Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Пороховые

Пороховые

Пороховые слободы возникли при пороховом заводе на реке Охте, сооружение которого началось в 1715 г. по приказу Петра I. Тогда началось строительство плотины, а также «пороховых анбаров», «крутильной и сушильной изб», «анбаров для поклажи», «светлиц» для конторы и жилья. К 1723 г. предприятие полностью перешло к производству пороха новым, более совершенным способом, с помощью «пороховых мельниц».


Эскиз реконструкции Порохового городка первой трети XIX в.

Первыми рабочими порохового завода на реке Охте были мастера и ученики, переведенные сюда из Москвы, которая была крупнейшим в России центром по производству пороха. Затем состав рабочих пополнялся за счет рекрутских наборов.

В конце XIX в. Пороховые представляли собой маленькие одноэтажные домики и просто лачуги. Как вспоминал современник, «дома стояли тесно, по большей части они стары, дворы завалены мусором и навозом». Постройки были расположены в несколько рядов («линий») параллельно левому берегу реки Луппы, неподалеку от ее впадения в Охту. Среди местных жителей были популярны токарное ремесло (здесь вытачивали игрушки, ножки для мебели, а также ручки для гробов) и шитье кулей для столичных мясных лавок.

«Жизнь обитателей на Пороховых заводах, как коренных, так и пришлых, по своей обыденности и затрапезности немногим отличается от жизни крестьянина какой-нибудь дальней губернии, несмотря на то что они живут возле самой столицы, – писал в августе 1880 г. „Петербургский листок“. – Кто из сказанных обитателей посильнее и помоложе, тот работает на капсульном заводе; старики же, женщины и ребятишки хлопочут в огородах, находящихся почти у каждого незавидного обывательского домишка».

По словам современника, главным промыслом местных обывателей на Пороховых являлся молочный, однако из-за отдаленности от города и неудобства путей сообщения в ненастное время они доставляли молоко и другие молочные продукты не прямо в столицу, а продавали их охтянам (на Большой Охте). А уже те с приличной надбавкой продавали столичным жителям. Кроме молока немалое подспорье и прибыль в домашнем хозяйстве доставляли обывателям ягоды и грибы, которых в окрестностях Пороховых заводов водилось изрядное количество. Грибы и ягоды местные жители продавали тем же охтянам.

По описанию современника, собственно Пороховые, состоявшие в конце XIX в. из нескольких линий, представляли собой несколько сотен маленьких деревянных домиков. «Есть здесь также одна улица, напоминающая собою Петербург, – сообщал очевидец. – Улица эта состоит исключительно из казенных каменных домов, в которых проживают служащее на заводе офицерство и чиновничество. Она вымощена булыжником и постоянно очищается. На Пороховых невольно бросается в глаза то, что здесь нет ни одного питейного дома, ни одного кабака, и если есть трактиры, то непременно с надписью „без права крепких напитков“. Между тем пьянство здесь такое, какого нам нигде и видеть не приходилось».


Пороховые. Вид на церковь Ильи Пророка с правого берега реки Луппы (Лу бьи). С гравюры 1858 г.

Сообщение Пороховых с городом осуществляли маленькие дилижансы, идущие с Охты. Кроме того, можно было воспользоваться услугами извозчиков, которые везли в город за достаточно умеренную плату – 25 – 30 коп.

В ту пору, в конце XIX в., Пороховые даже стали дачной местностью – естественно, для небогатых и невзыскательных горожан. «Собственно Пороховые не имеют дачников, – уточнял в мае 1886 г. „Петербургский листок“, – зато по окрестностям их, как, например, за деревней Ржевской, есть весьма много дач, в которых в большинстве проживают летом сами дачевладельцы. Дачи здесь скорей похожи на помещичьи усадьбы. Окрестности Пороховых весьма живописны, особенно местность у озера, близ порохового и капсюльного заводов. Чем далее к северу от Пороховых, тем все живописнее становится местность».

В народной памяти сохранилось восприятие Пороховых как места мрачного, опасного для жизни. Виной тому были частые и многочисленные жертвы порохового производства. Как писал один из обозревателей в начале ХХ в., для соседней Охты Пороховые всегда были пугалом: «Говорилось, что если находящиеся там многочисленные пороховые погреба взорвутся, то Пороховые и Охта взлетят на воздух». Недаром даже частушка ходила:

Если жизнь не надоела,Не люби пороходела.Если хочешь быть в живых,Уходи с Пороховых…

В начале ХХ в. юго-западная часть Пороховых стала своего рода «патриотическим районом», поскольку здесь ряд улиц был назван в честь русской военной славы – Бородинской и Куликовской битв (Бородин пер. и Куликовская ул.), полководца Суворова (Суворовская ул.). Во время жилой застройки 1970-х гг. эти улицы были упразднены, до наших дней сохранилось только одно «патриотическое» название – Отечественная улица, названная в память Отечественной войны 1812 г.

Одно из мест на Пороховых звалось Армашевской слободой – по имени домовладелицы А.А. Армашевой. Поблизости находилась Армашевская улица, название которой известно с 1910 г. В декабре 1952 г. Армашевская улица была переименована в честь Героя Советского Союза летчика А.С. Потапова – участника Советско-финской и Великой Отечественной войн, в 1978 г. улицу упразднили. Память об Армашевской слободе сохраняет ныне и Армашевский мост через реку Охту. Прежде, с 1950-х гг., он назывался 2-й Охтинский мост, однако затем это название не употреблялось, и в ноябре 1997 г. мост назвали Армашевским.

…В 1926 г. Пороховые стали ближе к городу: сюда проложили трамвайную линию. Движение по Пороховской трамвайной линии, связавшей эту окраину с центром города – Московским (в ту пору Октябрьским) вокзалом, открылось 1 сентября 1926 г. «Проезд по всему маршруту будет длиться 42 минуты, – сообщалось в июне 1926 г. в „Ленинградской правде“. – Участок от Охты до Ржевки трамвай будет проходить 18 минут (поезд Ириновской железной дороги шел 30 минут). Стоимость всего проезда, от Октябрьского вокзала до станции Ржевка, будет стоить 15 коп., а от вокзала до Охты – 10 коп. В пути между Охтой и Ржевкой будет пять остановок».

Оглавление книги


Генерация: 0.572. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз