Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Улан-Удэ

Улан-Удэ

В Улан-Удэ установилась жаркая погода. В полной мере я ощутил это, когда поднялся на виадук, ведущий в город. С поиском хостела возникли трудности: адрес и схема проезда в описании на сайте разнились. В поисках я обошел центр города, но в конце концов добрался до места.

Гостей принимали в четырехкомнатной квартире сталинского дома. Двухъярусные кровати, просторная кухня, три душевые. В коридоре на стене — ярко-красный профиль Ленина. Содержала хостел хозяйка квартиры, бабушка-бурятка, в прошлом — партийный работник. Как большинству людей старой закалки, современные технологии ей давались нелегко. Внук, учащийся на Тайване, размещал в интернете объявления с рекламой хостела и принимал брони. Затем он звонил бабушке в Улан-Удэ и по телефону сообщал, в какие даты заедут гости. И бабушка встречала приезжающих.

Хостел рассчитан на прием челноков из Монголии, которые приезжают в Улан-Удэ затариться продуктами и хозяйственными товарами. Такие туры оправдывают себя, поскольку продукты и товары в Монголии намного дороже. «Эти монголы, — жаловалась бабушка, — такой необязательный народ. Пообещали приехать — и подвели. А воспитания никакого: орут на весь дом как будто в степи. Вам повезло, что их нет!»

В 36 километрах от Улан-Удэ расположен буддийский дацан. Этот религиозный центр — один из крупнейших в России. Туристам рекомендуют первым делом осмотреть дацан. Времени у меня было немного, и я отказался от этой поездки. Ограничился осмотром центра города. «В соседнем доме есть позная, а за углом — монгольский ресторанчик», — бросила вслед бабушка, когда я выходил из хостела.

Ресторан мне не понравился. Он больше подходил для свадеб и торжеств, чем для обеда. Позная, напротив, предлагала вкусные и быстрые обеды. Одна поза стоит 35 рублей, и четырех вполне достаточно, чтобы наесться.

В жару хочется мороженого. В этом городе оно продается в киосках «Союзпечать» вместе с газетами и журналами. В такие дни мороженое раскупают быстрее газет.

Хостел был расположен в самом центре города. Здание театра, вокзал, главная площадь, трамвай, позная — все рядом. Напротив позной на круглой мощенной камнями площади шумел фонтан. Золотая крыша Бурятского театра оперы и балета блестела на солнце. В городе праздновали День независимости России. В честь праздника в театре выступал детский хор из Кореи.

Улан-Удэ стоит на нескольких холмах. От театра спуск ведет к «Арбату». Это лицо города, которое увидят гости. Лучшие кафе, рестораны, сувенирные лавки находятся именно здесь. В погожие дни здесь же выступают артисты и музыканты. В Улан-Удэ эта улица носит имя Ленина. На «Арбате» шли народные гулянья. Уличные музыканты расположились в тени домов, прячась от зноя. У фонтана бездомный строил пирамиду из стеклянных бутылок. Вокруг собралась толпа зевак. Рядом лежала кепка, куда прохожие кидали мелочь. В конце «Арбата» — Центральный рынок, а чуть дальше — парк «Мемориал Победы». На вершине холма, на пьедестале, стоит танк Т-34.

Из-за кустов двое полицейских вывели подвыпившую компанию. Бутылки с алкоголем выбросили в мусорный бак, а компанию отпустили восвояси. В праздничные дни полицейские с пониманием относятся к пикникам в городских парках.

Я поднялся на холм. У здания МЧС стоял красный автомобиль ГАЗ-51 с пожарной лестницей. На дверце трафаретная надпись «Улан-Удэ». Этот ветеран проходил службу в городской пожарной части и теперь находился на заслуженном отдыхе в тени лип и тополей.



На смотровой площадке — поклонный крест. Отсюда открывается вид на часть города, что в долине за рекой Уда. Через реку перекинут автомобильный мост. По нему прошел трамвай, высекая из провода искры. Заходящее солнце отражалось в стеклах трамвая и бликами рассыпалось на воде.

Со смотровой площадки поклонного креста можно попасть в старую часть города. Деревянные избы и домишки раскиданы вдоль набережной. Здесь хозяйничают буряты. Во дворах и вокруг домов чисто, улицы выметены. Водяные колонки на перекрестках заботливо покрашены и исправно работают. Зачастую в частном доме устраивается магазин или кафе. Половина дома жилая, другая — отдана под кафе. Много мелких продуктовых магазинов.

Набережная реки Уда была скрыта кустами. За ними пляжи, заросшие камышом. Вдоль берега — бетонная дорожка. По ней публика прохаживалась взад и вперед, улыбаясь встречным. Отмечающие праздник и дети купались на диких городских пляжах. Благоустроенная набережная, какая бывает в речных городах, в Улан-Удэ отсутствует.

На пересечении улиц Ленина и Сухэ-Батора в обрамлении цветочных клумб я увидел здание администрации. Перед ним жмурилась от лучей заходящего солнца гигантская голова Ильича. Необычно и напоминает голову Черномора из сказки Пушкина. Горожане гордятся этим памятником и берегут его.

Трамваи в Улан-Удэ ходят с большими интервалами. Есть кольцевой маршрут, который объезжает город по мостам. Я сел на подошедший № 1 и доехал до разворота на улице Чертенкова. Трамвай Усть-Катаевского вагонного завода похож на хабаровский, но выглядит свежее. В отличие от хабаровского трамвая в Улан-Удэ сиденья жесткие, сделанные из деревянных реек. В праздники трамвай ходит по расписанию выходного дня: до 23:00. Начиная с десяти вечера вагоны следуют в депо, и интервалы увеличиваются. Меня интересовало, можно ли доехать в это время на трамвае в Заудинскую часть города по кольцевому маршруту.

— Как раз туда едем, в депо, — сообщила кондуктор подошедшего трамвая № 2.

— А обратно?

— Обратно на «микрике» вернетесь. Трамваи к тому времени ходить не будут.

«Микриком» в Улан-Удэ называют маршрутки-микроавтобусы. Они работают допоздна. На «микрике» можно доехать из одной части города в другую даже за полночь. «Двойка» миновала центр и прогрохотала по мосту через реку Уда. Я вышел на остановке у драмтеатра. Стемнело, и я стал двигаться в сторону отеля. Зажгли фонари на улицах и иллюминацию на мостах. Красные, желтые и синие огни светились и причудливо мигали. По центральным улицам города прогуливались горожане. У фонтана перед зданием Бурятского театра собрались молодые люди. Концерт детского хора только закончился, и выходящая из театра публика неторопливо растекалась по городу. Загрохотал салют. Балкон хостела выходил во двор, и салют не было видно. Только отблески вспышек в окнах дома напротив. Но гул толпы слышался даже на третьем этаже.

С утра я встал поздно. Электричка на Таловку отправлялась во второй половине дня, и я выспался. К счастью, монголы так и не приехали, и в хостеле было тихо. Вчера вечером заехали два шведа. Бабушка поселила их в отдельную комнату. Я оказался единственным постояльцем в многоместном номере. Утром шведы не вышли к завтраку, близилось время обеда, и хозяйка начала беспокоиться.

— Как же так? — досадовала бабушка-бурятка. — Они должны уже быть в дацане. Спят и не слышат ничего.

Она не переставала колотить в дверь.

— Может, случилось чего? — волновалась она.

— Наверное, они уже уехали, — предположил я.

Хозяйка сходила за запасным ключом и открыла дверь. Комната была пуста. Шведы действительно уехали рано утром, пока все спали.

Я попил чаю и стал собираться. Вещи сдал в камеру хранения на вокзале, а сам отправился на прогулку по Улан-Удэ. Неподалеку от вокзала находится Бурятская государственная сельскохозяйственная академия. Во внутреннем дворике академии — фонтан, дающий прохладу в знойный день. Перед ним памятник студенту: озорной парень на лавке, нога на ногу, запрокинул голову к припекающему солнцу. Студенты академии даже в выходной день посещают занятия и сдают экзамены.

На «Арбате» есть Музей истории города Улан-Удэ. Он занимает деревянный дом, сложенный из массивных бревен. Стены его выкрашены в ярко-белый цвет. Внутри особая атмосфера, тихая и спокойная. Может быть, так кажется после шумной улицы, толпы и жары. Дом раньше принадлежал купцу Голдобину, потомственному почетному гражданину города. Он строил дом на совесть, для себя, и лично участвовал в строительстве. Ощущается особая энергия дома.

На первом этаже — рисунки местного жителя, запечатлевшие знаменательные события из жизни Улан-Удэ. Раньше город назвался Нижнеудинск. На рисунках изображено празднование коронации царя, в честь которой нижнеудинцев бесплатно потчевали пивом. А еще — визиты знаменитостей. И появление железной дороги. И строительство первой трамвайной линии в Нижеудинске. Рисунки состоят из множества точек, сделанных гелевыми ручками, а фон выполнен акварелью. Издали смотрится как гравюра.

В соседних залах — предметы быта горожан разных эпох. Переходя из зала в зал, как на машине времени перемещаешься из одной эпохи в другую. Экскурсоводы поведали городские легенды и истории. Узнав о том, что я путешественник, приглашали в литературное кафе на чаепитие. Я вынужден был отказаться, потому что поджимало время. До отправления электрички нужно было успеть запастись провиантом для продолжительной стоянки на озере Байкал.

Магазин с низкими ценами рекомендовала хозяйка хостела. В этом сетевом супермаркете покупают продукты монголы в своих продуктовых турах. Правда, они берут только товары по акции. Если по акции идут шпроты за 29 рублей, то они набирают по несколько коробок этих консервов. Мой паек состоял из сухофруктов, сухарей, козинаков, тушенки «Бурятмясопром» и круп. Получился объемный пакет. Когда рассовал продукты по рюкзаку, он надулся пузырем, а компрессионные ремни едва сошлись. Рюкзак прибавил в весе килограммов семь и стал трещать и клацать всякий раз, когда я взгромождал его на спину.

Объявили посадку на электричку Чита-Пассажирская — Таловка. Отправление с третьего пути, переход по виадуку. Поездов на станции не было, и я перешел по путям. Преимущество низкой платформы: сделал шаг — и ты уже на перроне.

Оглавление книги


Генерация: 0.766. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз