Книга: Корея и корейцы. О чем молчат путеводители

Русский Техас

Русский Техас

Сядьте в Сеуле на скоростной экспресс «Кей-Ти-Экс», часа два посмотрите на мелькающие за окном со скоростью около трехсот километров в час корейские пейзажи – и вот вы уже очутились во втором крупнейшем городе Кореи – Пусане. Выйдя из здания пусанского железнодорожного вокзала, который своим обликом больше напоминает космопорт будущего, вы тут же упираетесь взглядом… нет, не в памятник какому-то местному герою и не в изящную пагоду, которую можно было бы ожидать увидеть в этом восточном городе, а в вывеску на до боли знакомом и родном «великом и могучем», гласящую, что перед вами начинается «торговый центр для иностранцев в районе Чорянг».

Именно здесь и расположен так называемый «русский Техас», он же русская улица или русский квартал, кому как нравится. Однако больше всего это место известно именно как «русский Техас» или просто «Техас», но местные жители тут же добавят, что «там в основном русские живут».

Как выяснилось, микрорайон имеет долгую «иностранную» историю. Еще в 1880 году китайцы облюбовали это место и открыли тут большое количество своих торговых заведений и ресторанов. Позднее, после окончания Корейской войны 1950–1953 годов, когда на территории Южной Кореи появились американские военные базы, улица получила свое нынешнее название, связанное со штатом ковбоев: Техас – из-за того, что сюда часто приходили американцы. Почему именно Техас, а не, скажем, Аризона, Вашингтон или Гавайи, так до сих пор и остается загадкой. Так или иначе, примерно до середины 1990-х годов в основном здесь появлялись именно американцы.

Затем хлынувшая из России волна челноков и моряков торговых судов сначала существенно разбавила, а в итоге и отбросила представителей США. В конце концов с середины 1990-х годов закрепилось название «русский Техас» или просто «русская улица». В итоге улица стала и до сих пор остается любимым местом общения достаточно пестрой русской общины, которую представляют туристы-челноки, моряки, студенты, девушки-танцовщицы и проч.

Торговцы немедленно отреагировали на перемену конъюнктуры. В микрорайоне все фирмы, лавки, ресторанчики, кафешки и даже цветочные ларьки обрели русские названия. Большинство продавцов и официантов в «пунктах общепита» являются русскими корейцами, приехавшими сюда на заработки из дальневосточного региона России, а также с Сахалина. Попадаются и представители ряда республик СНГ – Казахстана, Узбекистана, Киргизии. Но опять же, чаще всего это этнические корейцы. Кстати, название улицы «русская» не совсем точно отражает ситуацию. Правильнее было бы называть ее «русскоязычная», так как здесь немало представителей только что упомянутых республик СНГ. Однако для местных корейцев все они русские, потому и улица стала таковой.

Кстати, есть небольшой повод для гордости. Как рассказал один местный журналист, в свое время власти Пусана, решив активно развивать связи с Китаем и установив побратимские отношения с Шанхаем, хотели создать рядом китайский квартал. Был сооружен отдельный вход в китайском стиле, стали зазывать представителей китайской общины… Однако ничего не вышло. От китайского квартала, который в перспективе должен был «задавить» своими размерами «русский Техас», так и остался один лишь вход, а русский угол выжил и даже захватил часть территории Чайна-тауна.

Размеры квартала, кстати, не такие уж и большие. Главная улица тянется метров на четыреста, к ней прилегает еще пара небольших улочек, тут же стоят дома, где снимают себе жилье работающие в «Техасе» соотечественники, вот и все. Однако слава русского квартала непропорциональна его скромным размерам. «Техас» фактически превратился в одну из достопримечательностей крупнейшего города-порта Кореи Пусана. Каждый местный житель был или по крайней мере слышал об этом уголке России в сердце Кореи.

Техас живет как бы в две смены – утром и днем идет торговля, а вечером открываются различные бары с русским уклоном.

Давайте сначала о торговой стороне. Всего, по данным Генконсульства РФ, в Пусане на территории этого района расположено около двухсот различных торговых точек, небольших кафе-баров и ресторанов. Средняя годовая прибыль от торговли составляет около двух миллионов долларов. Не так уже и много, можно сказать. Однако, как признают многие, эти цифры существенно занижены благодаря «творческому подходу» к налоговой и бухгалтерской отчетности со стороны владельцев, большинство которых все же составляют местные корейцы. С другой стороны, будет преувеличением ударяться в другую крайность, считая, что здесь крутятся миллиарды, а продавцы и хозяева торговых точек являются собственниками роскошных яхт и шикарных вилл. Основные товары, которыми здесь торгуют, – одежда, кожгалантерея, продукты, мебель, стройматериалы, запчасти к автомобилям и проч.

Однако в последнее время дела идут не очень хорошо. Расцвет торговли пришелся на 1995–1998 годы – эпоху челноков. Затем корейская продукция стала все сильнее проигрывать китайской, что незамедлительно выразилось в уменьшении количества мелкооптовых покупателей из России, многие из которых начали ездить в Китай. С другой стороны, крупные русские коммерсанты, освоившись на местном рынке и разобравшись в конъюнктуре, предпочли выбирать партнеров, не имеющих отношения к «Техасу». По словам наших бизнесменов, уровень и качество предлагаемых услуг и товаров фирм русского квартала Пусана оставляют желать лучшего, а цены несколько выше, чем на аналогичные товары других корейских фирм. Так или иначе, определенная категория клиентов из России – в первую очередь сюда ездят из Приморья и с Сахалина – все же осталась, а улица продолжает свое существование.

Немало здесь и мест, именуемых на языке официальной статистики пунктами общественного питания. Всего их несколько десятков. Приятно удивило, что там, где мне довелось пообедать, готовят действительно вкусно и правда по-русски. В «Техасе» есть даже пекарня, где выпекают настоящий русский черный хлеб. Так что в этом плане наши соотечественники чувствуют себя здесь как дома. Цены на еду? Не самые дешевые, но в общем доступные.

С наступлением вечера закрываются лавки и фирмы, и жизнь начинает бить ключом в местных развлекательных заведениях – барах, кафе, ночных клубах, караоке-барах и проч. Во многих из них официантками работают девушки из России и ряда стран СНГ. Говоря о ночной жизни Пусана, конечно же трудно обойти тему российских «жриц любви», приехавших на заработки в Корею. Я уже говорил, что у корейского обывателя Россия ассоциируется с очень красивыми девушками. Что ж, с этим трудно поспорить. С потоком моряков, челночников и представителей прочих профессий из России в Корею с начала 1990-х годов хлынули и представительницы древнейшей профессии. Естественно, что многие из них оседали в русском квартале Пусана. Слава «Техаса», как района, приютившего русских девушек, в свое время гремела по всей Корее. Многие корейцы, памятуя о «русских красавицах», устремлялись в «Техас» именно за «близким общением» с нашими соотечественницами. В свое время контингент «жриц любви» из России (опять же в основном в Южную Корею ехали девушки и женщины с Дальнего Востока и Сахалина) в Пусане был достаточно большим. Удалось даже создать целую индустрию развлечений. Приезжали девушки в Корею в основном либо по туристическим, либо по рабочим визам, под видом танцовщиц, собирающихся выступать в местных ночных клубах. Интересно, что одна из дам даже написала получившую громкую известность в определенных кругах, достаточно любопытную книгу, название которой говорит само за себя: «Техас – улица секса, печали и радости». В ней она подробно описала многие детали жизни российских представительниц древнейшей профессии в Корее. Доводилось мне также слышать, что некоторых девушек вначале приглашали работать в качестве танцовщиц, а потом насильно заставляли оказывать услуги интимного характера.

Правда, с начала 2000-х годов этот аспект российско-корейского «сотрудничества», можно сказать, практически сошел на нет. Практически, но не полностью. Как рассказали знающие люди, в 2002 году власти Южной Кореи были шокированы тем, что их страну, создающую себе имидж передовой державы Азии, комиссия ООН поставила на одно из первых мест по незаконной продаже, перемещению и эксплуатированию людей, во многом и из-за российских «жриц любви». Конечно, было бы наивно полагать, что вся эта индустрия расцвела в 1990-х годах без ведома властей. Однако пока не было скандалов и крупных проблем, на ситуацию смотрели сквозь пальцы как на неизбежное зло. Все изменилось после доклада ООН, когда респектабельному имиджу Южной Кореи был нанесен серьезный урон. Корейцы поклялись исправить положение и взялись за дело с необычайным рвением. Регулярные рейды представителей полиции и иммиграционной службы по «Техасу», облавы на русских дам легкого поведения и их корейских сутенеров, показательные процессы над владельцами фирм, организующих приезд в Корею лжетанцовщиц, в итоге сделали свое дело. Число наших ночных бабочек резко сократилось, случаев принуждения к занятиям проституцией практически не фиксируется. Конечно, при желании, как мне сказали, можно «организовать» русскую девушку для жаждущего плотских утех мужчины. В конце концов, ночью в районе «Техаса» и сейчас бродят бабушки-одуванчики, которые шепотом предлагают одиноким мужчинам за «скромные» сто – сто пятьдесят долларов «пообщаться» с красивыми девушками, в том числе и русскими. Говорят, что в ряде баров и клубов «Техаса», где на корейский манер к клиентам подсаживаются девушки, чьи функции заключаются в развлечении гостей разговорами и наполнении напитками их стаканов, можно с теми же официантками договориться о «продолжении банкета». Однако только с их согласия и без какого-либо экстрима. В общем, и эта отрасль испытывает в настоящее время определенный упадок. Раньше, в период расцвета секс-индустрии «Техаса», как говорят, в удачный день ночная бабочка могла заработать восемьсот – девятьсот долларов, но время баснословных прибылей прошло. Работающая в хостес-баре русская официантка пожаловалась: «Сейчас стало гораздо труднее заставить корейцев раскошелиться. Раньше шампанское лилось рекой и платили щедрые чаевые, а сейчас замучаешься выпрашивать клиента угостить тебя лишним коктейлем». А с каждого заказанного клиентом десятидолларового коктейля официантка имеет от трех до пяти долларов. Короче говоря, сейчас и времена другие, и клиент не тот пошел, да и наших жриц любви теперь в «Техасе» осталось совсем немного.

По словам представителей местной полиции, какие-либо серьезные инциденты на «Техасе», к счастью, случаются нечасто: ситуацию здесь они держат под полным контролем. Бывают, правда, отдельные случаи, когда пара наших моряков побузит или погуляет с размахом, но во всем остальном полный порядок. Тем не менее перед входом в «Техас» висит грозная вывеска на местном языке: «Молодежи в возрасте до восемнадцати лет вход воспрещен» – от греха подальше, как говорится.

Оглавление книги


Генерация: 0.239. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз