Книга: Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гродненщина

ДВОРЕЦ МИХАИЛА КАЗИМИРА ОГИНСКОГО

ДВОРЕЦ МИХАИЛА КАЗИМИРА ОГИНСКОГО

(По материалам книги Анжея Техановецкого «Мiхал Казiмiр Агiнскi i яго «сядзiба музау» у Слонiме», изданной в 1993 г.)

Сразу отмечу высокую значимость исследований Анжея Техановецкого. Краевед живет в Лондоне — однако занимается пропагандой белорусской истории. Мы должны быть благодарны этому альтруисту. И еще следует отметить прозорливость Владимира Леонтьевича Соколовского, который нашел изданную в 1961 г. в Кельне на немецком книгу пана Анжея, перевел ее на белорусский и добился того, чтобы она была издана. Из таких людей и состоит основание белорусской культуры. И пока они есть, эта культура будет.

Через год и шесть недель после смерти подканцлера Сапеги, а именно в 1761 г. его жена Александра (из рода Чарторыжских) сочеталась узами брака вторично — на этот раз с Михаилом Казимиром Огинским. Так слонимская экономия оказалась в собственности гетмана.

Последний не сразу сделал Слоним своей главной резиденцией. Можно предположить, что сначала гетман имел намерение сделать своей главной резиденцией Неборов — по той простой причине, что это имение размещалось недалеко от Варшавы. По крайней мере, с 1766 г. там велись интенсивные работы по реконструкции усадьбы.

Однако одно дело желание, другое — реальность. В силу обязанностей гетман больше проводил времени на Полесье. Решив не тратить время зря, он занялся перестройкой слонимской резиденции.

Начал он с перестройки замка. Впрочем, А. Техановецкий предполагает, что гетман только незначительно расширил резиденцию, полученную от Сапеги. Наперекор утвердившемуся мнению ученый полагает, что слонимский дворец не имел больше ста помещений. Напротив, в инвентаре за 1797 г. указывается, что он насчитывал максимум 46 помещений. Дворец был одноэтажным и по форме представлял собой подкову. При этом правое его крыло было полностью деревянным и имело всего 23 помещения (для гостей и прислуги). В левом кирпичном: крыле размещались покои гетмана и его жены. Что касается главного корпуса, то он состоял из приемного помещения (вестибюля) и большого пятиоконного «танцевального зала», украшенного стенной живописью (вместо гобеленов) и имевшего хоры для оркестра. Этот зал служил для устройства балов. Его еще называли «концертным залом», ибо там часто устраивались музыкальные вечера. Покрыто здание дворца было черепицей.

Что касается перестройки Слонимской резиденции, проведенной в 60-70-е гг. XVIII в. по указанию гетмана, то к ее последствиям следует отнести увеличение парка, который прилегал ко дворцу, и возведение на территории этого парка некоторых сооружений. В частности, там появились новый небольшой дворец (возможно, пристройка к старому дворцу) и ряд отдельно стоящих парковых павильонов, таких, как Зал Богинь, Беседка Геркулеса, Английская гостиная. Кроме того, там появились дома артистов и придворных слуг. И, наконец, в более позднее время возвели здание театра, получившее название «Новая опера».

Михаил Казимир Огинский участвовал в движении сопротивления аннексии Россией территории Речи Посполитой, потом жил в иммиграции во Франции. Чтобы компенсировать расходы на это, он вынужден был продать часть своих имений, в том число Смиловичи и Неборов. Так Слоним сделался его основной резиденцией. После возвращения на родину, он посвятил себя благоустройству этого города. И уже вскоре Слоним стали называть «Полесскими Афинами». Своей европейской славе город обязан Михаилу Казимиру Огинскому. А ведь могло быть иначе, он мог вложить средства в благоустройство своего имения в Седльцах или в имение Телеханы, которые служили ему летними резиденциями. Возможности у гетмана были большие. Теперь, сквозь призму времен, Михаил Казимир Огинский представляется этаким волшебником, магом: чего бы ни коснулась его рука, все оборачивалось во что-то блестящее и успешное. Имею ввиду его успехи по благоустройству своих имений. Может быть, этот человек не достиг тех вершин, к которым стремился, — не стал королем, хотя долго шел к этому. Зато ему сопутствовал успех в другом — в развитии и совершенствовании культуры. Думаю, пример Огинского в его деятельности по благоустройству города Слонима должен как-то подтолкнуть нас, привлечь к возрождению этого города. Нынче туристов подвозят к тому месту, где когда-то стоял великолепный дворец, и рассказывают о виртуальных красотах двухсотлетней давности. Не пора ли на этом заросшем кустарником возвышении воссоздать прежний оазис культуры! Это не так уж и сложно в наше время! Не надо ждать, что объявится новый Огинский — следует самим позаботиться об уважении к себе и своей родине.

Оглавление книги


Генерация: 0.545. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз