Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Поклонная гора

Поклонная гора

«В ясный летний вечер с Поклонной горы можно любоваться Петербургом сверху вниз и чувствовать себя выше Исаакиевского собора, блестящего издали своею золоченой царской шапкой. Это, бесспорно, лучший вид на Петербург с суши», – говорилось в одном из путеводителей по Петербургу в конце XIX в.

О названии Поклонной горы историки высказывали немало предположений. По преданию, во время Северной войны шведы, убедившись в непобедимости русского оружия, посылали с этой горы послов к Петру I просить мира. Другая версия связана с древним обычаем карел, древних обитателей этих мест, устраивать на возвышенных местах молельни, куда в дни, связанные с праздниками или важными событиями, приходили поклоняться языческим богам. Еще одно толкование связано с обычаем при въезде в город или выезде из него класть земные поклоны. Чаще всего это делалось с горы близ дороги.

К концу XIX в. Поклонная гора прочно вошла в орбит у дачных предместий Петербурга. «По Выборгскому шоссе, проехав Удельную, находится так называемая Поклонная гора, – рассказывалось в июле 1897 г. на страницах „Петербургского листка“. – Гора эта к Озеркам представляет крутой песчаный обрыв. Тут, в особенности по праздничным дням, бывает немало гуляющих, главным удовольствием которых является восхождение и спуск с песчаного обрыва».

Дачи на Поклонной горе считались самыми здоровыми в санитарно-гигиеническом отношении, поскольку они располагались на высоком месте, в окружении сосен. «В то время как дачники соседних с нами Озерков и Лесного не высовывают на улицы носа, из боязни утонуть в непролазной грязи, „поклонногорцы“, наоборот, блаженствуют и, как ни в чем не бывало, разгуливают вокруг да около своих дач, – говорилось в июне 1899 г. в „Петербургской газете“. – Объясняется это тем, что наша местность возвышенная и сухая. Даже после самого проливного дождя через 5 – 7 минут все высыхает, как будто ничего и не было. Имеется у нас маленький еловый лесок, в некотором роде живописный и не лишенный поэзии, да жаль только, что разные бродяги избрали его местом дневного отдохновения».

Как отмечал тот же автор «Петербургской газеты» в 1899 г., поклонногорские дачники были очень довольны тем, что в это лето наконец-то появилась собственная аптека, – ранее за медикаментами приходилось ездить в Удельную или в Озерки. Аптеку на Поклонной горе устроил доктор, владелец местной кумысной фермы, и находилась она у него на даче.

В истории Петербурга Поклонная гора оказалась связанной с именем Бадмаева – известного врача, знатока тибетского медицины, чья дача стояла на самой вершине горы. Настоящее его имя было Жамсаран. Приняв православие, он принял имя Петра в честь Петра Великого, а отчество Александрович по существовавшей традиции взял от царствующего императора. По рождению монгол, приехал в Петербург из Бурятии вслед за братом, начавшим в столице врачевание методами тибетской медицины. Получив первоклассное светское образование, Петр Бадмаев изучал тибетскую медицину под руководством бурятских, монгольских и тибетских лам, а после смерти брата продолжил его дело.

По учению врачебной науки Тибета, первыми условиями здоровья детей являются чистый воздух и вода, незагрязненная почва и тепло-свет. Именно поэтому Бадмаев решил обосновать свое семейство не в центре города, а на Поклонной горе, вдали от фабрик и заводов, среди озер, лесов и живописных дач. Здесь он купил участок земли и построил в 1880-х гг. двухэтажный каменный дом с башенкой. Рядом возникло небольшое хозяйство (сам Бадмаев именовал свою дачу мызой), где держали коров, чтобы дети пили только парное молоко.

На Поклонной горе Бадмаев вел прием больных (еще у него была клиника на Литейном), здесь же находилась аптека тибетских лекарственных трав. Большинство составных частей лекарств – травы, плоды деревьев – привозились из Бурятии, а некоторые – из Монголии и Тибета. Кроме того, на Поклонной постоянно стажировались врачи Медико-хирургической академии. Здесь же Бадмаев работал над переводом на русский язык древних рукописей по врачебной науке Тибета «Жуд-Ши», зародившейся 3 тысячи лет назад в Индии.

Лечение у Бадмаева было достаточно дорогим по тем временам, тем не менее у него лечились люди всех сословий. С бедных он брал мало. Говорят, еще в 1930-х гг. на могилу Бадмаева на Шуваловском кладбище приходили его бывшие пациенты и приносили цветы. А трамвайная остановка на Поклонной горе вплоть до войны называлась «Дача Бадмаева».

В советское время Петра Бадмаева представляли как шарлатана и политического интригана, использовавшего все средства для влияния на высших чиновников государства и специализировавшегося на лечении половых болезней. Затем ударились в другую крайность, создав кристально чистый образ врача-подвижника, прогрессивного государственного и общественного деятеля. На самом деле фигура Петра Бадмаева достаточно противоречива и неоднозначна, и рассматривать его следует в контексте своего времени. Только тогда будут понятны те достаточно резкие суждения, которые высказывали в отношении него видные деятели той эпохи.


М. Жуковский. Портрет доктора П.А. Бадмаева, 1880 г.


Дача Бадмаева на Поклонной горе. Фото К.В. Овчинникова, 1975 г.

К примеру, Сергей Юльевич Витте характеризовал личность Бадмаева следующим образом: «Человек он несомненно весьма умный, в отношении своего лечения он обладает большой долей шарлатанства. В некоторых случаях своим лечением он приносит пользу, но его лечение всегда связано с различными интригами и политикой… Иногда же Бадмаев старается эти свои занятия сделать источником всевозможных личных денежных афер».

После революции Бадмаеву припомнили все – и «странное лечение», и участие в политических интригах, и его монархически-славянофильские пристрастия, и сомнительные коммерческие проекты. Впрочем, не только «чернь», которая в феврале 1917-го сожгла бадмаевский особняк на Поклонной, но и многие представители общественности относились к Петру Бадмаеву без симпатии. Не случайно А.А. Блок написал в своей книге «Последние дни императорской власти» такие резкие строки: «Бадмаев – умный и хитрый азиат, у которого в голове политический хаос, а на языке – шуточки, и который занимался, кроме тибетской медицины, бурятской школой и бетонными трубами…»

Однако доказать «преступления» Бадмаева так и не смогли. В числе других представителей «царского режима» его арестовали и выслали из Петрограда, хотели отправить сначала в Свеаборгскую крепость, но затем отпустили и разрешили вернуться в Петроград…

Дочь Бадмаева врач-хирург А.П. Гусева отмечала в своих записках, что Бадмаев действительно был сторонником абсолютной монархии, но не преследовал при этом своих корыстных целей. «Он был предан России и доказал это. Имея неоднократную возможность покинуть ее в тяжелые годы Гражданской войны, он остался в России и испил горькую чашу крушения своих иллюзий, надежд»…

Существует легенда, что в те же дни неподалеку от дачи, у подножия Поклонной горы, сожгли труп Распутина, привезенный в Петроград из вскрытой могилы в Царском Селе. С тех пор это место будто бы считается нечистым. Однако это не более чем легенда – есть документы, что тело «старца» сожгли в котельной Политехнического института, а здесь, возможно, происходило ритуальное сожжение чучела.

Что же касается дачи Бадмаева, то в ней долгое время находилось 36-е отделение милиции. Здание простояло до 1981 г., когда его снесли под тем предлогом, что оно «помешало» при строительстве транспортной развязки.

Есть у Поклонной горы и другая тайна: после войны здесь появилось кладбище военнопленных германского вермахта. Старожилы вспоминают, что находилось оно примерно в районе нынешнего пересечения улицы Есенина и Северного проспекта.

По данным историка Венедикта Григорьевича Бема, всего на территории Ленинграда и Ленинградской области вплоть до 1950 г. захоронили пять с половиной тысяч пленных. Среди них были не только немцы, но и люди самых разных национальностей – венгры, австрийцы, югославы, литовцы, поляки. Не меньше сорока кладбищ появилось в области и около десяти – на окраинах города. Как правило, их устраивали рядом с лагерями военнопленных. Один из них находился на Поклонной горе, в хозяйственных постройках бывшей мызы Бадмаева. По словам старожилов, каждое утро пленных водили отсюда строем, под охраной, на строительные работы. Пленные строили малоэтажные дома в Удельной…

А в ноябре 1949 г. напротив дачи Бадмаева установили памятник Сталину – одно из нескольких произведений монументальной сталинианы, появившихся в Ленинграде к 70-летию «великого вождя» и «отца народов». Его автором был талантливый скульптор Владимир Ингал. Современники признавали, что этот памятник на северном въезде в город был лучшим из подобных сооружений в Ленинграде. Памятники Сталину в Ленинграде по распоряжению Ленгорисполкома сняли одновременно в конце 1961 г. и отправили в переплавку. Подобная судьба постигла и монумент на Поклонной горе…

В 1950-х гг., когда город стал вплотную подступать к Поклонной горе, архитекторов особенно привлекало ее уникальное положение – как одной из редких возвышенностей среди равнинного пейзажа.

Между проспектом Энгельса и линией железной дороги появились кварталы типовых пятиэтажных домов. «Архитекторами учтен характер местности, в прошлом дачной, и строительство будет вестись без вырубки деревьев, – говорилось в публикации „Вечернего Ленинграда“. – Это, конечно, осложняет планировку кварталов, зато жителей будет радовать зеленая рамка деревьев, в которой окажутся новые дома».

Как и намечалось по планам, у Поклонной горы построили мототрек и велотрек. Севернее Поклонной горы, на берегу 1-го озера, отводилось место для детской спортивной школы с закрытым плавательным бассейном и детским стадионом, который намечалось построить на осушенной территории между озером и обрывом Поклонной горы. А центром всех спортивных сооружений, как указывалось в газетной публикации, станет величественный комплекс построек Института физической культуры им. П.Ф. Лесгафта – его перевод из центра Ленинграда уже был включен в перспективный план застройки района Поклонной горы.

Увы, проект перевода института им. П.Ф. Лесгафта на Поклонную гору так и остался на бумаге. Точно так же, как оказалось нереализованным и другое любопытное предложение: возвести здесь здания Ленинградского университета – наподобие МГУ на Ленинских (Воробьевых) горах.


Недостроенное здание ДК «Светлана» перед сносом. Фото автора, октябрь 2007 г.


Последний этап сноса. Фото автора, сентябрь 2008 г.

Поклонная гора оставалась любимым местом, куда горожане зимой ездили кататься на лыжах с гор. Потом постепенно сюда пришел город, и с начала 1970-х гг. Поклонная гора оказалась в районе ново строек.

Увы, как верно подметил историк Юрий Пирютко, современная застройка сделала Поклонную гору практически незаметной. От себя хотелось бы добавить еще одну печальную деталь: нынешний облик Поклонной горы является примером упущенных уже в последние годы градостроительных возможностей. Казалось бы, именно здесь равнинный рельеф Петербурга дарил архитекторам огромный подарок – возможность построить современный шедевр, претендующий на роль центрального сооружения северных районов. Однако же вместо этого восточный склон Поклонной горы заполнили совершенно невыразительные жилые корпуса с башнями, увенчанные вместо прекрасных петербургских шпилей подобиями каких-то несуразных сараев, напоминающих то ли парники-теплицы, то ли голубятни…

Впрочем, на самом деле еще не все потеряно.

У южного склона Поклонной горы долгое время находился недострой советских времен – будущий Дворец культуры объединения «Светлана» (пр. Мориса Тореза, 118). Необычное круглое здание огромных размеров начали строить в 1975 г., продолжили в 1985-м, но достроить к началу 1990-х гг. так и не успели. Большая часть здания почти два десятилетия стояла пустой. Завод «Светлана» пытался найти инвесторов, но это не удалось, после чего осталось единственное решение – продать территорию и строение.


Памятник Сергею Есенину у пересечения Северного проспекта и улицы Есенина. Фото автора, октябрь 2009 г.

Казалось бы, следовало завершить начатое дело, и северные районы города получили бы великолепный культурный очаг, которого здесь до сих пор не хватает. Тем не менее было принято другое решение: недострой снесли, дабы расчистить место под новое строительство. В 2007 г. строительная корпорация «Элис» объявила о своих планах возвести здесь 90-этажный небоскреб высотой в триста метров. Снос недостроенного ДК «Светлана» занял около года и завершился к концу 2008 г. Грянувший мировой финансовый кризис, особенно больно затронувший строительный комплекс, пока остановил дальнейшую реализацию наполеоновских замыслов…

Осенью 2009 г. Поклонная гора пополнилась еще одной достопримечательностью: на ее восточном склоне появился бронзовый памятник Сергею Есенину – у пересечения улицы, названной в честь поэта Есенина, и Северного проспекта. Автор памятника – скульптор Альберт Чаркин.

Оглавление книги


Генерация: 0.615. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз