Книга: Исторические районы Петербурга от А до Я

Прудки (на Удельной)

Прудки (на Удельной)

Мыза «Прудки» – так долгое время именовалась большая часть территории в восточной части Удельной.

До середины XIX в. земли между нынешними проспектами Энгельса и Мориса Тореза принадлежали князю Кропоткину, а потом были распроданы. От фамилии землевладельца возникло бытовавшее среди местных жителей название «Кропоткинские места». Память о князе Кропоткине долгое время сохранялась в названиях улиц, упраздненных при реконструкции 1960-х гг. – Кропоткинской (с 1939 г. – Лечебная), а также, вероятно, Княжеской, или Княжевской, улицы (с 1952 г. – Новозыбковская) и Княжеского переулка.

Бо?льшую часть бывших кропоткинских земель, между нынешними Манчестерской и Гаврской улицами, приобрел купец Иоганн Андреас Кумберг. О его даче до сих пор напоминает огромный гранитный валун перед домом № 12 на Дрезденской улице в Удельной с выбитой на нем надписью «Villa Kumbergia 1865». В более поздние времена этот уникальный камень нередко служил источником различных мифов и легенд.

Кем же был владелец загадочной «виллы» в Удельной?

Представители рода Кумбергов приехали в Петербург с юга Германии в конце XVIII – начале XIX в., пополнив достаточно многочисленную общину петербургских немцев, существующую в Северной столице еще с петровских времен. Что же касается Иоганна Андреаса Кумберга, то он являлся талантливым мастером-бронзовщиком, владельцем известного на всю Россию заведения, изготавливавшего характерные бронзовые изделия того времени – люстры, столовые лампы и прочие художественные изделия, воспроизводившие французские и австрийские модели. По мнению экспертов, они получались у Кумберга гораздо лучше подлинных.

«Бронзовое заведение» Кумберга находилось в начале Каменноостровского проспекта. В нем насчитывалось до полусотни рабочих, еще двадцать человек трудилось на дому. А на Большой Морской, 19 (здание сохранилось и по сей день), располагался торговый дом Кумберга.

Среди изделий фабрики Кумберга были люстры для Казанского собора, созданные в 1862 г., – их можно увидеть и сегодня. Но наибольшую известность Кумберг заслужил в 1861 г. своими часами-аллегорией «Благословение России», исполненными по собственной модели купца, что в то время являлось большой редкостью. Часы создали в честь отмены крепостного права, поэтому их корпус увенчивался фигурой, разрывающей цепи рабства и символизирующей «освобождение крестьянства».

За свои изделия Кумберг не раз удостаивался наград, в том числе и на Всероссийской выставке в Москве 1882 г. В ее отчете говорилось, что золотая медаль дана Кумбергу «за усовершенствование в бронзовом производстве, равняющее его изделие с иностранными». Указывалось, что «производство Кумберга найдено было выше, чем у остальных фабрикантов той же специальности».

…В Петербурге ныне живет правнучка Иоганна Андреаса Кумберга – филолог, преподаватель немецкого языка Маргарита Георгиевна Арсеньева.

В давние времена фамильное захоронение петербургских Кумбергов находилось на Смоленском лютеранском кладбище. До наших дней на этом семейном участке сохранился лишь один памятник, эпитафия на котором, в переводе с немецкого, гласит: «Здесь покоится в бозе потомственный почетный гражданин Иоганн Андреас Кумберг. 4.III.1823 – 13.IV.1891»…

В конце XIX в. Кумберг продал свои земли потомственному почетному гражданину Алексею Ивановичу Осипову – сыну кожевенного фабриканта, беллетристу, редактору и издателю журналов «Крестьянское хозяйство», «Деревня» и «Баян». При Осипове «вилла Кумбергия» превратилась в мызу «Прудки», названную так по нескольким красивым прудам, находившимся на ее территории, а вся территория вокруг стала именоваться среди местных жителей «Осиповскими местами». Мыза «Прудки» занимала примерно территорию домов №№ 10 – 20 по Дрезденской улице.


Камень на Дрезденской улице – напоминание о легендарной «вилле Кумбергия». Фото автора, 2009 г.

Алексей Иванович Осипов славился пристрастием к птицеводству. Он возвел у прудов хозяйственные постройки, устроил молочную ферму. Сохранились свидетельства, что здесь был даже… заповедник фазанов.

В 1908 г. Осипов начал распродажу своих владений под дачную застройку, оставив себе только саму усадьбу. В газетах тех лет можно было нередко увидеть объявления о продаже земель на мызе «Прудки» в Удельной. К примеру, одно из них, опубликованное в мае 1911 г. в «Петербургском листке», гласило:

«Сорок минут от Невского проспекта. В лесном пригородном участке города Петерубрга на мызе „Прудки“ (бывшее барское имение „Кумбергия“) в шести минутах ходьбы от ст. „Удельной“ Финляндской железной дороги продажа земельных участков площадью от 250 кв. саж., по цене от 5 руб. 50 коп. за кв. саж. Благоприятные гигиенические условия для жилья зимой и летом, удобство сообщения с городом. Условия платежа вполне льготные».

Участок Осипова выходил на Выборгское шоссе, под № 31. Согласно «Всему Петербургу на 1913 год», на нынешней Манчестерской улице (в то время Исаков переулок) участки по правой стороне, с № 2 по № 18, а также № 22, принадлежали товариществу «И.А. Осипов и К°».

При распродаже участков образовались улицы, названия которых были связаны с усадьбой Осипова «Прудки». От фамилии самого Осипова пошли Осиповский проезд (название известно с 1912 г.) и Большая Осиповская улица (с 1908 г.). От имени жены Осипова получила название Анненская улица (с 1908 г.), от имени дочерей Осипова – 1-я и 2-я Лидинские (с 1912 г.), Ольгинская (с 1912 г.), Надеждинская (с 1912 г.) и Дарьинская (с 1912 г.) улицы. Кроме того, к мызе имели отношение названия Прудков переулок (так именовался с 1915 по 1939 г., затем – Прудковый переулок, с конца 1950-х гг. – Прудковая ул.) и Прудковая улица (название с 1912 г., затем, с 1957 г., – Прудовая ул.).

Кроме Осиповского проезда и Большой Осиповской все остальные из выше перечисленных улиц были упразднены во время реконструкции района в середине 1960-х гг., хотя многие из них продолжали сохраняться в виде внутриквартальных проездов. Только спустя более трех десятков лет, в июле 1999 г., на карту Удельной вернулась Лидинская улица – так стала именоваться уцелевшая прежняя 1-я Лидинская улица.


Костел Св. Франциска Ассизского на углу Кузнечной улицы и Прудкова переулка (ныне на его месте – спортивная площадка во дворе школы № 97 на Дрезденской улице). Фото начала ХХ в.

Что касается Осиповского проезда и Большой Осиповской улицы, то первая в 1964 г. стала Гданьской улицей, а вторая – Дрезденской. Так в Удельной сложился уникальный топонимический ансамбль, связанный с именами городов-побратимов Ленинграда. Интересно, что первым городом-побратимом Ленинграда стал финский Турку – в 1953 г. В 1961 г. были установлены побратимские отношения с Дрезденом и Гданьском, в 1962 г. – с Манчестером. А 17 августа 1964 г. в Удельной появились сразу три названия улиц в честь этих городов-побратимов – Гданьская, Дрезденская и Манчестерская. Спустя четыре года, в 1968-м, по соседству появилась еще побратимская улица – Гаврская, названная в честь французского города Гавра…

Впрочем, рассказывая о мызе «Прудки», стоит вернуться к временам гораздо более ранним, когда вокруг мызы Осиповка возникли «Осиповские места». Они относились в начале ХХ в. к лучшей части Удельной. Тем не менее и здесь были изрядные проблемы с благоустройством. Газета «Дачная жизнь» в апреле 1911 г. отмечала: «Отрицательные черты здешней жизни: полное отсутствие какого бы то ни было благоустройства, грязь прямо-таки непролазная, освещение минимальное, а в лучшей части – Кропоткинских и Осиповских местах – и совсем никакого».

Неподалеку, на углу Кузнечной улицы (под № 38) и Прудкова переулка, в 1911 – 1912 гг. на средства живших в северной части Петрограда прихожан-католиков (в северных пригородах в начале ХХ в. быстро росло католическое население, перебиравшееся в Петербург из Польши и Литвы) возвели деревянный костел Св. Франциска Ассизского. Его выстроили по проекту гражданского инженера А. Антонова в стиле польских готических сельских храмов.

Костел украшал высокий шпиль, издалека видный среди одно– и двухэтажной удельнинской застройки.

В 1919 г. костел Св. Франциска Ассизского получил от архиепископа Роппа права приходской церкви. С декабря 1922 по июнь 1923 г. костел периодически подвергался закрытию, но окончательно его закрыли только в 1938 г. Затем здание костела использовалось как общежитие строительных рабочих райжилуправления, после войны в нем находились военное общежитие и «Красный уголок».

Во время войны в бывшем костеле размещалась воинская часть – благодаря этому он и уцелел. В сильно перестроенном виде, лишенный колокольни, бывший костел (находился за школой № 97 на Дрезденской улице – в западной части ее нынешней спортивной площадки), ставший общежитием, простоял до самого конца 1960-х гг., когда его снесли вместе с окружающей застройкой.

«Октябрьский шквал семнадцатого года выбросил за борт всех князей, помещиков, мызников, в том числе и Осипова, – говорилось в публикации об истории мызы „Прудки“, опубликованной в апреле 1966 г. в газете „Вечерний Ленинград“. – Мыза „Прудки“, как и другие помещичьи усадьбы, перешла в руки трудящихся».

Весной 1918 г. здесь, на мызе «Прудки», разместилась первая в послереволюционной России советская единая трудовая школа. В обиходе ее называли детской трудовой колонией «Прудки», а ее воспитанников – «колонистами». В ней насчитывалось триста воспитанников – дети рабочих Петрограда, а также большая группа беспризорников с Урала и Поволжья.

«Трудовая школа занимала пятнадцать дач на мызе „Прудки“, – вспоминал имевший к ней непосредственное отношение П.Ф. Родионов. – Центральным зданием школы была вилла Осипова. При школе были огород, оранжерея, птичник, молочная ферма. Я восемь лет работал там агрономом и могу сообщить, что основная часть всей сельскохозяйственной продукции в школе создавалась трудом учащихся».

В начале 1930-х гг. бывшую усадьбу передали совхозу им. 1-го мая в таком виде, практически без изменений, постройки мызы «Прудки» просуществовали до конца 1950 – 1960-х гг., когда началась масштабная реконструкция Удельной.

Летом 1958 г. строители 31-го управления треста № 87 Главленинградстроя сдали корпус на углу Большой Осиповской и Лидинской улиц. Это был первый построенный в Ленинграде жилой дом с малометражными квартирами и первый кооперативный дом, построенный в послевоенные годы, – дом ЖСК им. Шестой пятилетки.

Вскоре строители подошли вплотную к последнему деревянному дому на Анненской улице. Его жильцы весной 1961 г. с радостью переехали в новые дома, и бульдозер снес старую лачугу. Сооруженный на ее месте пятиэтажный дом с овощным магазином, ателье по ремонту обуви, пунктом приема и выдачи белья перекрыл Анненскую улицу, и она прекратила свое существование.

Лето 1963 г. оказалось последним для бывшей виллы Осипова. До этого в течение нескольких лет освободившийся «помещичий» дом рабочие использовали как временное служебное помещение. Теперь же строители разобрали по бревнышку, до основания, старое здание осиповской виллы, а на его фундаменте возвели двухэтажный кирпичный дом, в котором разместились 13-е и 67-е УНР треста № 87 Главленинградстроя. На месте прудов перед бывшей виллой Осипова был создан стадион с футбольным полем, беговыми дорожками, площадками для игры в баскетбол, волейбол и другими сооружениями. Последнюю постройку мызы «Прудки» снесли в 1965 г.

Оглавление книги


Генерация: 0.310. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз