Книга: Португалия. Записки не туристки

Глава 4 Фешта да вила

Глава 4

Фешта да вила

В первый раз праздник «фешта да вила» – день города, или деревни (здесь все небольшие поселки и городки называют «вила») – нам случилось увидеть в городке под названием Палмела. Пригласили нас наши знакомые, жители Палмелы, Жоан и Ана.

Мы познакомились еще в Африке. Случилось так, что несколько лет назад они путешествовали по Волге на круизном корабле. Во время плавания они подружились с семейной парой из Южной Африки и в следующий свой отпуск, воспользовавшись приглашением африканцев, посетили ЮАР. Там, в один из вечеров, мы оказались вместе за одним столом в доме наших знакомых. Разговорились. Когда они обнаружили, что муж говорит по-португальски, то весь вечер не отходили от нас. Мы подружились.

Жоан и Ана – наши ровесники. Он работает в банке, она – инженер на цементном заводе. Они очень религиозны, воскресное утро для них – всегда и везде, где бы они ни были – время церкви. У них трое почти взрослых дочерей: высокие, в папу, крупные красавицы. Роскошные гривы волос, темные глаза, ресницы, которые могли бы соперничать с накладными, смуглый румянец. Опять внешность не соответствует общепринятому представлению, что все португальцы приземисты.

Семья живет в самом центре старинного городка Палмела, на улочке такой узенькой, что кажется, стоя посредине, можно, раскинув руки, одновременно коснуться домов с двух ее сторон. Городок сбегает вниз от вершины холма, на котором возвышается замок Палмела. Он за много километров виден с дороги, подходящей к Лиссабону с юга. В одном из дворцов замка расположилась «поузада». Само слово означает «остановка, постоялый двор».

Сегодняшняя поузада – это современная, всегда пятизвездочная гостиница в средневековых стенах, часто – в бывших королевских покоях. Остановиться в такой гостинице считается здесь особым шиком. Мне приходилось встречать туристов, которые отзывались о времени, проведенном в поузаде, без восторга. Наверное, это можно понять: не каждому понравится за пятизвездочную цену жить среди голых каменных стен, сидеть и спать хоть и на многовековой, но неуклюжей мебели. У современного понятия о комфорте все-таки несколько иные ориентиры.

Любят поузады англичане; наверное, им эти гостиницы напоминают их собственные частные, расположенные в старых замках, школы, где они спали в нетопленых дормиториях и круглый год, зимой и летом, ходили в шортах, с голыми коленками.

Англичане давно облюбовали Португалию для отдыха и путешествий, особенно в бархатные месяцы начала осени, и кажется, старательно хранят этот секрет для себя.

Правда, в последние годы Португалию уже нельзя назвать туристическим секретом. В погоне за солнцем, а также, что немаловажно, за налоговыми льготами сюда едет все больше и больше обитателей прохладных стран северной Европы, причем не только в отпуск! Вот прямо переезжают сюда на всю осень и зиму, благо для них, баловней по рождению, нет проблем с визами. Кстати, цены на номера в поузадах в зимние месяцы разительно отличаются от летних.

Но вернемся к нашим друзьям в городок или, как здесь говорят, «в вилу» Палмела. Узкие дома в три-четыре этажа построены сплошь, с общими стенами, как во всех старых европейских городах. Вход в дом наших друзей – это высокая массивная дверь из отполированного временем дерева, с тяжелым кольцом и старинной бронзовой ручкой. Стоя перед такой дверью, так и ждешь увидеть внутри что-то неоспоримо антикварное. Однако, внутри интерьер не просто современный, но даже тяготеющий к стилю «high tech».

Португальцы обожают окружать себя продуктами современных технологий, особенно из области экологии. Считается необходимым установить на крыше дома несколько панелей солнечных батарей; во многих домах окна открываются и закрываются с помощью дистанционного управления, а жалюзи обязательно снабжены электромотором. На многих общественных парковках выделены места с электропитанием– для электромобилей. Пункты сбора мусора всегда оборудованы так, чтобы бумага, стекло, пластик – оказывались каждый в своем контейнере.

Португалия занимает не последнее место в ряду европейских стран, использующих экологические разработки. Достаточно заметить, что более половины всей электроэнергии здесь производится посредством ветряных электрогенераторов.

Дом наших друзей узкий и весь тянется вверх, так что внизу, на уровне земли, умещается только прихожая-холл. Она довольно большая, с несколькими креслами, столиками, стильной вешалкой, большим, расширяющим пространство зеркалом и даже абстрактной скульптурой из какого-то белесого металла. Здесь же туалет для гостей и дверь в комнату-подсобку, где расположены стиральные машины, гладильная доска и прочий хозяйственный инвентарь.

Лестница ведет на второй этаж. Там очень небольшая гостиная, перетекающая в столовую. На этом же уровне находятся две маленькие спальни девочек и, одна на двоих, ванная. И опять лестница, на третий этаж, где располагается – о ужас, на третьем этаже! – малюсенькая кухня и еще одна спальня с ванной. На последнем этаже, под самой крышей, спальня и ванная хозяев.

Я сделала робкую попытку пошутить, что обитателям такого дома не надо ходить в спортивный зал, имея ввиду неизбежную беготню вверх-вниз по лестницам. Хозяева тут же со всей серьезностью начали развивать эту тему, похвалили местный спортивный комплекс и пригласили нас в спортивный поход по окрестностям Палмелы. Впоследствии мы сходили с ними в поход, действительно требовавший некоторой спортивной подготовки.

Живописный полуостров Арабида, на котором располагается Палмела, образован широким устьем Тежу с одной стороны и глубоко вдающимся в берег атлантическим заливом, в который впадает река Саду – с другой. Местные жители давным-давно обнаружили, что холмистый полуостров – идеальное место для выращивания винограда. Здесь множество винодельческих хозяйств; одно из крупнейших в Португалии – «Жозе Мария да Фонсека» – носит имя своего основателя и известно далеко за пределами страны вином «Мускадель».

Старейшие погреба фермы находятся в самом центре вилы Азейтао и стоят того, чтобы их посетить. Специально подготовленные гиды показывают погреба, рассказывают об истории семьи и о секретах производства; заканчивается экскурсия дегустацией замечательного «Мускаделя». Наш поход получился не только спортивным и познавательным, но и вкусным: мы познакомились с местными виноградниками, сыроварнями, старинными мельницами, а кроме того – даже с раскопками древнеримских поселений. И еще раз убедились: если хотите действительно увидеть и узнать страну, ходите пешком.

Но вернемся к празднику «Фешта да вила». Этот праздник в разные числа летних месяцев бывает в каждой деревне, в каждом большом и маленьком городке Португалии.

Самый грандиозный из них – день Святого Антония, покровителя Лиссабона. Говорят «день», но на самом деле все происходит ночью, с 12-го на 13-е июня. Второе, более популярное название праздника – «Ночь сардин». Все начинается с наступлением сумерек. К центру города стекаются группки, группы и толпы людей. Многие венчают голову колпаком, сделанным в виде рыбьего хвоста, с чешуей и плавниками. Город украшается множеством разноцветных фонариков, гирлянд, шаров и флажков, но главная декорация праздника – огонь. Почти на каждом перекрестке стоит пылающая пламенем жаровня. Здесь всю ночь жарятся сардины. Поджаренную, с хрустящей корочкой, сардинку целиком кладут на кусок хлеба и кусают, обжигаясь, брызгая маслом. Масло стекает с сардинки на хлеб, пропитывает его – как вкусно!

Дым струится в синих сумерках, окрашивается фонарями в разные цвета. Кругом музыка: она звенит с площадей трубами многочисленных духовых оркестриков, разливается песнями фаддистов в сопровождении аккордеона и португальской гитары (нечто среднее между гитарой и мандолиной). Почти на каждой площади можно потанцевать под живую музыку. Кое-где нам удалось даже послушать «пимбы» – куплеты, похожие на русские частушки. Так же, как и частушки, пимбы могут быть весьма фривольного содержания.

Толпы людей тянутся к центру Лиссабона, к Авениде Либердаде (Проспект Свободы). Сегодня она, как и весь центр города, недоступна для автомобилей. По ней движется нескончаемое карнавальное шествие. Районы города, предприятия, а иногда и просто несколько объединившихся в одну группу домов готовят свои выступления: разрабатывают тему, костюмы, музыкальное сопровождение. Никаких звукозаписей, только живая музыка и пение – поют все участники, каждую группу сопровождает собственный оркестр.

Традиция таких шествий сохранилась до наших дней во многих латинских странах, например в Бразилии – знаменитый бразильский карнавал.

Ближе к часу ночи толпы начинают смещаться от Авенида Либердаде к самому старому единственному пережившему землетрясение 1755 года, району Лиссабона – Алфама.

Говорят, название Алфама произошло от арабского Аль-Хама – теплый источник. В XI–XII веках большая часть территории современной Португалии была занята «маврами» – арабскими племенами, пришедшими из северной Африки. Во времена владычества «мавров» Алфама – это и был весь город. Португальские короли потратили много сил и, надо полагать, пролили немало крови, пытаясь отвоевать земли у «мавров». Это было непросто: арабы строили мощнейшие защитные крепости, – они стоят до сих пор, – а в изощренном военном искусстве стремительной арабской коннице не было равных.

Решить проблему удалось королю земли Порто Кале – Санчо, который отказался от стратегии прямого военного противостояния. Он призвал «мавров» к мирному сожительству, своих же подданых обязал ассимилироваться, то есть не гнушаться браками с темнокожими пришельцами из аравийских земель. Оттуда и пошли особенности внешности многих португальцев: темные глаза и волосы, густые ресницы, смуглая кожа.

В Алфаме начали селиться ремесленники и торговцы. Почва в этом районе каменистая, вернее сказать, это и не почва, а камень – Алфама стоит на скале. Может быть, поэтому землетрясение, которое снесло с лица земли практически весь Лиссабон, этот район почти не повредило, благодаря чему здесь до сих пор сохранилась средневековая запутанность улочек. Они вьются замысловатыми змейками, переплетаются, стекают от крепости святого Георгия вниз, к Тежу.

На самой вершине Алфамы, на нескольких площадях, окружающих белую, украшенную богатой колоннадой и далеко видную со стороны Тежу, базилику – пантеон португальских знаменитостей – по субботам и вторникам происходит «Ярмарка воришек» – это официальное название поселившегося здесь блошиного рынка. Классическое соседство торжественной вечности и вечной суетности!

В «ночь сардин» улочки Алфамы заполняются веселыми танцующими и жующими толпами людей; на каждом шагу дымят на жаровнях сардины, гремит музыка. А еще в эту ночь везде продают крохотные горшочки с зелеными круглыми кустиками – одна из разновидностей душистого базилика. Его покупают и дарят любимым на счастье. В каждый горшочек воткнут прутик с бумажным флажком, на флажках написаны стихотворные романтические пожелания возлюбленным.

И это не случайно, ведь следующий день, День Святого Антонио, покровителя семьи – считается днем новобрачных. Каждая девушка в Португалии мечтает выйти замуж именно в этот день. В церквях происходят массовые свадьбы – от 10 и более – одновременно. Полученные в подарок фигурки Святого Антония с младенцем на руках новоиспеченные жены будут свято хранить в самом почитаемом месте дома.

Нередко можно видеть такие фигуры перед входом в дом, в нише на фасаде, на фронтоне крыши. Засидевшиеся в девках тоже прибегают к помощи этого святого: стоит только украсть потихоньку фигуру Святого Антония в доме тетушки или подруги, как в тот же год выйдешь замуж.

В маленьких городках, таких как Палмела, фешта происходит по схожему сценарию: шествие, выступления, угощения на главной площади, где выстраивают длинные ряды деревянных столов, и в завершении – фейерверк, к восторгу веселящихся жителей.

Стоит посетить и фешты северных районов, где бывают модные сейчас в Европе реставрации средневековых битв в полных рыцарских доспехах; и удивительные фешты в Алентежу, такие, как Фестиваль Цветущих Улиц «Ruas Floridas»: улицы сплошь покрываются арками, гирляндами, дворцами, мостиками и прочими сооружениями из живых и бумажных цветов. Центр фестиваля – Вила Редондо; участвуют все окрестные городки.

Улица, украшенная лучше всех, получает приз: каменную доску победителя фестиваля такого-то года. Такую доску мы видели на стене на углу одной из улиц Вила Висоза. В программу фестиваля входят уличные концерты алентежанских песен, выступления оркестров и групп, кукольные театры, коррида быков, марафон по украшенным цветами улицам. Ну и, конечно, угощенье, еда – не слишком затейливая, но очень вкусная и всегда «с пылу с жару».

Оглавление книги


Генерация: 1.436. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз