мучного и Житного рядов.

Улицы, где были расположены дворы знати, замыкались на ночь «решетками» — перегородками с воротами, возле которых дежурили местные люди. По улицам денно и нощно разъезжали «объезжие головы», наблюдавшие за могущими возникнуть пожарами и «лихими людьми» — поджигателями, грабителями и т. п.

После опустошительного в 1571 году набега на Москву крымского хана Девлет-Гирея и пожара, почти истребившего Белый город, в 1586–1593 годах по современному Бульварному кольцу вместо древнего земляного вала была выстроена мощная кирпичная крепостная стена со многими «глухими» и десятью «воротными» башнями, выводящими на главные радиальные улицы. Водяные ворота вели с современной улицы Ленивки на мост (впоследствии Большой Каменный); Чертольские — с Волхонки; Арбатские — с улиц Знаменки и Воздвиженки; Никитские — с Большой Никитской улицы; Тверские — с Тверской улицы; Петровские — с Петровки; Сретенские — с Большой Лубянки; Мясницкие — с Мясницкой улицы; Покровские — с улицы Покровки; Яузские — с Солянки. Стены Белого города с внешней стороны были окружены рвом, в который были пущены на западе ручей Черторый, на востоке — речка Рачка, на севере — безымянные притоки реки Неглинной с современной Пушкинской площади и от Сретенских ворот. С южной стороны роль рва играла река Москва.


С внутренней стороны стен остался старый или был насыпан новый земляной вал, дававший возможность взбегать на стены. Строил стены Белого города русский мастер Федор Конь.

В 1611 году, во время польской интервенции, весь Белый город был сожжен поляками. Не успел он оправиться от этого пожара, как в 1629 году снова был почти уничтожен большим пожаром. Все же к середине XVII века он отстроился, и вся его территория была занята дворами, садами, улицами и переулками. Среди моря деревянных зданий выделялись каменные церкви и кое-где, за деревянными заборами с воротами, — каменные палаты бояр, богатых купцов, монастырских подворий. Они, как правило, стояли среди обширных дворов, имея позади себя плодовые сады, а по сторонам двора — кухни, кладовые, людские избы и пр. Кроме заборов с воротами на улицы часто выходили задние стены конюшен, амбаров, дровяных и сенных сараев, так что улицы имели довольно унылый вид, скрашиваемый лишь стоявшими на них церквами да зеленью садов между дворами, сохраняемых в противопожарных целях: водой пожары тогда не заливали, так как ее не было близко в достаточном количестве, поэтому на пути пожаров разбирали строения дворов, чтобы огонь, дойдя до пустого места, сам собой затухал. При Михаиле Федоровиче появились было большие колодцы на главных улицах Белого города, но они не оказали почти никакого влияния на меры борьбы с пожарами: разборка зданий происходила и в XVII и XVIII веках и прекратилась только с расширением каменного строительства и появлением в XIX веке водопровода.


В XVII веке главные улицы Белого города были покрыты деревянными мостовыми и тротуарами из положенных на них поперек бревен и досок, а кое-где и без досок; через многочисленные тогда речки и ручьи были переброшены деревянные мостики. Прокладка и исправление мостовых и мостов входили в обязанности Земского приказа.

Возле городских ворот на современном Бульварном кольце на радиальных улицах перед дворами стояли лавки с мясом и другими съестными припасами, кабаки, «цырюльни» и прочие заведения, которые до такой степени стесняли проезд, что две встречные подводы еле могли разъехаться. Зато в других местах кривые улицы расширялись чуть не в площади.


На улицах в XVII веке никакого освещения не было. Пешеходы ходили в темные вечера с ручными фонарями, а колымаги знати и богачей освещали ехавшие впереди и по сторонам верховые слуги с факелами.

В личном быту москвичи были чистоплотны, любили часто мыться и париться в банях, поэтому кроме многочисленных бань во дворах в городе было много «торговых бань», впускавших клиентов за плату. Однако улицы в XVII веке убирались плохо, на них смотрели как на мусорный ящик. Только в конце XVII века царские указы потребовали, чтобы владельцы очищали улицы перед своими дворами и вывозили нечистоты и мусор за город.

В 1707–1708 годах Петр I, ожидая нападения на Москву шведского короля Карла XII, построил вокруг стен Кремля и Китай-города высокие земляные бастионы со рвом впереди. Для этого пришлось снести почти все постройки на бывших плацдармах и закрыть существовавшие на их месте проезды. Находившиеся на занятой бастионами территории строения были перенесены в другие места: Аптекарский сад — на 1-ю Мещанскую улицу (современный проспект Мира), где он и сейчас существует под названием Ботанического сада; Харчевой и Охотный ряды, стоявшие на месте северной половины здания Исторического музея на площади Революции, — на современную Манежную площадь; стрелецкие дворы, существовавшие на Манежной и Лубянской площадях и на месте Лубянского сквера, были сломаны.

Карл XII пошел не в Москву, а на Украину, где в 1709 году был разбит под Полтавой. Однако бастионы вокруг Кремля и Китай-города простояли весь XVIII век, загораживая бывшие здесь проезды, и были снесены лишь в 1819–1823 годах.

В 1705 году Петр I запретил строить в Белом городе каменные дома и другие строения, пока в Китай-городе полностью не будет завершено каменное строительство. В 1712 году после большого пожара он, наоборот, велел строить в Белом городе только каменные здания, но в 1714 году вновь запретил каменное строительство во всей России, кроме Петербурга, и в Белом городе разрешил строить только мазанки. В 1718 году, снова позволив вести каменное строительство в Кремле и Китай-городе, Петр тем не менее не разрешил его в Белом городе. И только после смерти Петра I Верховный тайный совет издал в 1728 году указ, позволявший в Москве возводить каменные и деревянные строения, «кто какое похочет» и где захочет.

С 1712 года новые здания строились в Белом городе по улицам «линейно», то есть по прямой линии, чтобы со временем улицы образовали параллельные линии. Но ширина улиц устанавливалась в 1730 году в 6 сажен, в 1742 году — 8 сажен, с 1752 года — 10 сажен (переулков соответственно в 3–6 сажен). Из-за этого даже построенные в одном десятилетии вдоль одной улицы дома ставились фактически по ломаной линии, и эта ломаная линия до сих пор просматривается на некоторых улицах, например на Большой Никитской. С 1750 по 1792 год постепенно сносились стены и башни Белого города и на их месте, по плану 1775 года, устраивались бульвары. Но в XVIII веке был устроен только один Тверской бульвар, посажены березки от него до Петровских ворот, вскоре засохшие, а в остальных местах виднелись штабеля сложенного кирпича из разобранной стены Белого города и кое-где — обнаженные ее белокаменные фундаменты. Лишь с 1797 года стали насаждать повсюду здесь аллеи деревьев, а у ворот бывшего Белого города построили однообразные здания гостиниц для приезжающих в Москву. Проектировал и строил их архитектор В. П. Стасов.

В конце XVIII века на главных улицах Белого города стояли уже в основном каменные дома в два — три этажа, в некоторых местах — даже настоящие дворцы вельмож, построенные первоклассными архитекторами; улицы были покрыты булыжной мостовой и тротуарами из щебня, на улицах по вечерам и ночью горели масляные фонари на столбах, стоявших в 10 саженях один от другого. Но в переулках еще преобладали деревянные дома в один этаж с мезонином, переулки были вымощены частично булыжником, частично по старинке деревом, тротуары были деревянные, и масляные фонари стояли на расстоянии 15–20 сажен один от другого. Во дворах было еще много зелени.

Реку Неглинную в 1789–1791 годах заключили в открытый канал, шедший от Трубной площади до Кузнецкого моста, а в начале XIX века — до современной Театральной площади; дальше до устья река шла еще во рву перед бастионами Петра I. Старое русло ее засыпалось всяким мусором.

Москва в то время была «дворянской столицей», и в Белом городе кроме дворцов вельмож и дворянских особняков находились дворянские учреждения: Благородный университетский пансион, Благородное дворянское собрание, домашние крепостные театры.


В пожар 1812 года две трети Белого города сгорели. После изгнания неприятеля в Москве началось большое строительство под руководством знаменитого архитектора О. И. Бове. Река Неглинная от Трубной площади до устья была (в 1817–1819 годах) заключена в подземный канал, и над ней появились новые улицы: Неглинный проезд (ныне Неглинная улица) и Неглинная улица (ныне Манежная). На месте снесенных в 1819–1823 годах бастионов Петра I были устроены в 1821–1823 годах Александровские сады, Воскресенская (ныне Революции) площадь, Петровская (ныне Театральная) площадь, Театральный и Китайгородский проезды. Еще раньше, в конце XVIII — начале XIX века, на месте срытых бастионов по берегу реки Москвы соорудили Москворецкую и Кремлевскую набережные.

Много жилых домов, большей частью деревянных, оштукатуренных, в один — два этажа, с мезонином, украшенных колоннами, портиком, лепными веночками и барельефами, было построено на второстепенных улицах и в переулках Белого города. Наступило господство нового классического стиля. В том же стиле строились и большие общественные здания, например восстановленное после пожара 1812 года здание университета. На новой Петровской (ныне Театральной) площади появились величественные здания Большого и Малого театров, напротив университета и Кремля — здание Манежа и др.

После 1812 года большая часть дворянских особняков Белого города перешла в руки купцов, фабрикантов. На стенах бывших особняков появились вывески портных, сапожников, повивальных бабок, а на главных улицах в бывших особняках открылись магазины.

Некоторые улицы во второй половине XIX и в начале XX века были уже сплошь заняты магазинами не только в первых, но иногда даже и во вторых этажах домов. Появились «галлереи» и «пассажи» — специальные здания для магазинов, и первым в Москве стал «универсальный магазин» Мюра и Мерилиза на Петровке. Рядом с магазинами, иногда над ними, размещались технические, нотариальные и банкирские конторы. Были построены большие общественные здания: Городской думы, Исторического, Политехнического музеев, Музея изящных искусств, Главного почтамта, телефонной станции и др.

Бульвары охватили почти все пространство бывшей стены и рва Белого города.

Улицы, раньше замощенные булыжником, кое-где покрылись асфальтом, гранитной брусчаткой или деревянными торцами, тротуары — гранитными плитами или асфальтом. С 1865 года на улицах Белого города стал гореть вместо конопляного масла керосин, а с 1869 года на главных улицах появилось газовое освещение, с 1896 года замененное на некоторых из них электрическим.

На месте двухэтажных домов появились большие доходные дома в 4–5 этажей.

Общественный транспорт представлен был большей частью извозчиками, «биржи» которых находились на каждом углу. С 1847 года появились на улицах «линейки», с 1872 года — «конка», с 1899 года — трамвай. Однако толпы прохожих на улицах Белого города с каждым годом становились гуще, мешали транспорту, и в Городской думе несколько десятков лет дебатировался вопрос об устройстве метрополитена между центром города и вокзалами (метро в Белом городе появилось в 1934 году).

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.126. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз