Книга: Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты

Саша Чёрный на берегах Крестовки

Саша Чёрный на берегах Крестовки

В не сохранившемся до настоящего времени деревянном доме по Надеждинской ул., 5, принадлежавшем инженеру Василию Андреевичу Ломову, с конца 1911 г. и до своего ухода на фронт в 1914 г. снимал жилье поэт Саша Чёрный (1880–1932). Вместе с женой они занимали на Крестовском острове небольшой флигель на берегу речки Крестовки. Дом в «дали от шума городского» нашла жена Мария Ивановна, а определяющим обстоятельством в выборе места явилось не только красивое уединённое место, но и умеренная плата.

Позднее в «Рассказе эмигранта» Саша Чёрный напишет: «До войны жили мы с женой на Крестовском. Тот же Петербург, но знакомые, перебравшись к нам весной через горбатый мост по конке откуда-нибудь с Гороховой, все, бывало, удивлялись. Черёмуха у нас в саду цвела – прямо не дерево, а Монна Ванна. Райская яблоня бледным румянцем разгоралась… Речка своя была против дачи градоначальника, Крестовка. Пристань, лодчонка. Наберешь знакомых и повезешь их лимонную водку пить под Елагин мост. Вверху копыта гудят, а внизу мы сидим, покачиваемся и закусываем. Соловьи в кустах аккомпанируют».

Место, где жил Чёрный, действительно было очень живописным. Вокруг великолепные дачи – шедевры деревянного зодчества, если ориентироваться на фотографии тех лет, рядом Английский гребной клуб, напротив Каменный остров с его «храмоподобными зданиями» (Министерская дача и дача Клейнмихель – чего стоят!), а в десяти шагах от их белого флигелька «своя речка» Крестовка. Её он вспоминал в своем эмигрантском творчестве неоднократно:

«…Речка была славная… Микроскопические рыбки оплывали хороводом пёстрые сваи перед домами. Посредине во всю длину тянулась узкая, обсаженная черёмухой коса. Против середины косы вздымался большой сарай и желтел покатый к воде спуск: английский гребной клуб…».

Вспоминает Чёрный в рассказе «Кавказский пленник» (1929) и детали интерьера своего жилища. «В кабинете на письменном столе сидел рыжий котёнок и, удивленно прислушиваясь, потрагивал лапкой басовую струну мандолины. В шкафу кротко блестели золотыми буквами корешки книг…


Саша Чёрный


Дачи на Надеждинской улице. 1900-е гг.

А на стене, над старым, похожим на мягкую гитару диваном висели портреты тех, кто книги эти когда-то написал: курчавый, благосклонный Пушкин, седые, бородатые Тургенев и Толстой, гусар Лермонтов с вздернутым носиком…»

Саша Чёрный летом 1911 г. заключил контракт на издание поэтического своего сборника «Сатиры и лирика». Здесь же, на Крестовском, в 1912 г. он пишет стихи для нового детского альманаха «Жар-птица», который редактировал Корней Чуковский. Этот альманах сыграл важнейшую роль в судьбе обоих авторов: в Чуковском неожиданно для него самого родился детский писатель, а Чёрный сумел в какой-то мере взглянуть на мир детскими глазами. Это чувствуется хотя бы по тому, насколько его произведения, касающиеся жизни на Крестовском, дышат счастьем. Например, «Весна на Крестовском» (1921):

Под пеплом печали храню я ревнивоПоследний счастливый мой день:Крестовку, широкое лоно разливаИ Стрелки зелёную сень…

Наверное, символично, что 1910-е гг. оказались последними счастливыми не только для поэта, но и для всего Крестовского острова – зелёного, деревянного, трактирного… Яркая история острова продолжится в советское время, но тот дореволюционный будет утрачен безвозвратно.

Оглавление книги


Генерация: 0.325. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз