Книга: Корея и корейцы. О чем молчат путеводители

Россия – это зима, водка, Путин, балет, Шарапова и Федор Емельяненко

Россия – это зима, водка, Путин, балет, Шарапова и Федор Емельяненко

Поначалу после установления дипотношений многие корейцы толком даже не понимали, про какую страну идет речь, когда произносили «Россия». Приехав впервые в Южную Корею в 1994 году, я частенько сталкивался с людьми, которые просили назвать столицу этой самой «неизвестной России». Услышав «Москва», корейцы тут же радостно восклицали: «А, ты ведь из СССР!» Кстати, на сегодняшний день пожилые корейцы и жители провинции по-прежнему ассоциируют Россию с Советским Союзом, при этом последний для них часто несет оттенок угрозы. Что ж поделать, годы «холодной войны», когда Южная Корея находилась на американской стороне, надолго врезались в память жителям Республики.

Затем при слове «Россия» в Корее стали постоянно вспоминать Чечню и мафию.

Как же дела обстоят сейчас? Для начала несколько слов о том, что в основном пишут о нас местные газеты, рассказывают по радио и телевидению.

В самых общих чертах образ России, преподносимый южнокорейскими средствами массовой информации, можно охарактеризовать так – страна, которая благодаря экономическому буму (в первую очередь за счет высоких цен на энергоносители) пытается вернуть свои позиции и влияние в мире и ведет себя все более активно, напористо и зачастую даже агрессивно.

При этом очень большое значение для формирования образа России в южнокорейских изданиях играют, как ни странно, западные СМИ. Если Россия становится темой крупной аналитической статьи в ведущих западных изданиях («The New York Times», «Washington Post» и т. д.), о российских событиях передают сообщения информационные агентства («Reuters», «AssociatedPress») или показывают репортаж на популярном новостном телеканале (BBC, CNN и проч.), то высока вероятность того, что корейские журналисты в своих статьях будут обращаться именно к этим источникам, зачастую доходя до банального пересказа на корейском языке их содержания.

Особенно ярко эта тенденция проявилась во время «газовых скандалов» между Россией и Украиной. Корейские газеты зачастую просто перепечатывали то, что было написано в западноевропейских и американских изданиях, особо не утруждая себя представлением российской точки зрения. Кроме того, освещая российскую тематику, корейские газеты, выходящие на английском языке («The Korea Times», «The Korea Herald»), как правило, публикуют перепечатки из ведущих западных источников. В итоге основные информационные темы в Южной Корее преподносят практически так же, как их подают на Западе.

Конечно, определенные объективные причины для такого подхода есть. С одной стороны, среди корейских журналистов очень немного тех, кто владеет русским языком и может считать себя специалистом по России. (Правда, следует признать, что в этом плане ситуация в корейских СМИ лучше, чем в российских, где среди пишущих на корейскую тематику журналистов по-настоящему знают страну единицы.) Немаловажным фактором является и то, что до сих пор костяк южнокорейской русистики составляют специалисты, получившие образование на Западе, в первую очередь в США, и таким образом склонные смотреть на Россию через призму западных концепций и подходов.

В лучшую сторону в плане подачи материалов о России отличаются те представители СМИ, которые имеют у нас свои корпункты. К таким можно отнести ведущие газеты («Чосон ильбо», «Чунъан ильбо», «Тонъа ильбо»), информационное агентство «Ёнхап» (в Корее оно фактически одно, остальные не играют заметной роли в местном информационном пространстве) и телеканалы (KBS, MBC и др.). Корейские собкоры, как правило, либо сами русисты и неплохо говорят по-русски, либо нанимают российских сотрудников для помощи в работе.

В общем, характерная для российских СМИ ситуация, когда зачастую приходится, освещая события в Корее, довольствоваться лишь информацией на английском языке, здесь складывается гораздо реже. Если у издания есть свой корреспондент в России, то материалы по соответствующей тематике появляются на его страницах гораздо чаще и, как правило, носят более подробный и детальный характер, что, впрочем, не всегда является гарантией объективности и непредвзятости. Хотя в последнее время мировой финансовый кризис внес коррективы и в работу СМИ, заставив ряд корейских изданий временно отозвать из РФ своих корреспондентов, но все эти репортеры, даже находясь в Корее, все равно гораздо лучше и полнее видят все русские проблемы, в отличие от своих коллег.

Одна из любимых тем корейских изданий, когда разговор заходит о России, – это ее отношения с США. В области внешней политики (тенденция особенно заметна в последнее время) Россию зачастую подают как преемницу внешнеполитических традиций Советского Союза. Российская внешняя политика в основном преподносится через призму противостояния с США и НАТО. Как правило, на это указывают, освещая такие темы, как споры по поводу размещения элементов противоракетной обороны в Восточной Европе, расширение НАТО, события на Украине, в Грузии, Средней Азии.

По всей видимости, у нынешних руководителей южнокорейских СМИ, которые фактически воспитывались в эпоху «холодной войны», происходит скатывание к привычным стандартам: Россия и США практически враги, но избегают открытой конфронтации; Россия стала оправляться от экономического кризиса и пытается вернуть себе былое влияние на мировой арене, утраченное после распада Советского Союза. Об отдельных периодах потепления российско-американских отношений говорят скорее как об исключении. В общем, подход «Россия = СССР» в Южной Корее разделяют многие.

Можно с уверенностью сказать, что экс-президент и нынешний премьер-министр РФ Владимир Путин является одной из наиболее популярных фигур корейской прессы, когда та пишет на российскую тематику. Местные СМИ в этом плане интересует все – от личной жизни премьера до проводимой им политики. Однако и в этом случае предлагаемый материал очень часто является калькой того, что было передано европейскими и американскими средствами массовой информации. Тон таких статей в целом критически-негативный. Их основное содержание можно свести к следующему: Путин имеет большую поддержку в народе, но стал активно ущемлять гарантированные при демократическом режиме права граждан, фактически ликвидировал оппозицию, независимый парламент, свободные СМИ и, скорее всего, снова вернется в президентское кресло. С избранием на пост лидера России Дмитрия Медведева корейцы обожают рассуждать о возможных противоречиях в связке президент – премьер-министр, что, правда, чаще всего является отголоском прошедших на страницах западных изданий материалов.

Учитывая, что северокорейские дела всегда очень сильно интересуют южан, то они часто в этой связи вспоминают о России. Местные издания активно занимаются мониторингом российских СМИ в поисках любой новой информации о своем беспокойном соседе. Логика следующая: у Советского Союза были традиционно хорошие отношения с КНДР, и наверняка сейчас в России не хуже осведомлены о ситуации в Северной Корее. Учитывая высокую степень закрытости КНДР, надо сказать, что сообщения, переданные со ссылками на российские источники, обычно считаются в высокой степени достоверными. При этом пассажи о «традиционно хороших отношениях между Москвой и Пхеньяном», «особых связях» и т. п. встречаются постоянно. Россия, с точки зрения СМИ Южной Кореи, однозначно большой друг КНДР. Некоторые мои знакомые журналисты искренне считали, что в случае конфликта между Сеулом и Пхеньяном Москва будет помогать Северу, в том числе и войсками. Мои осторожные возражения, что, мол, не все так просто и РФ уже давно набило оскомину от всяких военных операций за рубежом, воспринимались либо недоверчиво, либо как стремление успокоить собеседников. При этом зачастую южные корейцы забывают тот факт (или вообще не знают об этом), что с момента установления дипотношений с Республикой Корея и вплоть до конца 1990-х годов российско-северокорейские отношения были крайне холодными.

Так же активно в южнокорейской прессе освещаются контакты любого уровня между РФ и КНДР. Правда, здесь тон и содержание сообщений сильно зависят от направленности конкретного издания. Достаточно консервативные СМИ (например, газеты «Чосон ильбо», «Тонъа ильбо») о связях между РФ и КНДР говорят чаще всего в негативно-критическом либо нейтральном ключе. Издания, поддерживающие курс на активизацию межкорейского диалога («Нэиль синмун», «Хангёре» и проч.), имеют тенденцию высказываться положительно о российско-северокорейских взаимоотношениях, считая, что они способствуют большей вовлеченности Северной Кореи в международные дела.

В последние годы о России часто стали вспоминать в корейских газетах и применительно к экономической сфере. Причины тут просты и очевидны: высокие темпы экономического роста в России, повышение ее статуса в мировой экономике, превращение из государства-должника в государство-кредитора, ее вхождение в число ведущих держав по золотовалютным резервам, быстрый рост цен на энергоносители и т. д. В последнее время Россия в корейских СМИ фигурирует как перспективный, динамично развивающийся рынок, инвестиции в который могут быть весьма прибыльными, хотя там имеются и немалые проблемы (коррупция, бюрократия, высокая степень вмешательства правительства в дела экономики, усиление, как говорят здесь, «энергетического национализма», т. е. стремления нашего руководства взять под контроль стратегически важные сферы, постепенно выдавив оттуда зарубежный капитал или переведя его на позиции младшего партнера).

Следует отметить и тот факт, что в местных СМИ широко освещается тема использования Москвой своих ведущих позиций в сфере энергетики (в первую очередь нефтегазовой отрасли) для защиты и укрепления внешнеполитических позиций. Постулат о том, что «СССР угрожал ракетами, а Россия – перекрытием вентиля трубопровода», встречается весьма часто.

Корейцы вообще-то хорошо себе представляют, что Россия – чрезвычайно богатая в плане культурного и исторического наследия страна. Имена Достоевского, Чехова, Горького, Толстого (но Пушкина в гораздо меньшей степени), ведущие балетные коллективы Мариинки и Большого театра знакомы многим корейцам. Значительная их часть прочитала произведения российских авторов или побывала на гастролях наших коллективов. При встрече с русским корейцы обязательно повосхищаются произведениями нашей литературы, но при этом, скорее всего, пожалуются, что имена героев романов и повестей слишком длинные. Попадались и такие, кто говорил, что начали, но бросили читать, например, «Войну и мир» или «Преступление и наказание» именно из-за труднозапоминаемых имен. Тем не менее культурная сторона жизни России освещается в Южной Корее лишь эпизодически – чаще всего в привязке к гастролям известных российских художественных коллективов. Однако в этом случае корейские журналисты, как правило, не жалеют хвалебных эпитетов. Прилагательные «выдающийся», «бесподобный», «блестящий» и «всемирно известный» они тогда используют очень часто.

Рассказы о жизни своих «братьев по крови» – зарубежных этнических корейцев, несмотря на то что они зачастую никогда не бывали в Корее, не знают корейского языка и в целом осознают себя в первую очередь гражданами страны, в которой родились и выросли, всегда были и остаются одним из приоритетов южнокорейских СМИ. На территории России и стран СНГ, как известно, проживает немало этнических корейцев, поэтому и внимание к ним достаточно велико. В южнокорейских изданиях регулярно попадаются довольно подробные материалы о жизни и деятельности российских корейцев, особенно если при этом затрагивается аспект исторических корней. Темами статей и репортажей часто становятся фестивали корейской культуры, популярность национальной кухни, изучение корейского языка в России и т. д.

Информационные поводы дают и различные крупные события, участниками которых становятся этнические корейцы или граждане РК, находящиеся в России. Типичный пример – этнический кореец, добившийся больших успехов в спорте, культуре, науке, политике или других сферах. Такой человек обычно называется в первую очередь корейцем, представителем корейской нации, а не гражданином другого государства. Негативные материалы о российских корейцах в южнокорейских СМИ появляются редко. Исключения, конечно, составляют слишком громкие скандалы, которые просто невозможно игнорировать.

О России в последние годы часто можно слышать и в привязке к проблеме пресловутых скинхедов, жертвами которых становятся в том числе и корейцы – как граждане РК, так и этнические корейцы из числа граждан РФ. Случаи избиения корейцев в России «бритоголовыми» освещаются в Корее очень широко, что объективно отражает серьезность проблемы. Некоторое время южнокорейский МИД даже официально рекомендовал воздержаться от поездок в РФ из-за активизации деятельности скинхедов. Следует, впрочем, отметить, что корейские СМИ подходят к данной проблеме довольно объективно, без раздувания истерии и обилия негативных высказываний о России в целом.

Если политические и экономические репортажи в южнокорейских СМИ о России далеко не всегда характеризуют нашу страну положительно, то спорт – то направление, которое формирует благоприятный образ РФ в сознании корейцев. Во многом это объясняется большой популярностью среди корейцев конкретных личностей, которые либо являются гражданами РФ, либо сейчас работают или работали в России.

Так, корейские СМИ активно следят за тем, как работают в России два бывших тренера национальной сборной Южной Кореи по футболу – Гус Хиддинк (тренер национальной сборной России) и Дик Адвокат (долго тренировал футбольный клуб «Зенит»). Их успехи на новом поприще: выход России в финальную часть чемпионата Евро-2008, чемпионство «Зенита» в российском национальном первенстве и Суперкубке – заметили практически все местные издания. Интерес корейских СМИ к освещению спортивной жизни России объясняется еще и тем, что несколько южнокорейских футболистов стали играть в российских клубах высшей лиги.

Если брать конкретных российских спортсменов, то бешеной популярностью, в том числе и на бытовом уровне, пользуются теннисистка Мария Шарапова, прыгунья с шестом Елена Исинбаева и чемпион мира по боям без правил Федор Емельяненко. Не будет преувеличением сказать, что эти фигуры стали в сознании очень большого числа корейцев (в первую очередь мужчин) такими же символами современной России, как матрешка, водка, Путин и Мариинский балет. Мельчайшие подробности жизни Шараповой, Исинбаевой и Емельяненко постоянно освещаются в корейских СМИ. Для Исинбаевой корейцы даже придумали красивое прозвище – «минёсэ», что означает «красавица птица», имея в виду ее обаятельную внешность и успехи в прыжках в высоту с шестом.

Причем, если интерес к теннисистке и легкоатлетке обусловлен во многом мировым вниманием к их персонам, то Федор Емельяненко – именно корейский кумир (в Республике полно его фанатов). Мне часто попадались корейцы, которые, узнав, что я из России, сразу же вспоминали о чемпионе по боям без правил. Его приезды в Южную Корею становятся такими же значительными по степени присутствия в местном информационном пространстве событиями, как визиты мировых лидеров и знаменитостей. Не будет ошибкой сказать, что за последние годы на бытовом уровне имидж России среди южнокорейцев заметно изменился в положительную сторону именно благодаря Исинбаевой, Шараповой и Емельяненко. Кстати, сами корейцы будут сильно удивлены, если им сказать, что Емельяненко не очень известен в России. Это трудно понять местным жителям, так как наш спортсмен по популярности в Корее может дать фору многим местным звездам эстрады и кино. На самом деле эта странность объясняется очень просто: турниры по боям без правил, на которых в основном выступает атлет, проводятся в Японии и широко транслируются в Южной Корее. А вот в России всего это нет, потому и известен Емельяненко скорее специалистам, чем рядовому россиянину.

Если говорить о спорте, то вплоть до конца 2007 года Россия в корейских СМИ упоминалась и в связи с Сочи, который конкурировал с южнокорейским Пхёнчханом в борьбе за право проведения зимней Олимпиады 2014 года. При этом Россия постоянно была объектом жесткой критики, особенно после победы. Многие местные СМИ, вне зависимости от своей направленности, не стеснялись открытых заявлений о «решающей роли денег «Газпрома» и Путина, тогда как по справедливости должен был бы победить Пхёнчхан». Правда, следует отметить, что эта тема быстро сошла на нет. Не подкрепленные ничем обвинения, очевидно, стали результатом чрезмерного всплеска эмоций, а также того, что в стране на правительственном уровне была организована широчайшая компания в поддержку Пхёнч-хана.

Отмеченные выше черты «российского портрета» в корейских СМИ в той или иной степени находят отражение и в сознании людей. Однако есть и ряд других народных корейских стереотипов о России. Обратимся же к ним.

Не удивляйтесь, если кореец будет искренне верить в то, что в России всегда очень холодная, прямо-таки лютая зима, а русские постоянно ходят в меховых шапках. Причем чуть ли не круглый год. Это в принципе один из самых расхожих стереотипов о нашей стране. Взывать к логике, говорить о том, что Россия слишком велика, чтобы можно было делать такие обобщения, и что в самых холодных районах, где зима действительно двенадцать месяцев в году, как правило, народ не живет, дело бесполезное. Во многом созданию подобного образа способствуют местные СМИ, которые любят время от времени рассказывать о том, что в России зафиксирован очередной рекорд низкой температуры. На тот факт, что регионы Крайнего Севера, некоторые области Якутии, Чукотка – такая же экзотика для подавляющего большинства россиян, как и для корейцев, не обращают внимания. Как следствие – возникновение устойчивой связи «Россия – холод».

Тут мне как раз вспоминается очень занятный эпизод. Однажды, когда на улице было уже действительно прохладно, я выскочил за покупками в магазинчик, который находился буквально в пяти метрах от гостиницы, где я тогда остановился. Сердобольный портье на выходе попытался меня отговорить от этой затеи, убеждая, что на улице холодно и я простужусь. Все расставило на свои места пояснения охранника (кстати, большого поклонника Федора Емельяненко), который сказал: «Да он из России, ему не холодно». Аргумент для портье железный: после этого он был уверен, что я на улице не простужусь и вообще чуть ли не живу в холодильнике.

Следующий стереотип корейцев о России не менее распространен и в других странах, а именно: все русские девушки очень красивые. Вот получит обычная девушка российское гражданство, и сразу станет красивой. При этом большинство красавиц зовут Наташа. Конечно, среди россиянок красавиц хватает, но объяснять, что и в России женщины бывают разными, бесполезно. Очень часто меня знакомые корейцы просили познакомить с россиянками и были поражены, когда некоторые из них не походили на моделей с обложек журналов моды. Часто, говоря о русских девушках, корейцы кое на что намекают. Однако тут уже винить надо нас самих, ведь во многих барах и прочих увеселительных заведениях действительно встречаются россиянки, приехавшие заработать в Корею древнейшим способом. Регулярно появляются и сообщения о задержании корейских сутенеров, которые ввозили в страну жительниц России и ряда стран СНГ для работы «в сфере индустрии нелегальных услуг сексуального характера». Правда, в последнее время этот поток, насколько можно судить, существенно ослаб. Может, улучшение экономической ситуации в России сказалось, а может, и другие факторы.

Не удивляйтесь, если некоторые корейцы всерьез станут вас спрашивать: «А в России есть машины, заводы, телевизоры, самолеты?..» Отвечать шутками в стиле «Нет, я впервые увидел машину (или что-то там еще) только в Корее» не советую. Вас могут понять буквально. Почему такие дикие вопросы возникают, не ясно. Правда, в последнее время их приходится слышать все реже и реже: все-таки постепенно мы больше узнаем друг о друге. Если же подобный вопрос возникнет, то взывать к логике бесполезно. Можете, конечно, попробовать, но вряд ли поможет. Россия для многих корейцев представляется страной далекой и непонятной, и там может быть все что угодно. Иногда, как я подозреваю, корейцы пытаются таким образом поддержать разговор, говоря первое, что придет в голову. Конечно, это не самый удачный способ, но в этом случае хотя бы понятны предпосылки возникновения такого экзотического вопроса. Хотя, может быть, я просто пытаюсь оправдать корейцев. Может быть… И все-таки вряд ли стоит эмоционально реагировать на такие вопросы, как делают некоторые наши соотечественники. Впрочем, «для профилактики» можете спросить у корейца: «А в Корее есть женщины (если беседуете с женщиной, то спросите про мужчин)?» Обычно те либо начинают смеяться над вами, либо делают круглые глаза от удивления. После этого можно сказать: «Вот так же я себя почувствовал, когда вы спросили меня о машинах в России». Хотя подобные воспитательные меры не гарантируют, что в следующий раз уже другой кореец не поинтересуется о наличии у вас на родине холодильников.

В прошлые годы очень часто приходилось слышать, что в России, куда ни плюнь, везде мафия, жить там опасно и без разрешения братвы шагу ступить нельзя. Время идет, сейчас этот стереотип постепенно отходит в прошлое. Однако, как говорится, свято место пусто не бывает. Теперь вместо мафии стали говорить о скинхедах: мол, они ходят по московскому метро и автобусам чуть ли не толпами, пугая всех подряд. Конечно, все это преувеличение, но «бритоголовые» у нас существуют и инциденты с их участием случаются. При этом подчеркну, что часто россиянам славянской наружности бывает трудно оценить масштабы этой проблемы, так как они не попадают в число потенциальных жертв скинхедов. Многие живущие в России корейцы так или иначе страдали от них, случались даже убийства! Подобные события, естественно, очень широко освещаются в СМИ Южной Кореи, и в результате формируется соответствующий образ России.

Еще один распространенный в Корее – да много еще где на самом деле – стереотип: русские очень много пьют спиртного, в основном водку. Согласимся, что, как и в случае со скинхедами, дыма без огня не бывает, но и преувеличивать все же не стоит. Многие корейцы, наливая свою двадцатиградусную «соч-жу», говорят, что для русских это, наверное, «как вода». Причем о самой водке существуют какие-то расплывчато-жуткие представления как о «суперспиртном» с запредельным градусом. Когда я говорил, что в ней сорок градусов – практически столько же, сколько в хорошо знакомом корейцам виски, коньяке или той же «сочжу» из местечка Андон, – то собеседники удивлялись.

Корейцы в большинстве своем полагают, что любой русский априори должен безбожно пить. Эта мысль сидит глубоко в сознании многих корейцев. Периодически склонные к авантюризму корейцы предлагали посоревноваться, кто больше выпьет. Кому предлагали? Ну с кем, как не с русскими, надо соревноваться!

В этой связи вспоминается забавный эпизод из моей журналистской жизни. Один из моих коллег-корейцев долгое время работал в России и пристрастился к «зеленому змию». Свою слабость он объяснял знакомым тем, что сфера его профессиональных интересов – Россия, а там «без этого никак нельзя». Его слова находили полное понимание у окружающих. Однажды у меня спросили, правда ли, что русские каждый день с утра пьют водку. Я в шутку ответил, что каждое утро выпиваю вместо апельсинного сока литр водки, иначе нахожусь в плохом настроении. Меня поняли буквально, поползли слухи, и наиболее недоверчивые решили проверить мои слова. Тогда-то я сказал, что в свою очередь хочу посмотреть, как корейцы традиционно завтракают супчиком из собачатины (один из расхожих стереотипов о Кореи, кстати). Коллеги стали шумно протестовать. После этого я сказал, что в России так же пьют водку, как в Корее едят мясо собак: есть русские, которые много пьют, но далеко не глушат спиртное стаканами, а многие и вовсе выпивают только по праздникам и очень умеренно. Мои объяснения возымели эффект, и все встало на свои места, но уже сам факт того, что шутку с литром водки многие корейцы восприняли на веру, показателен. Что ж, в Корее сложился образ россиянина – поглотителя спирта, причем в нечеловеческих количествах.

Многие россияне чуть ли не с колыбели выучивают, что Россия – самая большая страна мира. Это аксиома, часто и предмет гордости. Однако немногие корейцы знают об этом. Когда мне надоедало отвечать на постоянные вопросы о том, откуда я такой приехал, я стал просить угадать, глядя на мое лицо. Чаще всего начинали с США или Западной Европы, а потом доходили до экзотики – Турция, Иран и проч. Я в этих случаях обычно пытался помочь, говоря, что моя страна – самая большая в мире по территории. Но увы… Знают о размерах России очень мало корейцев. Чаще всего для них самая крупная страна – это США, Китай, Индия или Австралия. Те, кто получше знает географию, могут назвать Канаду. Однако слово «Россия» звучит редко.

А вот еще один стереотип. Мне регулярно доводилось слышать, что русские фамилии обязательно заканчиваются на – ский. Да и если попросить корейца изобразить то, как ему кажется звучит русская речь, он обязательно выдаст набор немыслимых звуков, а в конце поставит – ский. Откуда это – не знаю, может, и правда наши слова так звучат, вот только с фамилиями не очень ясная картина. Конечно, фамилии с таким окончанием – не редкость для россиян, но, если не ошибаюсь, они характерны скорее для тех, кто имеет польские корни.

Конечно, далеко не весь отмеченный выше набор стереотипов разделяют все корейцы в полном объеме, но очень велика вероятность того, что те или иные упомянутые образы – хотя бы один из них – присутствуют в сознании того конкретного жителя Страны утренней свежести, с которым вы общаетесь. Исключения составляют лишь те, кто долгое время прожил в России и так или иначе связан с нею, но таких корейцев пока не так уж много. Правда, в последние годы о России корейцы узнают все больше и больше, самые дикие и фантастические представления постепенно уходят из массового сознания. В целом к россиянам в Республике относятся неплохо, многие корейцы вспоминают, что напрямую Россия и Корея ни разу за всю историю не воевали друг против друга. Однако стройного образа пока не сложилось, поступающая об РФ информация отрывочна и зачастую тенденциозна, и мы остаемся для них жителями незнакомой и далекой страны. Однако время идет, и все, на мой взгляд, меняется к лучшему.

Оглавление книги


Генерация: 0.200. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз