Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Столыпин

Столыпин

С 1907 по 1911 г. на Елагином острове, фактически вынужденно, проживал председатель Совета министров Российской империи Петр Аркадьевич Столыпин. После покушения, произошедшего на Аптекарском острове 12 августа 1906 г. и унесшего множество жизней, стало ясно, что дача П.А. Столыпина на Аптекарском не отвечает требованиям безопасности. После некоторых раздумий император Николай II предложил ему поселиться в пустующем уже много лет Елагином дворце. Изолированность острова позволяла обеспечить более или менее надежную охрану, а наличие пустующих флигелей (смотрителя и гоф-фурьера и др.) давало возможность переселить на остров чиновников аппарата премьер-министра, а также товарища премьер-министра – так в ту пору именовался заместитель. В конечном итоге, на Елагин остров переместился весь аппарат правительства, что позволяло П.А. Столыпину работать, не покидая островной территории.


П.А. Столыпин с дочерью на Елагином

Дочь П.А. Столыпина Мария Бок оставила довольно подробные воспоминания о жизни на Елагином острове («Воспоминания о моем отце П.А. Столыпине»). Из них мы узнаем, что премьер-министру на первом этаже Елагина дворца были отведены кабинет, гостиная и приемная, наверху находились спальни и комнаты для приезжающих. Ну а на третьем этаже располагалась домовая церковь.

«Можно себе представить, каким наслаждением было переселиться туда после жизни в Зимнем дворце! – писала М. Бок. – Особенно красив был дворец и сад в тёплую летнюю ночь, ярко освещённый сильными электрическими фонарями… Были на реке в нашем распоряжении катера и лодки, на которых мы часто предпринимали прогулки. Были в саду гигантские шаги, а мне папа купил чудную арабскую белую лошадь…»

«Гигантские шаги в саду» – имеется в виду Собственный сад, отданный в распоряжение семье Столыпиных. Сад огородили колючей проволокой и строго охраняли. Вдоль ограды располагались посты полиции, такие же посты имелись по берегам рек и прудов, примыкавшим к дворцу. В ночное время территория патрулировалась отрядами конной полиции, однако их маршрут ограничивался лишь прилежащими к дворцу аллеями и Масляным лугом.

Нет нужды говорить о том, что контролировались и все мосты, однако препятствий для гуляющей публики посты не чинили. Остров как был публичным, так и продолжал оставаться таковым при П.А. Столыпине, да и «елагинские белые ночи» встречали в то время как никогда массово. Говорят, во время празднеств в толпу внедрялись специальные агенты, но, скорее всего, мероприятие это было для галочки, ибо если толпа состоит из десятков тысяч человек, то кто уследит!

О работоспособности Петра Аркадьевича ходили легенды, наглядным подтверждением тому служит распорядок дня премьер-министра в елагинский период. Утром прогулка по территории Собственного сада, чашка кофе, а дальше просмотр и составление документов правительства, приём подчинённых по министерству, посетителей из числа членов Государственной думы, крупных промышленников и землевладельцев. После этого завтрак вместе с семьей, в хорошую погоду – ещё одна прогулка по Собственному саду и снова работа, теперь уже до семи вечера. Затем обед в кругу семьи и близких друзей-сослуживцев и снова работа, которая заканчивалась зачастую в два часа ночи.

Между прочим, знаменитая речь П.А. Столыпина, произнесенная им 10 мая 1907 г. перед членами Государственной думы и вошедшая в историю слова: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!», готовилась также на Елагином острове. Однако, несмотря на плотный график главы семьи, отдыхать Столыпины тоже умели. По выходным съезжалось много родных и знакомых, что, по мнению М. Бок, создавало во дворце «помещичью атмосферу». В ателье К. Буллы на фоне Елагина дворца сделаны лучшие фотографии семьи Столыпина, как правило, он и его домочадцы позировали, расположившись на парковых скамеечках.

Очень вольготно чувствовали себя дети Петра Аркадьевича, в отличие от отца, не обременённые тяжёлыми обязанностями. Старшая, Мария, любила прокатиться на белой арабской лошади по Островам. Она смешивалась с состоятельной гуляющей публикой, особенно нравилась ей западная Стрелка с идеальными ездовыми дорожками и всегдашними музыкой и весельем. Младшая, Ольга, из шалости проверяла ограждение Собственного сада, проползая под проволокой, а потом докладывала отцу об изъянах якобы неприступного (по словам начальника охраны) ограждения. Находили разные занятия и другие дети Столыпина, они же просили отца оставаться тут и на зиму, на что Петр Аркадьевич отвечал категорическим отказом. По его словам, было бы верхом эгоизма заставлять всю массу людей, «имеющих до него дело, ездить зимой из города в эту даль, когда к тому же нет больше сообщения по воде».

Оглавление книги


Генерация: 0.595. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз