Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Дом С.-Петербургского Общества взаимного кредита

Дом С.-Петербургского Общества взаимного кредита

С.-Петербургское Общество Взаимного Кредита открыло свои действия в 1864 году при составе 200 членов в стенах Государственного Банка, где ему было отведено бесплатное помещение. В 1870 году помещение, занимаемое в стенах Государственного Банка, ввиду значительного развития дел Общества, оказалось недостаточным, почему и нанята была квартира в частном доме. Квартира эта, как всякое помещение в частном доме, далеко не могла дать Правлению всех необходимых для Общества удобств в отношении хранения ценностей, книг и документов, а также и в случае пожара не могла обеспечить беспрерывного производства операций. В виду этих соображений Правление полагало необходимым озаботиться приобретением своего собственного дома. Совет, со своей стороны, нашел также приобретение собственного дома своевременным и единогласно положил: просить Общее Собрание открыть Правлению на сей предмет кредит в размере 500 000 рублей, с тем, чтобы приобретение имущества последовало с утверждения Совета.

Общее Собрание 17-го марта 1887 года, по рассмотрении доклада Правления, согласилось с мнением Совета и постановило:

приобрести для помещения Общества дом, на каковой предмет и открыло Правлению кредит до 500 000 рублей.

Совет, озабочиваясь, возможно более целесообразным устройством нового здания, признал полезным воспользоваться теми усовершенствованиями, которые выработаны в последнее время новейшей техникой и применены заграницей, и чтобы нагляднее ознакомиться с этими приспособлениями, поручил Правлению командировать одного из его членов для осмотра, вместе с архитектором, новейших банковых учреждений в главнейших городах Европы. Поручение это было возложено на члена Правления М.Н. Кобызева и архитектора графа П.Ю. Сюзора.

По рассмотрении всех собранных означенными лицами материалов и планов, Правление остановилось на типе новейших континентальных банков, вроде Credit Lyonnais, Comptoir d’Escompte в Париже, L?nder Bank в Вене, почему и поручило архитектору составить проект постройки дома Общества, обращая особое внимание на то, чтобы будущая постройка удовлетворяла исключительно лишь удобствам помещения Общества и безопасности от пожара.

Совет, рассмотрев представленный архитектором графом П.Ю. Сюзором проект и модель и выслушав его объяснения, постановил возвести дом по этому проекту, причем поручил Правлению самую постройку произвести хозяйственным образом.

Представив одобренный Советом план на утверждение Городской Управы, Правление вошло в переговоры с подрядчиками по производству работ и поставщиками строительных материалов. Установив общий план действий, избрало архитектора графа П.Ю. Сюзора производителем работ, непосредственное хозяйственное наблюдение за постройкой, приемкой материалов и надзору за работами Правление поручило своему сочлену М.Н. Кобызеву, а впоследствии, за смертью его, Д.А. Уконину.

Начата была постройка 1 июня 1888 года, 15 августа того же года состоялась закладка здания, а 9 сентября 1890 года состоялось освящение вновь построенного дома в присутствии г. Градоначальника, членов Совета, гг. уполномоченных, представителей столичных банков и городского управления.

Здание возведено частью 2-х и частью 3-х этажное с подвалами со стороны двора.

В первом этаже расположены: вестибюль, главная лестница, раздевальная с уборной, большая приемная для гг. членов и особая гранитная кладовая, со стороны двора над подвалами – квартиры для трех артельщиков с совершенно отдельными, изолированными выходами. В подвалах расположены приборы для отопления, камеры, вентиляция и службы.

Во втором этаже помещается обширный главный зал в два света, вокруг которого за открытыми арками, основанными на мраморных колоннах, помещаются с левой стороны от входа – все отделения операций Общества, а именно: приходные и расходные кассы, отделения: вексельное, ссудное и текущих счетов, а с правой – главная касса и гранитная кладовая для хранения ценностей.

При таком расположении гг. членам предоставлена полнейшая возможность производить все операции, не выходя из зала.

В связи с залом, расположены комнаты для правления, бухгалтерии и канцелярии.

Из зала ведет особый ход в первый этаж, в кладовую безопасных ящиков и две лестницы в третий этаж, в котором расположены: зал для разрядных собраний, архивы, столовые и чайные комнаты.

Конструкция. Все здание построено из несгораемого материала и приняты все меры против возникновения и распространения огня.

Все стены возведены каменные, частью на цементе, часть на извести и соответственных размеров, причем, в основании они совершенно изолированы от фундаментов. В подвале все стены облицованы. Во всем здании не имеется вовсе деревянных переборок, жилые комнаты отделены одна от другой бетонными стенками, выведенными на сводах.

Покрытия во всех, без исключения, помещениях устроены несгораемые, смотря по месту и назначению, следующих различных видов:

1. коренные кирпичные своды,

2. – » – бетонные своды,

3. двойные коренные бетонные своды,

4. бетонные своды на железных балках,

5. двойные бетонные своды на железных балках,

6. своды системы Монье,

7. двойные своды той же системы с воздушным тюфяком.

Полы почти во всех помещениях устроены несгораемые, а

именно:

в главной кладовой, в кладовых с безопасными ящиками, в контрольных коридорах и в общих уборных полы сделаны из метлахских цветных плиток,

в большом центральном зале для публики пол сделан из террацовых мраморных, двух цветов, плит, с богатым из таких же разноцветных плит фризом,

в большой приемной и в комнате при безопасных ящиках и на площадках главной лестницы полы устроены из подобных же плиток, лишь только меньшего размера,

в коридорах, столовой для служащих, архивах, в шинельной и т. п. помещениях полы сделаны мозаичные,

в зале для разрядных собраний, в Правлении и в помещениях, предназначенных для постоянных занятий служащих, сделан паркетный дубовый пол, но без соснового фундамента и обрешетки, а по особому способу непосредственно на бетонной подготовке,

на внутренней служебной лестнице пол на больших площадках и в проходе к большому залу сделан стеклянный, пол этот состоит из плиток литого стекла, плитки эти уложены на железном решетчатом основании, свободно пропускают свет и представляются вместе с тем прочными и удобными для ходьбы.

Главный вход расположен в ближайшей к Невскому проспекту части здания, – при входе просторный тамбур, выдвинутый в вестибюль (сени).

Сам вестибюль освещается большими входными дверями и двумя по сторонам входа окнами, – независимо сего в стене, отделяющей сени от приемной, сделаны три большие арки с решетками, содействующие увеличению ширины сеней.


Здание Общества взаимного кредита. Фото 1910-х гг.

Из вестибюля прямой переход к главной лестнице помощью широкого марша в десять ступеней, по сторонам которого поставлены четыре серого мрамора дорические колонны.

Главная лестница выведена в три марша, ступени из серого гранита.

Площадка из террацовых мраморных плиток. Решетки из кованого железа.

Лестница освещается тремя окнами, выходящими во двор.

Все двери первоначально предположено было сделать крашенными из соснового дерева, но затем, во избежание ремонта, всегда стесняющего деятельность общественного учреждения, признано полезными во всех частях здания, предназначенных для публики и служащих, сделать двери из дубового дерева, а в квартирах и в подвале – крашеные сосновые.

Почти во всех дверях вместо глухих филенок вставлены стекла, вследствие чего публика может легко и удобно ориентироваться. Все эти двери навешены на стальных пятниках. В контрольных коридорах вместо дверей поставлены железные решетки.

При архивах поставлены железные решетки.

При кладовых двери несгораемые.


Здание Общества взаимного кредита. Разрез кладовых

В окнах, примыкающих к коридорам при кладовых, переплеты и рамы сделаны железные, во всех прочих помещениях деревянные, причем нижние брусья, наиболее подвергающиеся действию сырости, сделаны из дуба.

Подоконники наружные железные, между рамами мозаичные, а внутренние – террацовые и мраморные, в мозаичных вставлены решетки, чрез которые теплый воздух циркулируется между зимними и летними рамами, предупреждая охлаждения от окон.

Во всех окнах первого этажа, в окнах кладовых и архивах сделаны железные решетки, и, кроме того, при кладовых и архивах устроены железные ставни.

Крыша. Железная конструкция крыши состоит из железных склепанных стропильных ферм треугольной системы (с вертикалями на сжатие и раскосами на растяжения), расположенных на взаимном расстоянии в 1 саж. Исчисление всех стропильных ферм произведено по способу Риттера—Шведлера и принята вертикальная нагрузка крыши собственным весом конструкции и случайной нагрузкой в 45 пуд. на 1 кв. саж. горизонтальной проекции крыши. Прочное сопротивление материала принято в 375 пуд. на 1 кв. дм.

Над серединою здания устроена железная куполообразная крыша, с целью скрыть проходящую в ней главную вытяжную трубу служащую для вентиляции всего здания. Исчисления железной куполообразной крыши произведено на основании тех же данных и по тому же способу как вышеупомянутые стопила, т. е. на нагрузку 45 пуд. на 1 кв. сажень горизонтальной проекции крыши и на давление ветра в 40 пуд. на 1 кв. саж. вертикальной проекции крыши.

Размеры купола в основании 30 фут. по фасаду на 28 фут. ширины, вверху 13 1 фут., высота 30 фут. от пола чердака и состоит оный из 4 главных диагональных склепанных ферм, решетчатой системы, и 12 прямых ферм, соединенных вверху коробкообразной железной конструкцией. Три стороны купола основаны на каменных стенах здания, а четвертая, задняя сторона – на особо положенной железной балке.

Вся обрешетка крыш и купола состоит из углового железа, укрепленного во взаимном расстоянии 6-ти вершков, на котором укреплено кровельное железо.

Над лестницею для служащих устроена железная конструкция с ординарным наружным и с двойным внутренним горизонтальным просветом, размером 25 фут. на 27 фут., устроенным на решетчатых балках, с отъемными рамами. Наружный ординарный просвет (или фонарь) имеет три покрытых стеклом стороны под уклоном в 45 градусов для предохранения их от заноса снегом, 4-я сторона образуется брандмауэром, прилегающим к соседнему зданию. Фонарь этот имеет 14 фут. высоты до конька и установлен на трех каменных стенах, выведенных немного выше окружающих его крыш.

Фасад выведен в три этажа без подвала, цоколь, высотой в 2 арш. 6 вершков, из красного питерлакского гранита, составляет солидное основание всего здания. Весь правый этаж в крупных рустах.

По середине фасада выделяется широкий выступ, мотивом этому выступу служит часть главного центрального, возвышающегося в два света, зала, который выходит на протяжении 5 саж. на Екатерининский канал.

Большое полуциркульное окно, шириною 6 арш. и высотою 14 арш., освещающее эту часть зала, занимает весь фон большой арки, обрамленной с двух сторон крупными столбами в рустах. Арка стоит на двух колоннах из бременского песчаника. Над архивольтом арки – две лежащие женские фигуры, изображающие промышленность и торговлю. Фигуры эти работы академика А.М. Опекушина. На рустовых столбах поставлен герб г. С.-Петербурга из terracotta. Над среднею частью здания возвышается изящной формы купол с цинковыми украшениями, изготовленный на заводе Сан-Галли, купол составляет как бы одежду центральной вытяжной трубы, которая в данном случае послужила зодчеству мотивом для венчания здания.

На аттике у основания купола поставлена большая художественная эмблематическая группа того же А.М. Опекушина, а по сторонам – небольшие фигуры работы профессора скульптуры Д.И. Иенсена.

Весь фриз в карнизе среди выступа занят надписью из мозаики, исполненной художником А. А. Фроловым.

По концам фасада имеются еще выступы, мотивированные с одной стороны, главным входом, а с другой стороны – воротным проездом с набережной Екатерининского канала во двор.

Над входом и воротами сделаны открытые балконы, поддерживаемые крупными кариатидами, работы профессора Иенсена.

Двери во 2-м этаже для выхода на балкон отделаны небольшими фронтонами на колоннах из бременского камня.

Во всех окнах первого этажа, в дверях и воротах поставлены художественно выполненные мастерской г. Винклера решетки из кованого железа.

Вообще, фасад дома по своим пропорциям, по строгости деталей и по изяществу отделки может быть отнесен к числу зданий, призванных служить украшением нашей столицы.


П.Ю. Сюзор. Здание Общества взаимного кредита. Фронтальная часть

Большой зал представляет собой помещение, в котором сосредоточиваются все операции, а потому было обращено особое внимание на сгруппирование вокруг него всех отделений, с которыми публика имеет дело, на необходимый простор, на обильное дневное и вечернее освещение, на надлежащее возобновление воздуха.

Зал имеет несколько продолговатую форму, причем, в середине уширяется помощью имеющихся с двух сторон уступов, вокруг зала имеется широкая галерея, отделенная от самого зала аркадами на колоннах из белого мрамора.

Между колоннами устроен мраморный паркет, а над ним – решетки из кованого железа художественной работы с надписями, обозначающими отделения.

Зал в части предоставляемый для публики, длиною в 14 саж., шириною 5 саж., а в средине в уступах шириною в 10 саж., общая площадь зала (для публики) составляет около 100 кв. саж., вышиною зал 15 ? арш., он освещается двойным рядом окон.

Для вечернего освящения имеются три люстры со 100 лампочками накаливания в 16 свечей, четыре бра в 12 лампочек, кроме того, на железных решетках, у главной кассы, поставлены два канделябра с 6 лампочками.

Свет, получаемый означенными люстрами и бра, отражаясь в зеркале, поставленном в противоположном конце зала, еще более увеличивает впечатление обильного освещения зала.

Кроме того, конторки освещаются отдельными, разного устройства лампочками.

Отделка зала не вычурна, но изящной простоты и строго отвечающая своему назначению.

Все двери на лестнице и в окружающие зал помещения светлые: кроме того в стене, отделяющей главную лестницу от зала, имеются большие окна, составляющие как бы продолжение аркад, вследствие чего чувствуется полной простор.

На стенах в больших дубовых, архитектурно обработанных рамах помещены на цокольных зеркальных стеклах, на голубом фоне, серебряными буквами надписи об условиях хранения ценностей, переводах, процентах, уплачиваемых и взимаемых Обществом.

Кладовые. По окончательной разработке устройства кладовой, Правление, рассмотрев все достоинства и недостатки различных типов кладовых и материалов, из которых они возводятся, остановилось на мысли заключить кладовую в двойную оболочку. С этой целью первая оболочка или стены, устроены гранитные, затем оставлен контрольный проход и возведена вторая стена, толщиной в 3 кирпича, сложенная на цементе.


Здание Общества взаимного кредита. Операционный зал. Фото 1890-х гг.

В гранитной стене не имеется вовсе окон, а лишь двухстворная решетка и огнеупорные двери, изготовленные известной парижской фирмой «Фише».

При отпирании и закрывании этих дверей, помощью особого приспособления, приводится в действие контрольный звонок, помещающийся в квартире главного артельщика при главной кассе. Двери эти могут отворяться лишь при участии трех лиц: Члена правления, Главного кассира и старшего артельщика.

Во второй стене имеются окна, огражденные железными переплетами, решетками и ставнями, входные двери также двойные несгораемые, устроенные на заводе Сан-Галли.

Потолок представляет собой двойной свод и, кроме того, огражден металлической броней, утопленною в бетонной массе.

Полы из метлахских плит. Ввиду значительной высоты кладовой, в ней устроена широкая галерея для установки второго ряда шкафов.

Хотя в самой кладовой нет окон, тем не менее, благодаря особой окраске всех металлических шкафов, галереи, лестницы и потолка, отражающей свет, проникающий через дверь, в самой кладовой настолько светло, что не придется постоянно пользоваться электрическим освещением.

При разработке вопроса об отоплении и вентиляции нового здания, Правление пользовалось безвозмездными советами и указаниями известного специалиста инженер-генерал-лейтенанта Г.С. Войницкого и затем за самим осуществлением проекта специальный надзор был поручен одному из сотрудников генерала Войницкого инженер-полковнику П.Я. Грановскому. В здании устроено пароводяное отопление и вентиляция. Всю потребную для отопления и вентиляции теплоту доставляют два новейшей конструкции открытых паровых котла, которые помещаются в подвале, один возле другого, соединенные между собою трубами таким образом, что, смотря по надобности, приводятся в действие один котел независимо от другого или оба одновременно. Котлы эти служат для нагревания трех центральных, расположенных в подвале, пароводяных аппаратов, предназначающихся для согревания всех помещений горячей водой посредством чугунных батарейных труб, расположенных под окнами помещений в нишах, все циркуляционные трубы, проводящие к этим батареям воду, проложены в кладке стен. Во втором этаже все окна, выходящие во двор и на канал, имеют отдельные нагреватели между переплетами, чтобы устранить неприятное для занимающихся действие движения охлажденного воздуха от окон. Каждый из нагревательных аппаратов под окнами имеет свой запорный клапан для регулирования циркуляции воды, а аппараты, нагревающие воздух между окнами, остаются без запирания. Перед каждым нагревательным аппаратом сделана плоская, не выступающая из стены металлическая, отнимающаяся решетка, а у выходного для тепла отверстия от каждого нагревательного аппарата устроена решетка на шарнирах. Для нагревания вводимого в помещения свежего наружного воздуха устроены три водяных калорифера с отдельным при каждом пароводяным аппаратом, к которым пар приводится от вышеупомянутых двух паровых котлов. Два больших калорифера, предназначенные для вентилирования помещений, снабжены увлажнительными аппаратами. Для возможно более равномерного распределения входящего свеже-нагретого воздуха сделаны особые приспособления в карнизах. Каждый из двух увлажнительных аппаратов состоит из медного, внутри луженого, герметически закрытого чана, диаметром 3 фута и высотою 6 фут, наполненного водой, которая нагревается паровою медною спиралью, и из испарительного плоского, медного луженого внутри сосуда, поставленного в камере калорифера и соединенного циркуляционными медными трубами с чаном. Для пополнения воды устроен пополнительный, от водопровода, бак с шаровым краном, в чане устроен постоянный термометр.

Для вытягиваемого из помещения воздуха, в общей вытяжной трубе на чердаке, устроены паровые нагреватели с проведением к ним пара от тех же двух паровых котлов. Запорные клапаны устроены во всех вентиляционных каналах, а именно: в каналах для притока свежего воздуха, в каналах, проводящих согретый воздух из камер калориферов в помещения, в отверстиях вытяжных каналов, в вытяжных трубах и в общих вытяжных каналах на чердаке у основания вытяжных труб. Управление запорными клапанами в каналах для притока наружного воздуха производится со второго этажа, для чего устроен рукояточный прибор, вращая который, можно открывать или закрывать запорные клапаны, расположенные в подвале у наружной стены. Клапаны в каналах, проводящих воздух из камер, расположены несколько выше пола 2-го этажа. В одном из этих каналов от каждого калорифера устроен угловой термометр, чтобы было видно, с какою температурою воздух поступает в помещения. Открытие и закрытие запорных клапанов в вытяжных трубах устроено во втором этаже с приборами, по которым видно, насколько открыты или закрыты трубы, отводящие воздух отверстия имеют закрывающиеся душники.

Устроенное отопление удовлетворяет следующему требованию: при всех наружных температурах до -37 Ц., температура должна быть от 14 до 15 Р. = 16? до 19 Ц., кроме вестибюля, где она может быть 12 Р. = 15 Ц.

Отопление совершенно независимо от действия вентиляции. Вентиляция производится в следующем размере: свежего согретого до комнатной температуры воздуха поступает во все помещения, в общей сложности, не менее 800 куб. саж., в каждый час, при всех наружных температурах от -10 до 15 Ц., а также количество будет удаляться в тоже время из помещений через вытяжные трубы. Все количество вентиляционного воздуха 800 куб. саж., при наружной температуре до -15 Ц., вводится еще полностью и нагревается от 27 до 10 Ц. Если наружная температура ниже, то воздуха будет вводимо соответственно менее. Увлажнительные аппараты сделаны такой величины, чтобы вышеупомянутое количество воздуха насыщалось в камерах калорифером до 60 % полного насыщения парами воздуха.

Кроме двух вышеупомянутых калориферов, предназначенных для вентилирования помещений, устроен еще один небольшой пароводяной калорифер для постоянного вентилирования и отопления кладовых.

Водоснабжение разделяется на три части: к 1-й части следует отнести снабжение водой для питья, ко 2-й – снабжение водой на случай пожара и к 3-й – снабжение здания водой для хозяйственных нужд. Для питья устроены в четырех местах, доступных для публию! и служащих, особые краны с фильтрами системы Пастера, краны и фильтры прикреплены к мраморной доске и под ними установлены фарфоровые на ясеневых шкафах раковины.

Для безопасности устроены на местах, указанные г. Брант-Майором, пять пожарных кранов требуемого диаметра с резиновыми рукавами, длиной по 60 арш. при каждом кране, и медным брандспойтом. Для более быстрого развертывания рукавов они уложены в особые, приспособленные для этого назначения, металлические открытия, на шарнирах корзинки.

Для хозяйственных нужд проложена сеть, снабжающая водою кухни, ватерклозеты и умывальники.

Канализация. Система труб для отвода дождевых и хозяйственных вод, равно как и колодези и выгребы первоначально предположено было сделать из дерева, но впоследствии, во избежание просачивания в почву, частого засорения и ремонта признано было правильным сделать все трубы, колодцы и выгребы непроницаемыми из асфальтированного бетона. Независимо сего устроен во дворе ретирадник с отделениями для мужчин и женщин и помойная яма. Помещения эти, равно как и приемники для нечистот, также сделаны из бетона и снабжены вентиляционными приспособлениями.

Электрическое освещение устроено Высочайше утвержденным обществом электрического освещения. С Казанской станции проложены были 4 кабеля: 2 – в 78 кв. mm. и 2 конца в 68 кв. mm, все проводники, которые уложены в штукатурку, снабжены резиновой изолировкой. Каждая лампа имеет отдельный предохранитель и, кроме того, еще предохранитель на отдельные группы ламп. Для определения числа часов горения ламп установлен счетчик системы Арона на 150 ампер. Всего установлено 375 ламп Сименса, из которых 15 в 25 свечей, 40 – в 6 свечей и 320 – в 10 свечей.

Постройка здания обошлась в 584, 257 руб. 05 коп.

Кладовая безопасных ящиков 51, 259 руб. 65 коп.

Обзаведение и внутреннее устройство 51, 301 руб. 53 коп.

Всего: 686, 818 руб. 23 коп.

Информацию о здании Общества взаимного кредита из журнала «Зодчий» уместно дополнить сведениями о его создателях – зодчем и скульпторах.

Давид Иванович Иенсен был ведущим мастером декоративной пластики периода эклектики. Питомец Копенгагенской Академии художеств, ученик знаменитого датского скульптора Б. Торвальдсена, он основал в 1845 году первое в России терракотовое заведение. Вспоследствии получил звания академика и профессора скульптуры.

За полувековую деятельность Иенсен выполнил оформление многих зданий, возведенных по проектам А.И. Штакеншнейдера, Г.А. Боссе, Н.Л. Бенуа, Н.Е. Ефимова, Л.Ф. Фонтана и других архитекторов. Особенно часто он сотрудничал с П.Ю. Сюзором. Иенсену принадлежит скульптурный декор таких значительных сооружений, как дворец Белосельских-Белозерских, великокняжеские Ново-Михайловский и Николаевский дворцы, Новый Эрмитаж, петергофские Придворные конюшни, вокзал и павильон «Бельведер», гостиница «Европейская», синагога. Мастер создал также отделку двух зданий на Конюшенной площади: Конюшенного музея и манежа (восточного корпуса) Придворных конюшен[327].

Александр Михайлович Опекушин, крупнейший представитель монументальной скульптуры второй половины XIX века, постигал профессиональные азы под руководством Иенсена. По проектам М.О. Микешина участвовал в создании монументов Тысячелетию России в Новгороде и Екатерине II в Петербурге. Уже в звании академика скульптуры Опекушин стал автором памятника А.С. Пушкину в Москве, открытие которого в 1880 году явилось важным событием в культурной жизни страны. За ним последовали памятники А.С. Пушкину в Петербурге, М.Ю. Лермонтову в Пятигорске, К.М. Бэру в Тарту. Мастеру принадлежала целая серия монументов Александру II, в том числе скульптура в Московском Кремле. Декоративные работы Опекушин исполнял в основном для московских зданий.

Композиция скульптурного ансамбля здания Общества взаимного кредита была намечена автором постройки Павлом Юльевичем Сюзором. Об этом зодчем необходимо сказать подробнее. Прежде всего потому, что он предстает поистине титанической фигурой в отечественной архитектуре конца XIX – начала XX века. Кроме того, отрезок набережной канала Грибоедова, где расположено здание кредитного общества, представляет собой своеобразный уголок Сюзора. В этом квартале им также были сооружены соседний дом № 15 и здание компании «Зингер» – хрестоматийный памятник петербургского модерна.

Сюзор построил в Петербурге сотни объектов разного назначения, в основном доходных домов. Из них сохранилось около 80 зданий, не считая множества второстепенных строений. Интенсивную практику он успешно сочетал со служебной, преподавательской и общественной деятельностью, занимался вопросами строительной техники, гигиены и законодательства, активно участвовал во всех сферах архитектурной жизни, выступая инициатором многих начинаний.

В биографии и творчестве Сюзора немалую роль сыграли его французские корни. От отца, Ю.С. Сюзора де Персена, он унаследовал графский титул. Одно время Сюзоры жили на Большой Конюшенной улице, 27, в отеле «Демут».

По окончании Академии художеств архитектор сразу ушел с головой в строительную практику. В 1870-х годах он возвел половину домов на вновь проложенной Пушкинской улице, включая угловые «пропилейные» здания со стороны Невского проспекта, построил ломбард на Гороховой улице, 47, дома и бани М.С. Воронина на Мойке, 82/1, бани Е.Ф. Овчинникова на Большой Пушкарской улице, 22 и Е.С. Егорова в Большом Казачьем переулке, 11. Доходные дома и «санитарное зодчество» стали главными темами его творчества. Тогда же Сюзор начал многолетнюю службу в Городской управе, где вел контроль за частновладельческой застройкой и был причислен к Техническо-строительному комитету МВД. Затем нашел время и для преподавания в Институте гражданских инженеров.

При проектировании жилых зданий, даже рядовых, зодчий добивался добротности и представительности, варьируя в разных сочетаниях элементы классицистической эклектики. Сюзор внес определяющий вклад в формирование нового типа доходного дома с витринами и крупными эркерами. Иногда он вводил силуэтные акценты – угловые башни с куполами. Эти качества свойственны крупным постройкам 1880-1890-х годов, имеющим средообразующее значение – домам Е.С. Егорова на улице Некрасова, 40/35, В.А. Ратькова-Рожнова на набережной канала Грибоедова, 71, И.П. Поршнева на Невском проспекте, 170/2, Р.С. Гробова на улице Марата, 55/5.

Скульптурные детали для упомянутых домов Е.С. Егорова и М.С. Воронина, а также домов А.М. Ушакова на Невском проспекте, 49/2 и 54/3, Г.С. Войницкого на Кирочной улице, 30/4 и ряда других построек Сюзора исполнял Д.И. Иенсен. Напомним, что купцу А.М. Ушакову принадлежал угловой участок на Большой Конюшенной улице, 1. А инженер Г.С. Войницкий был консультантом по устройству отопления и вентиляции в здании Общества взаимного кредита.

Творчество Сюзора охватывало широкий типологический спектр. Он построил несколько приютов и домов призрения (в том числе на Арсенальной набережной, 3, 8-й линии В. О., 29, и Косой линии, 15а). Как специалист в области здравоохранения выполнял заказы по сооружению больничного комплекса на 14-й линии, 59-61, гомеопатической лечебницы на улице Рентгена, 8, Алафузовской больницы за Нарвской заставой, Островских ванн в Железноводске. В серии проектов для трудящегося населения проявилась демократическая направленность деятельности Сюзора.

Новаторские принципы получили воплощение в железостеклянном корпусе Андреевского рынка на Большом проспекте В. О. (не сохранился). При строительстве огромных доходных домов Ратьковых-Рожновых (1898-1900 годы, улица Пестеля, 13-15 и Кирочная улица, 32-34) зодчий ввел гигантские въездные арки, открывающие пространства дворов.

Основной период творчества Сюзора укладывается в рамки эклектики. В ряду ведущих архитекторов той поры он занимал одно из первых мест. Вместе с тем отзывчивость на свежие веяния выдвинула мастера старой школы в передовой отряд сторонников нового стиля – модерна. Это произошло около 1900 года. Правда, построенный Сюзором в начале 1900-х годов доходный дом П.Т. Бадаева на Большом проспекте П. С., 49/18, еще носит черты поздней эклектики. Прорыв к модерну состоялся в главном произведении зодчего – здании компании «Зингер» (1902-1904 годы), хотя и в нем заметны исторические реминисценции.

Примером строгого модерна является начальное училище на Московском проспекте, 89. При реконструкции Училища правоведения на Фонтанке, 6, Сюзор придерживался классицистического характера этого исторического здания. Эти работы зодчего 1909-1910 годов стали последними в Петербурге.

Число построек маститого мастера в начале XX века заметно уступает предшествующему периоду. Зато теперь с необычайной широтой раскрылись его качества организатора, руководителя, инициатора.

Неоценима заслуга Сюзора в подготовке и проведении съездов русских зодчих. Известный далеко за рубежом, он входил в состав оргкомитета международных съездов архитекторов. Сюзор был почетным членом Петербургского общества архитекторов, постоянно участвовал в жюри конкурсов. Он имел непосредственное отношение к проектированию торгового здания Гвардейского экономического общества на Большой Конюшенной улице в качестве председателя жюри конкурса и консультанта по конструктивному решению постройки.

Когда в 1903 году выпускники Академии художеств организовали Общество архитекторов-художников, Сюзора избрали его председателем. В 1907 году при Обществе образовали Комиссию по изучению и описанию Старого Петербурга. В том же году Сюзор предоставил свой дом на Кадетской линии, 21, унаследованный от тестя, выдающегося зодчего А.П. Брюллова, для размещения Музея Старого Петербурга. Таким образом, Павел Юльевич Сюзор, крупнейший строитель Российской столицы конца XIX – начала XX века, внес основательный вклад в сохранение и популяризацию архитектурного наследия нашего города.

Шедевру зодчего – дому компании «Зингер» – посвящена следующая глава книги. А пока мы еще задержимся около участка, где находится другое его главное сооружение – здание Общества взаимного кредита. К нему ведет со стороны Итальянской улицы одноименный с нею пешеходный мост через канал Грибоедова.

Первый пешеходный мост построил здесь, на месте бывшего яличного перевоза, инженер путей сообщения Л.Н. Колпицын «по его собственной системе». Деревянную переправу открыли 6 октября 1896 года[328]. Существующий Итальянский мост сооружен на том же месте в 1955 году по проекту инженера А.Д. Гутцайта и архитектора В.С. Васильковского. Конструктивной основой его служат металлические балки криволинейного очертания. Изящные торшеры и чугунная решетка искусно стилизованы в духе петербургского ампира.

Здание Общества взаимного кредита сохранило, по сути, первоначальную функцию. Правда, после революции его использовали непрофильные учреждения, но с 1940-х годов здесь работала Областная контора Госбанка. Последнюю четверть века в отреставрированном памятнике архитектуры находится акционерное общество «Петроагропромбанк».

Оглавление книги


Генерация: 0.187. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз