Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Зима — Тулун — Нижнеудинск

Зима — Тулун — Нижнеудинск

Ночь была теплой, и тент палатки не промок. Ранним утром, пока я собирал палатку, на синем цветке горящего газа кипятился душистый чай. Чтобы добраться от места стоянки до станции, потребовалось больше часа. На вокзальной площади Зимы на постаменте синел электровоз ВЛ22. По сравнению с ним автомобили такси казались игрушечными. Я сфотографировал труженика первых советских электрифицированных линий.

Электричка на Тулун заполнилась наполовину. В вагон электрички пассажиров помещается больше, чем в сидячий вагон поезда. У электрички вагоны имеют увеличенную ширину. В одном ряду пассажирского вагона умещается пять пассажиров. В плацкартном и сидячем вагонах — по четыре. В вагоне электрички — шесть. Когда запускали первые в стране электрички Москва — Мытищи, было принято решение увеличить габарит вагонов, чтобы разместить больше пассажиров в одном ряду. Из-за этого пришлось переделывать платформы станций под пригородный габарит. Электричка выиграла в пассажировместимости, ведь это основной показатель для пригородного поезда.

На станции Тулун, как и в Зиме, у здания установлен памятник-электровоз. Это более современный ВЛ60, односекционный электровоз переменного тока с двумя кабинами. Такой тип электровозов давно устарел, но их все еще можно встретить на железных дорогах России. «Шестидесятые» ВЛ «на пенсии» тянут рабочие и ремонтные поезда. Моя коллекция фотографий электровозов пополнилась новым снимком.

В Тулуне следовало пересесть на электричку до Нижнеудинска. Обидно было терять пять часов в ожидании на вокзале, тем более что неподалеку от поселка есть озеро. У меня была хорошая возможность отдохнуть и приготовить на огне обед. С появлением газовой горелки я приобрел автономию в плане питания и мог по-другому планировать маршрут.

Я прошел Тулун насквозь. Отопление в поселке исключительно дровяное. Для топки печей используются отходы окрестных лесозаводов — обрезки досок и стружка. На улицах навалены горы опилок и обрезного горбыля — полукруглых обрезков бревен, состоящих из коры и древесины. Местные жители сбивают горбыль в штабеля и пилят штабель целиком, по мерке, чтобы дрова поместились в печь.


От Тулуна я электричкой добрался до станции Нижнеудинск. Здесь тоже есть электровоз. Правда, в отличие от Зимы и Тулуна, он стоит не на пьедестале, а на путях рядом с депо. Может быть, его время еще не пришло. Это синий двухсекционный ВЛ80, живая легенда. Такие трудяги до сих пор работают на железных дорогах страны.

В Нижнеудинске я остановился на ночь, чтобы первой электричкой выехать в Тайшет. Через поселок протекает маленькая речушка с заросшими берегами. За населенным пунктом вплотную к реке подступает болото, так что к берегу не подойти. Чуть дальше — вагоноремонтный завод, а за ним — затопленный песчаный карьер. Я направился к нему в надежде найти место для стоянки. Когда я шел вдоль забора вагоноремонтного завода, меня обогнала компания ребят. С собой у них были полотенца. Они направлялись в сторону карьера с явным намерением искупаться.

Оказалось, вода в карьере зацвела. Водоросли росли у берега, покрывая дно. Кто-то из ребят уже купался, несмотря на обилие водорослей и тины. Обойдя озеро, я вышел на другой берег. Здесь никого не было. С крутого утеса к воде вел вытоптанный спуск. Водоросли у берега были кем-то заботливо расчищены. Но я все равно ограничился обливанием водой из котелка. Палатку установил на крутом берегу в сосняке. С одной стороны — затопленный карьер, с другой — отстойник вагоноремонтного завода с брошенными на путях ржавыми вагонами, которые уже поросли мхом и деревьями.


Оглавление книги


Генерация: 0.722. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз