Книга: Из истории московских улиц

Сретенский бульвар

Сретенский бульвар

Сретенский бульвар раньше доходил почти до самых Мясницких ворот. Сейчас он ограничен проездом в Уланский переулок и построенным в 1885 году на его бывшем участке зданием Тургеневской читальни. Сретенский бульвар — самый короткий на Бульварном кольце. Длина его — 214 метров. Название свое он получил от Сретенских ворот Белого города.

После революции стоявший в начале бульвара, у Сретенских ворот, каменный дом, во втором этаже которого находился трактир «Саратов», а в первом — магазин готового верхнего платья, был снесен, но полученный от этого отрезок не возместил отнятого от бульвара в 1873 году участка, на котором сейчас находится Тургеневская читальня.

Бульвар был устроен в 30-х годах XIX века.

В 1790 году на месте снесенной стены Белого города от Сретенских ворот до Мясницких стояли мучные лавки и дворы именитых граждан: Зубкова, Девятова и других домовладельцев. К самым Мясницким воротам выходили два двора с каменными и деревянными строениями поручика Федора Соколова, причем один двор был ему «дан от полиции в давних летах», а другой — «от нынешнего начальника в 1786 году», хотя такая раздача запрещалась указом 1775 года. После 1797 года Зубков у Сретенских ворот, а Соколов — у Мясницких построили «одинаковой фасады» двухэтажные дома для гостиниц.

При Петре I «на вал Белого города», то есть на современный внутренний проезд бульвара, выходили, как и сейчас, три квартала, разделенные между собой Казенным переулком (современным Милютинским переулком) и Фроловским переулком.

Между улицей Большой Лубянкой и Казенным (ныне Милютинским) переулком тогда стояли мелкие дворы купцов и дворян; между Казенным и Фроловским переулками — двор бригадира Караулова и обширное подворье новгородского архиерея, в котором жил знаменитый проповедник и образованнейший сподвижник Петра I Феофан Прокопович. Между Фроловским переулком и Мясницкой улицей стояла церковь Флора и Лавра, на «монастыре» которой, занимавшем целый квартал, находились деревянные дома, сады и огороды ее причта.


В Казенном переулке находилась шелковая фабрика, основанная бывшим истопником Петра Первого — Алексеем Милютиным, благодаря чему Казенный переулок получил название Милютинского (в 1925 году его переименовали в улицу Мархлевского; ныне он снова Милютинский).

В 1736 году Феофан Прокопович умер, и его двор отошел в казну.

В 1742 году дворы Караулова и новгородского архиерея перешли в другие руки: первый — к статскому советнику Измайлову, второй — к Московскому почтамту. Последний занимал большую часть квартала — до самого Фроловского переулка.

В 1766 году Почтовое ведомство построило вместо ветхого деревянного строения, тянувшегося по проезду у Белого города, три новых деревянных, по 12 сажен длиной каждое. Посреди обширного двора в то время стояли каменные палаты, окруженные садом, где очевидно и находился тогда Почтамт. Пробыл он тут до 1783 года, когда его перевели на Мясницкую улицу, 26, в дом Лазарева, в 1792 году купленный казной. Однако двор во Фроловском переулке долго еще именовался «Старым почтамтом» и двором, «где почтальоны живут».

В 1880-х годах в этом доме, тогда уже Кашиных, в круглом здании, построенном для панорамы «Взятие Плевны», помещался народный театр «Скоморох». Репертуар театра был самый разнообразный: наряду с народными пьесами ставились опера «Аскольдова могила», мелодрамы, трагедии. Здесь впервые была поставлена и «Власть тьмы» Л. Н. Толстого. Лев Николаевич сам посетил представление и смотрел его с самых последних рядов галерки.



В конце драм и трагедий, по обычаю того времени, ставились одноактные водевили или чаще всего выступал певец народных песен Д. А. Ушканов, пользовавшийся большим успехом у посетителей «Скомороха».

Ушканов появлялся на сцене в пестрядинной рубахе, в лаптях и производил фурор исполнением под балалайку своей песни «Про козла» (Белоусов И. А. Ушедшая Москва. М., 1927).

Вероятно, театр не ладил с домовладельцем Кашиным, потому что, по словам В. Л. Снегирева, один из куплетов Ушканова, слышанный Снегиревым от отца, оканчивался так:

«Плохо дело, друг мой Саша,Поневоле скажешь: „Ох!“Говорят, что хочет КашинУничтожить „Скоморох“».

Действительно, театр вскоре был закрыт.

В XIX веке у Сретенских ворот по южной стороне бульвара строились уже каменные дома, а в конце XIX века страховое общество «Россия» построило на месте «Скомороха» огромный многоэтажный дом, стоящий до сего времени.

Иная судьба постигла дворы по другую сторону бульвара. В XVII и начале XVIII века дворы от Сретенки до Костянского переулка занимали торговцы и мелкие ремесленники Сретенской черной сотни (слободы), а от Костянского до Мясницкой улицы — мясники Мясницкой черной сотни. Позднее эти дворы были заняты «разных чинов людьми». Строения на дворах были исключительно деревянные.

В конце XVIII века проезд между этими дворами и снесенной стеной Белого города назывался Пьяным переулком — по стоявшей в конце его, за Мясницкими воротами, фартине (кабаку). Случайно в начале XIX века владельцем одного из дворов по переулку оказался некто Водопьянов, и переулок для благозвучия был с тех пор назван Водопьяновым.

В 1850 году из 17 выходивших на внешний проезд Сретенского бульвара строений 12 были каменные и только 5 деревянные. В конце XIX века не видно уже было деревянных строений. Часть домов причта церкви Флора и Лавра по бульвару в середине XIX века отошла к купцу Кабанову, торговавшему мельничными жерновами. Они не вмещались во дворе самого Кабанова, и он арендовал для них место во дворе находившегося напротив Почтамта. Это запечатлено на дошедшей до нас фотографии того времени.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.055. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз