Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Летний театр

Летний театр

Сейчас как-то забыли, что ЦПКиО 1930-х гг. – это не только Стрелка, Центральная аллея, аттракционы и лодочные станции, но и весьма богатая культурная жизнь. Наличие Летнего театра на 1600 мест в самом центре Елагина острова этому немало способствовало. Деревянный театр построили в 1932 г. по проекту профессора Е.И. Катонина в стиле монументальной парковой архитектуры, он соединял сцену-эстраду с открытым амфитеатром для зрителей. Как водилось в ту эпоху, в театре устраивались концерты художественной самодеятельности, литературные вечера, детские утренники, но не только. Ведущие профессиональные коллективы со всей страны во время гастролей в Ленинграде не гнушались выступать на Елагином острове, благо аншлаг во время выступлений был гарантирован.


Летний театр в ЦПКиО. 1932–1933 гг.

Проживавшая в 1930-х гг. на Крестовском острове педагог С.Н. Цендровская вспоминает о вечерних спектаклях (они всегда начинались в 20.30) в Летнем театре: «Чего мы там только ни посмотрели и кого ни послушали! Часто там выступали и ленинградские театральные коллективы, в основном театра Музкомедии. Там я прослушала, и не один раз, оперетту „Веселая вдова“ с любимым в те годы артистом Свидерским, бесподобным графом Данилой, оперетты „Летучая мышь“, „Цыганский барон“. Приезжал МХАТ, ставил „Анну Каренину“ с Аллой Тарасовой. Украинский театр им. Шевченко привозил „Запорожца за Дунаем“, цыганский театр „Ромэн“ – „Цыганскую любовь“».

Заметим, и МХАТ, и театр «Ромэн», и театр им. Т. Шевченко считались ведущими коллективами страны. Актера Свидерского из ленинградского Театра музкомедии публика просто-таки обожала за мягкий баритон и сценическое обаяние, а народная артистка СССР, впоследствии Герой Социалистического труда, Алла Тарасова в роли Анны Карениной вызывала всеобщее восхищение, не зря на её спектаклях не раз присутствовал Сталин.

Иногда публицистика примитивизирует то время. Оно не было столь однозначно. Во всяком случае, театр в лучших своих образцах стал не просто доступен народу, но и, по сути, сам шёл в народ. Билеты в Летний театр стоили копейки, да и те не всегда платили. По воспоминаниям Цендровской, они обычно доставали контрамарки, а если их не оказывалось, пропускал знакомый контролер.

На Елагином острове имелась ещё одна эстрада, поменьше, – её называли Музыкальной раковиной. В 1930-е гг. там часто выступал молодой Аркадий Райкин. Спектакли его были в основном подражательными, в манере Чарли Чаплина, однако талант уже тогда ощущался. «Помню, он исполнял куплеты и был одет под Чарли Чаплина, – пишет С.Н. Цендровская. – Чёрный пиджачок, котелок, тросточка, наклеенные усики. А после концерта мы дарили ему красивый букет цветов, который готовила моя мама, работавшая в парке садовником. Провожали мы его вместе с детьми до 2-го Елагина моста, до выхода из парка».

Высокое искусство удивительным образом сочеталось с простым. В те вечера, когда не шли представления, на эстраде играл аккордеон, либо включали электропатефон или вельт-миньон (механическое фортепиано). По выходным, как правило, организовывались танцевальные вечера. Проходили они на специально построенной для этого танцевальной площадке.

В 1950-е гг., по воспоминаниям М. Райка, по понедельникам в Летнем театре оркестр Ленинградской филармонии давал концерты, так называемые «Музыкальные понедельники». В Музыкальной раковине по будням можно было услышать духовой оркестр, иногда он перемещался на Стрелку, где тоже существовала эстрада.

Едва ли утрату Летнего театра и «раковины» можно отнести к заслугам Елагинского парка конца XX в.

Оглавление книги


Генерация: 0.242. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз