Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Царь-колокол Не царское это дело

Царь-колокол

Не царское это дело

«Ставим в яму болвана. Красим его молотой золой, разведенной на пиве. Смазываем салом. Надеваем рубашку. Украшаем рубашку. Поверх всего надеваем кожух. Затем снимаем рубашку и заливаем медь». Закавыченные строчки достаточно полно описывают технологический процесс, хорошо известный литейщикам давних веков, – изготовление колокола. Точно так, если помните, лили колокол в фильме «Страсти по Андрею» Тарковского, так же в точности отливали по указу царицы Анны Иоанновны Успенский большой колокол. Не слышали о таком? Да нет же, знаете, еще в детстве про самый большой колокол в мире читали – Царь-колокол называется.

Царица подписала указ об отливке колокола вскоре после восшествия на престол. Да только не ее первую гордыня обуяла – отметиться в истории рекордом. Первый гигантский колокол отлили еще в царствование Бориса Годунова. В один из частых московских пожаров он упал и разбился. Его обломки, рассказывают, дожили до времен Алексея Михайловича, который повелел отлить колокол еще больше прежнего – почти что в восемь раз. Восемь тысяч пудов колокольной меди не провисели и пятидесяти лет – опять же пострадали от пожара. Иоаннова дщерь приказала использовать обломки, но металлу добавить и колокол вылить в 10 тысяч пудов – чтоб и Тишайшего царя превзойти. Искали мастеров в Парижах, а нашли в Москве – лишь шуткой считали иноземные мастера предложение отлить колокол во столько тысяч пудов. А русский мастер Иван Моторин не испугался – взялся за монарший заказ. Только и он его не исполнил: первая отливка закончилась неудачей: медь прорвала печи, и чудом большого пожара не случилось. Вторую попытку предприняли через год, но Иван Моторин к тому времени скончался, и дело отца завершал сын Михаил.

Пока шла отделка рельефов, прошло еще полтора года. В мае 1737 года в Москве случился… ну да, очередной страшный пожар. Загорелся и литейный сарай, возведенный вокруг ямы с колоколом. Взялись тушить, поливать водой. Тут-то от неравномерного охлаждения колокол и лопнул – от него откололся «кусочек» в 700 пудов весу.

Увечный колокол и доставать из ямы не стали – зачем? Подумали было перелить, даже мастер нашелся, но подсчитали – непосильная казне сумма оказалась: больше 78 тысяч рублей серебром ремонтик выходил.

А дальше хроника событий такова: при Екатерине II починить пытались – мастер от чумы помер; Павел приказал колокол из ямы вынуть – умельца не нашлось; Александр Павлович вопрос рассматривал – не рассмотрел. А при Николае I дело поручили Огюсту Монферрану. Строитель Исаакиевского собора и Александровской колонны в Петербурге и в Москве не подкачал – вытащил-таки эту репку, то есть колокол, из ямы, на постамент поставил. То-то теперь все ходят и любуются.

Оглавление книги


Генерация: 0.084. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз