Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Сиреневый бульвар «Запевающий сон, зацветающий цвет…»

Сиреневый бульвар

«Запевающий сон, зацветающий цвет…»

Открывая окно, увидал я сирень.Это было весной – в улетающий день…

Александр Блок, стихотворение «Запевающий сон, зацветающий цвет…», сентябрь – декабрь 1902 года. Стихи вековой давности отыскались неспроста, а в тему: весной в улетающий день открыть окно и увидеть сирень мог не только романтик Блок в подмосковном Шахматове, славном столетней сиренью. Но и дети асфальта из спального района тоже – в том, конечно, случае, если они прописаны на Сиреневом бульваре. Это в Янтарном проезде в Бабушкине отродясь не водилось никакого янтаря, а сирень на Сиреневом – самая настоящая, благоухающая. Мы, правда, колеблемся, какое поставить время: сирень на Сиреневом точно была, но с годами одичала. Бульвар, который стартует от Щелковского шоссе сразу за Окружной железной дорогой и добегает практически до Кольцевой, при рождении засадили сиренью. Сирень не отрицают и те источники, что выводят название бульвара от сиреневого питомника, притулившегося у его истока, хотя сопоставление дат вносит в эту историю некоторую путаницу.

Но бог с ними, с датами. Разборки с сиренью дали в итоге потрясающий результат: Сиреневый бульвар начался на Соколе! Перед Первой мировой войной на берегу реки Ходынки в виду нынешнего метро «Сокол» офицер русской армии Леонид Колесников посадил в отцовском саду пару кустиков французской сирени. И начал селекционную работу. Минули революция, Гражданская война, НЭП, индустриализация с коллективизацией, Великая Отечественная – Леонид Алексеевич спасал сирень из разрушенных дворянских гнезд, коллекционировал, скрещивал, выводил… В свободное от работы шофером и автомехаником время, с перерывом на войну, в которой он участвовал и был тяжело ранен, он вывел десятки и даже сотни сортов и был удостоен за это Сталинской премии. Колесниковская сирень цвела на ВДНХ и в Кремле. И в сквере у Конгресса США в Вашингтоне, и в парке Букингемского дворца тоже, причем вот тут как раз прошедшее время следует перевести в настоящее и будущее.

С годами клочок земли на Соколе перестал вмещать тысячи кустов сирени. Долго ли коротко ли крутилась советская бюрократическая машина, но к старости Колесникову выделили кусок земли на границе Измайлова и Колошина. Назначенный директором питомника сирени (по-научному – сиренгария), он рьяно принялся за дело, но тут власти маленько передумали и полпитомника решили застроить домами. По посаженным кустам поехали бульдозеры, а Колесников слег с инфарктом. Посмертно его наградили «Золотой веткой сирени» от Международного общества сиреневодов, а большую часть его сортов утратили – от равнодушия и свинства. Сад на Соколе снесли, сад на Щелковском жив, но нуждается в освежении. Колесниковские сорта теперь закупают за границей. Ох, не хеппи-энд, если не считать Сиреневого бульвара, который назван в честь колесниковской сирени!

Но не будем пессимистами, положимся на усилия московских властей, обещающих, что сирень в Москве скоро зацветет и жители Сиреневого бульвара снова смогут поступить, как лирическая героиня знаменитого романса Рахманинова:

Поутру, на заре,По росистой траве,Я пойду свежим утром дышать;И в душистую тень,Где теснится сирень,Я пойду свое счастье искать…

Слова, кстати, написала Екатерина Бекетова, тетя Александра Блока.

Оглавление книги


Генерация: 0.075. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз