Книга: Португалия. Записки не туристки

Глава 6 Вдоль да по речке…

Глава 6

Вдоль да по речке…

Вся история человечества – это история борьбы стран за приобретение территорий. Мне всегда в этом виделось некое противоречие. Ведь маленькой страной и управлять легче, и жителям уютнее, и путешественникам удобно: кругом можно добраться без особых затруднений.

В этом отношении Португалия очень хороша. Благодаря маленьким размерам и длительной истории без войн на ее территории, она буквально нашпигована культурными, религиозными, историческими достопримечательностями, памятниками и красотами, до любого из которых можно доехать за несколько часов.

Конечно, нельзя забывать, что в давние времена Португалия обладала огромными и богатейшими колониями, благодаря чему и возвышаются до наших дней чуть ли не в каждой деревне дворцы, замки, храмы и монастыри. Но и природа не обидела этот приткнувшийся к океану, самый западный уголок Европы. Природные зоны севера и юга, запада и востока разительно отличаются друг от друга.

В первый раз мы увидели речку Зезере, а вернее водохранилище, образованное плотиной, перекрывающей течение реки, когда ездили посмотреть на великолепный, огромный монастырь тамплиеров, процветавший в этих краях в XII веке и давший начало городку Томар. Весь день мы провели, осматривая бесчисленные залы, лестницы, башни и подземелья монастыря, гуляя по красивому парку, обрамляющему берега реки в центре Томара и исследуя антикварный рынок, протянувшийся по всей длине одной из центральных пешеходных улиц.


Рис. 5. Томар

К концу дня, выехав из города уже на исходе сил, мы, повинуясь дорожному указателю, завернули к плотине, обещая друг другу, что это «только на минутку: глянем, и сразу едем домой». Тесная дорога, обросшая по сторонам густой растительностью, петляла крутыми поворотами; казалось, ей не будет конца. Мы уже готовы были развернуться и начать выбираться из этих душных зарослей на цивилизованное шоссе, как вдруг, после очередного виража, дорога выскочила на открытое пространство.

Перед нами был высокий автомобильный мост, проходящий по верхушке плотины. Мост соединял две стороны узкого, поросшего густой зеленью, глубокого ущелья. Слева от моста, заполняя ущелье, блестела водная гладь. Отражая зелень берегов, она переливалась всеми оттенками изумруда, и с высоты моста было видно, как она извивается и убегает вдаль, повторяя изгибы ущелья. Справа, на самом дне, меж гор блестела узкая лента речки.

День клонился к вечеру, нам предстояло еще проехать более 150 км до Лиссабона. Мы сделали несколько торопливых фотоснимков и решили обязательно приехать специально, чтобы познакомиться с водохранилищем.

В один из выходных, в начале октября, мы решили осуществить свое намерение. Лето кончилось, а с ним и туристический сезон. Мы без проблем забронировали номер с видом на Голубое озеро – так здесь называют это водохранилище.

Ближайший к озеру и к нашей гостинице городок носит название Ферейро де Зезере (Кузнец на Зезере. Или – кузница?]. Название явно отражает основное местное ремесло, что и не удивительно: издревле эти земли были центром «реконкисты»; здесь был основан и стоит до сих пор грандиозный монастырь тамплиеров. Кому, как не рыцарям нужны были кузницы и заводы по разведению лошадей! Кстати, именно в те древние времена здесь была выведена, и до сих пор в мире профессионального конного спорта является одной из популярнейших, порода лошадей «Лузитана». Каждую осень, в октябре, в соседнем городке Галегао проходит недельная ярмарка лошадей этой породы.


Рис. 6. На ярмарке в Галегао

От Лиссабона до Ферейро де Зезере около 160 км. Сначала нужно ехать по А1 по направлению к Порто, потом свернуть на Томар и следовать дорожным указателям до Ферейро. Оттуда мы надеялись найти дорогу с помощью навигатора.

Но видимо у нее (в нашей машине навигатор говорит женским голосом) в тот день что-то не заладилось. Мы долго, повинуясь ее указаниям, плутали между городками и поселками по узким извилистым дорожкам. Наконец, она невозмутимо объявила, что мы приехали в пункт назначения. Автомобиль стоял, почти уткнувшись носом в покосившийся низкий заборчик, сложенный из разнокалиберных, темных от времени камней. Забор окружал участок земли, засаженный оливковыми деревьями. Сквозь сизые ветки олив белела стена маленького домика. Ничего похожего на водохранилище нигде не просматривалось.

Стараясь не задеть забор, муж развернул машину, выключил нашу незадачливую навигаторшу, и мы начали медленно двигаться в обратном направлении, надеясь на встречу с местными жителями. Скоро мы увидели у дороги деревенское кафе.

Это было типичное кафе, такое обязательно встретишь в каждой португальской деревне. Обычно в нем две комнаты: в первой, напротив двери, располагается стойка, над ней торчит кран для пива, за ней – кофейная машина и все, что нужно для посетителей бара. Перед стойкой – высокие табуреты, в углу на стене, почти под потолком – телевизор. У стены или у окна, – если есть окно, – два-три пластиковых столика; такие же обязательно толпятся перед входом, на узком тротуаре.

Вторая комната обычно побольше – это, собственно, ресторан. Там стоят столы со скатертями, поверх которых, когда за стол садятся посетители, хозяйка кладет тонкую одноразовую бумажную салфетку.

Такое кафе – центр жизни деревенской общины. Мужчины заходят сюда после работы пропустить «империал» – маленький стаканчик пива, или выпить одну-другую чашечку кофе. Ну а если по телевизору футбол, то приходят на весь вечер, и после матча долго обсуждают его подробности. По воскресеньям, после церкви или после футбольного матча на местном стадионе – кому как придется – жители деревни собираются здесь на воскресный обед. Приходят семьями, составляют вместе несколько столов.

Меню не слишком длинное, хозяйка редко готовит более двух закусок и двух основных блюд. Перед едой она ставит на столы мисочки с местными разноцветными – от желтовато-зеленого до лилово-синего – оливками; маленькие, диаметром не больше семи сантиметров, головки сыра, твердого снаружи и почти жидкого, как густые сливки, внутри. Едят его так: ножом срезают верхнюю корочку и, как из баночки, черпают ложкой густую душистую внутренность, намазывают ее на горячий хлеб и запивают глотком вина.

Сейчас в кафе было пусто. Там царил полумрак и на полную громкость был включен телевизор. На экране мелькал какой-то сериал. За стойкой мы увидели молодого парня и пожилую сеньору, оба внушительных размеров.

Мы разговорились. В таких местах люди охотно вступают в разговор, сообщают свои имена и, не успеешь оглянуться, как тебе уже известно, кто на ком женился, какой был урожай олив, почему тетушка Ана хромает на левую ногу, как местная футбольная команда сыграла с соседней деревней и почему прошлогоднее вино хуже позапрошлогоднего. Имя дородной сеньоры, хозяйки кафе, отличалось романтичной замысловатостью: Сеньора Дона Флорбела. Слово «флорбела» можно перевести так: красивый цветок. В полном соответствии, на ней было яркое в цветах и разводах платье; крутые кольца стриженных волос серебрились сединой, но на щеках пылал свежий румянец.

Парень, ее сын, одет был просто: трикотажная футболка, свободные цветастые шорты до колена, резиновые шлепанцы. Его звали, конечно, Жоан.

Жоан

Имя Жоан – самое популярное в Португалии. Иногда кажется, что здесь каждый второй – Жоан. Вообще-то у португальцев имена достаточно сложные, составленные из нескольких, например: Жоан Нуно Франсишко. Как правило, второе и третье имя – в честь кого-то из родственников, причем не обязательно отца или матери. Потом – фамилия: Жоан Нуно Франсишко да Силва. Но, представляясь в неофициальной обстановке, они, чаще всего, называют только свое первое имя.

– Мне вообще нравится работать в кафе, – говорит Жоан. – Кафе принадлежит моей матери, но потом, это самое, станет моим. А открыл его мой дед, отец матери. В кафе ты всегда с людьми: ты всех знаешь, тебя все знают. В воскресенье вся округа – твои гости. Ну стараешься вообще, конечно. Не хочется, это самое, чтобы сказали, мол, у Сеньоры Доны Флорбелы «арож до пато» (рис с уткой) сухой или, это самое, подгорелый. На рынок прихожу, все здороваются, ждут, ну, что у них куплю. К той хозяйке, у которой я купил, сразу, это самое, очередь. Люди понимают: раз Жоан купил, значит – хороший товар.

Рассказывая, Жоан готовит кофе, ставит перед нами чашки, красную пластиковую коробку с салфетками, круглый низенький стаканчик, набитый продолговатыми пакетиками с сахаром и палочками корицы.

– Когда в 2008-м кризис пришел, нам вообще стало трудновато. Все из-за налога этого. Евросоюз, Тройка – что поделаешь! Португалия должна кредиты отдавать, мы понимаем. Когда было тринадцать процентов, мы и горя не знали. А теперь двадцать четыре. Ну куда это! – он поднимает глаза к потолку, несколько раз значительно кивает головой. – Трудно, очень трудно! В прошлом году, это самое, надежда была, что налог снизят, так нет, не прошла идея. Мы стараемся, нам надо выжить. Закрыть кафе мы не можем. Куда нам тогда идти, что делать? А люди? У нас трое работников, им, это самое, зарплату надо платить, социалку, страховку. Цены поднять? Нет, не можем: кто тогда придет обедать? Вот, это самое, лицензию я купил на продажу «Евромильоеш» (лотерейные билеты). Эх, самому бы выиграть! Ну не скажу, что народу больше стало. По воскресеньям и так все у нас, а в рабочие дни людям некогда. Ну разве что, это самое, фубол. За какую команду болею? За Бенфику. Нет, на игры не езжу, некогда. Да зачем? По телевизору все показывают. И игры, и, это самое, тренировки тоже можно посмотреть. Когда важная игра, у нас тут, в ресторане, болельщиков больше, чем на стадионе. Шумят, обсуждают, даже спорят: заранее пытаются, это самое, счет угадать. Тотализатор? Ну нет, это – нет… Нелегально… Раньше я и сам играл. У нас хорошая команда, и стадион свой. Теперь уже не играю, некогда, да и… Молодые пусть бегают. Ну да, я, конечно, тоже молодой еще, но, это самое, не так, чтобы самому в футбол бегать. А стадион у нас отличный. Мы хотели и сделали. Деньги по подписке собирали, даже по телевизору про наш стадион, это самое, сюжет был. Если наш стадион хотите посмотреть, то вам надо вернуться и на ротунде взять налево. Обязательно посмотрите! Близко, быстро доедете. А, на Зезере? Ну тогда так…

Они наперебой принялись объяснять дорогу. На протяжение всего нашего разговора телевизор продолжал работать на полную громкость, так что на самом деле мы не говорили, а кричали. Кое-как мы, наконец, поняли, где нужно повернуть и какие указатели проехать.

Воодушевленные инструкциями Жоана и Сеньоры Доны Флорбелы, подгоняемые просыпающимся аппетитом, мы опять принялись кружить по узким дорожкам. Дорога пошла вверх и стала описывать совсем уж немыслимые пируэты. Кроме того, по бокам ее появились провалы – «волчьи ямы». Дело шло к вечеру, стало неспокойно. Это был совсем не тот тип дороги, по которой хочется проехать после наступления темноты.

Но дорога тем и замечательна, что рано или поздно она приводит тебя к цели. Наконец, вдали мелькнула зеркальным блеском вода. Еще немного, и, оказавшись на вершине лесистого холма, мы заметили у обочины хорошо оборудованную смотровую площадку. Здесь такие площадки называют miradoro.

Мы вышли из машины и сразу увидели, что не зря забрались в этот удаленный от цивилизации закуток. Перед нашими глазами блестело в закатном свете, отражая все его яркие краски, очаровательное озеро: узкое и длинное, оно извивалось меж холмов и не было видно, где оно заканчивается. Внизу, у самой воды, на склоне приткнулись к берегу озера несколько небольших домиков – это была наша гостиница.

Она оказалась не по-современному уютной и неожиданно просторной, хотя издалека трехэтажное здание выглядело совсем маленьким. Мы быстро получили ключ и отправились устраиваться.

К спальне примыкал большой холл с вместительным гардеробом и дополнительным раскладным диваном, на случай, если гости приедут с детьми; так что фактически мы получили две комнаты. Окна выходили прямо на озеро.

В гостинице, помимо ресторана, был еще бар, обширный зал с биллиардом и детскими играми: настольный футбол, какие-то стрелялки и, к нашей радости– не зря везли ракетки! – теннисный корт. Сад и бассейн располагались на спускающихся к озеру террасах. У воды к небольшому причалу привязаны водные «велосипеды» для гостей.

Мы выяснили, что по берегам Голубого озера располагаются несколько гостиниц, а так же множество поселков, состоящих из летних домиков. Многие дома сдаются отдыхающим на лето.

Чистейшая речная вода даже осенью, во время нашей поездки, была очень теплой. Для Португалии, омываемой холодными водами Атлантики, это немаловажно. Любители теплых купаний с удовольствием проводят здесь время. Сюда же съезжаются те, кто увлекается новомодным спортом: boat serfing.

Принцип тот же, что и в водных лыжах: спортсмен держится за канат, привязанный к катеру, но стоит не на лыжах, а на доске, серфе. Катер тоже необычный: он способен производить за собой крутую волну. Задача спортсмена – как можно заковыристее, с поворотами, кульбитами, сальто – подпрыгнуть на волне. Существуют международные соревнования в этом красивом и опасном спорте.

Конечно, и для менее рискованных видов водного спорта, например – гребли на байдарке, виндсерфа, рыболовства и, конечно, просто купания, водохранилище на реке Зезере (Zezere), которое тянется меж живописных гор десятки километров, да и сама река – настоящая находка.

Примерно в 130 км от Лиссабона Зезере впадает в Тежу. У слияния двух рек, издревле ценимых как удобные торговые пути, уютно расположился один из симпатичных городков, Вила Констанция.

Стоит упомянуть это название в присутствии португальца, как он обязательно меланхолично улыбнется: «Вила-поэма». В начале шестнадцатого века, еще до военной службы, до потери глаза, здесь жил юный Камоэнс. Здесь он начал писать стихи и был известен тем, что ходил босиком, «чтобы лучше чувствовать природу».

После знаменитого автора «Лузиадаш» этот романтичный, сбегающий к реке городок облюбовали и другие поэты. Мраморные доски со стихами Вашко Лимо Конту, посвященными этим местам, можно увидеть на стенах домов в Констанции.


Рис. 7. Вила Констанция

Если спуститься немного вниз от Констанции по течению Тежу – а это можно сделать на байдарке (по субботам муниципалитет устраивает такие «маршруты выходного дня»), или на ярко раскрашенной деревянной лодке с мотором (всего 3 евро туда, и три – обратно), – можно полюбоваться красиво расположенным на острове замком Алморол.

В Португалии то и дело встречаешь названия, которые начинаются на «ал». Эта приставка указывает на арабское или, как здесь говорят, «маврское» происхождение. Алфама, Алкошете, Алкантара, Алморол – все названия восходят к тем временам, когда большая часть земель была занята «маврами».

Их массивные и мрачные, без легкомысленных украшений, замки и крепости, стоящие по всей Португалии – памятники тех древних времен.

Тем, кто предпочитает тихие радости на берегу реки или водохранилища утомительному отдыху на забитых толпами людей морских пляжах, Португалия может предложить не только Тежу и Зезере…

Оглавление книги


Генерация: 0.650. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз