Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Гостиница Демута

Гостиница Демута


На просторном участке по соседству с домом С.Д. Башмакова (Нобелей) долгое время находилась гостиница Демута. Она считалась лучшей и самой популярной в Петербурге конца XVIII – первой половины XIX века. Гостиница навсегда вошла в анналы русской культуры благодаря блистательному созвездию имен писателей, мыслителей, общественных и государственных деятелей, которые останавливались здесь.

В царствование Екатерины II в столице, по свидетельству современника – И.Г. Георги, открылась сеть гостиниц. «Кроме больших постоялых дворов в Адмиралтейских и других частях города, известных под именем Лондона, Парижа, так называемого Королевского, Виртембергского, Демутова и других, в коих знатные особы, купцы и пр. одну или несколько комнат, стол, наемных слуг, экипажи и пр. с удобностию получить могут, есть также множество малых трактиров, содержимых мещанами и купцами третьей гильдии и получающих на то ежегодно возобновляемые позволения. В сих грамотах предписываются, как хозяевам, так и гостям, общие правила, которые они взаимно соблюдать должны»[184].

За гостиницей Демута, или Демутовым трактиром, в литературе закрепился адрес по набережной Мойки, 40. Это не совсем верно. Данный участок, как и соседние владения, выходил также и на Большую Конюшенную улицу, 27. И если первоначально цепочка усадеб парадной стороной была обращена к реке, то в XIX веке на улице появились не менее представительные здания.

Старинный облик мемориального здания скрыт поздними «напластованиями». Такая архитектурная многослойность характерна для Большой Конюшенной улицы в целом, да и для всего исторического центра города.

В первой половине XVIII века этот участок принадлежал адмиралу З.Д. Мишукову. При нем появилась группа строений у берега Мойки, а другую половину двора занимали огород и сад. В 1765 году уже у другого хозяина, Ж. Д. Одара, участок приобрел предприимчивый французский купец Филипп Якоб Демут. Он основал гостиницу, просуществовавшую более столетия. Здесь уже стояли флигель на Большой Конюшенной улице и поперечный дворовый корпус. Владелец процветал, известность и посещаемость его заведения непрерывно росли. Одна из причин тому – исключительное удобство месторасположения в центре города, привлекавшее сюда и аристократическую публику, и деловых людей.

В последней трети XVIII века сформировалась капитальная застройка участка, весьма плотная для того времени. Если на Мойку выходили двухэтажные каменные корпуса с разрывом посередине, то на Большую Конюшенную – трехэтажный дом, более высокий и вместительный. Внутренние флигели располагались по границам участка, а на половине, ближней к улице – П-образный в плане дворовый корпус. Таким образом, основная часть гостиницы уже тогда переместилась с набережной на улицу. Фасад на Большой Конюшенной отличался простотой форм, свойственной строгому классицизму. Ровная гладь стены завершалась треугольным фронтоном.

Считалось, что Ф.Я. Демут основательно расширил свое заведение в 1796 году. Через шесть лет он скончался, и его дочь Елизавета Тиран передала управление делами французу Гюге. Но название «Демут» по укоренившейся традиции продержалось еще долгие десятилетия.


Фасад гостиницы «Демут» по Конюшенной улице. Чертеж. Середина XIX в.

Демутов трактир – одно из главных пушкинских мест. Впервые будущий поэт приехал сюда в 1811 году (вместе с дядей, В.Л. Пушкиным). Позже А.С. Пушкин жил под кровом гостиницы в мае-июле 1827 года, затем с октября того же года по октябрь следующего. Здесь была написана поэма «Полтава». В 1829 и 1831 годах он также не раз останавливался у «Демута».

Несколько лет прожил в гостинице П.Я. Чаадаев. Июнь 1824-го и весну 1828 года провел в этих стенах А.С. Грибоедов. Постояльцем Демутова трактира был и Адам Мицкевич. В разные годы здесь останавливались военачальники и декабристы. Среди самых известных гостей отеля – М.И. Платов и А.П. Ермолов, П.И. Пестель и М.П. Бестужев-Рюмин, К.Н. Батюшков и Н.А. Дурова, М.М. Сперанский, Ф.И. Тютчев, А.П. Герцен, Н.И. Пирогов.

Позже здания гостиницы совершенно изменились. Еще в 1833 году по заказу владелицы, «майорши» Тиран, на набережной Мойки возвели новый четырехэтажный лицевой корпус[185]. Проект его выполнил архитектор Егор Тимофеевич (Георг Рупрехт) Цолликофер. В том же году Цолликофер закончил строительство доходных домов Немецкой лютеранской церкви св. ап. Петра на Невском проспекте, а затем, в 1833-1838 годах, вел постройку этой церкви по проекту А.П. Брюллова.


Фасад гостиницы «Демут» со стороны набережной Мойки. Чертеж. 1832 г.

Новое здание гостиницы на Мойке имело типичные черты позднего классицизма. Широкий плоский фасад в двадцать три оси решен без элементов ордера. По лаконичному оформлению он во многом походил на дома Немецкой церкви. Четыре входа под небольшими зонтиками Цоликофер уместил на уровне цокольного этажа. Стена второго этажа была рустована по горизонтали. Наиболее парадным выглядел третий этаж. Высокие окна через одно были зрительно увеличены прямыми или треугольными сандриками и группами балясин (аналогично домам Немецкой церкви). В центре третьего этажа проемы повышались арочными очертаниями. Над подворотней нависал единственный балкон.

Посередине фасада на видном месте помещалась крупная вывеска «Hotel Demouth». Простоту верхнего этажа компенсировал развитый антаблемент с карнизом на модульонах. Центральную часть акцентировал двухступенчатый аттик.

Малыми, скупыми средствами Цолликофер добился впечатления солидности и представительности, как умели это делать мастера эпохи классицизма.


Здание гостиницы «Демут» со стороны Мойки. Середина XIX в.

В 1850-х годах здание принадлежало уже надворному советнику Степану Воронину который сдавал помещения в аренду гостинице «Демут». По проекту архитектора А.С. Кирилова, утвержденному в 1851 году возвели новые продольные четырехэтажные флигели, образовавшие замкнутый двор на половине участка у Большой Конюшенной улицы. А в 1855 году было разрешено переделать по чертежам Кирилова и обращенный на улицу корпус: «…надстроить четвертый этаж, на фасаде вновь сделать пилястры, фронтоны, парапет с балюстрадом, над окнами сандрики, балконы и другие украшения». В результате перестройки фасад стал более представительным (хотя остался без фронтонов и балюстрады). Тем самым вновь подчеркивалось, что главным является корпус по Большой Конюшенной улице.

В отличие от Цолликофера, Кирилов обогатил композицию фасада портиком из шести пилястр коринфского ордера, поднятым на уровень двух верхних этажей. Вместо фронтона, завершавшего стоявший здесь дом, посередине установили небольшой аттик (но не «парапет с балюстрадой»). Ряд сандриков прочерчивал пунктиром третий этаж. Нижний ярус, как и на прежнем фасаде, расшит рустовкой. Симметрию старого здания чуть сбивали две «лишние» оси слева, и Кирилов отчленил это узкое звено, придав ему иной рисунок.


А.С. Кирилов. Здание гостиницы «Демут». Фасад по Большой Конюшенной улице. Проект перестройки. 1855 г.

Эта реконструкция производилась уже в период ранней эклектики. Однако архитектор придерживался в основном классицистических приемов и форм. А.Л. Пунин считает перестройку дома на Большой Конюшенной улице «одним из самых наглядных проявлений постклассицизма в архитектуре Петербурга середины XIX века…»[186].

Алексей Семенович Кирилов – архитектор малозаметный, был связан с владельцем участка. Для С. Воронина он построил доходный дом на Невском проспекте, 111 (1861— 1862 годы). Всего нам известно менее десятка его работ.

В дальнейшем здания гостиницы неоднократно реконструировались и обновлялись. На лицевых и дворовых корпусах возникали разнообразные напластовании, переделывались интерьеры. В итоге весь комплекс превратился в многослойную структуру. Эти изменения отражали процесс уплотнения застройки, эволюцию художественных вкусов, тягу к повышению комфорта и внедрению технических новшеств.

Домовладение перешло по наследству статскому советнику А.С. Воронину. Для него в 1867 году профессор архитектуры Р.А. Гедике расширил и перестроил часть дворовых флигелей. В 1873-1874 годах академик архитектуры П.К. Нотбек реконструировал ряд помещений и устроил во дворе открытую террасу с полукруглой лестницей и сад с бассейном.

Строгий классицистический фасад гостиницы, обращенный к Мойке, в это время казался уже слишком простым и бедным. Естественно, у хозяев участка и гостиницы возникало желание приукрасить его внешнюю отделку. В 1871 году молодой выпускник Академии художеств А.А. Парланд (будущий создатель храма Воскресения Христова – Спаса на Крови) составил проект надстройки здания на этаж с более сложной эклектической обработки его фасада. Замысел этот не был осуществлен.

К идее изменить фасад по набережной вернулись в 1877 году. Новый проект разработал К.К. Андерсон. Здание на Мойке предполагалось увеличить до пяти этажей и ввести в композицию фасада мотивы французского ренессанса и отчасти – барокко. Но и этот проект также почему-то реализовать не удалось. Корпус, возведенный Цолликофером, оставался в прежнем виде еще два десятилетия.

Эту работу Карл Андерсон, автор здания Шведской церкви и реконструкции Финской церкви, выполнял уже для нового владельца участка – купца 2-й гильдии А.А. Ломача. По его заказу архитектор возвел в 1875 году доходный дом на Большом проспекте В. О., 5. В 1876-1877 годах Андерсон произвел значительные переделки во внутренних частях гостиничного комплекса.

Поперечный флигель, членящий двор надвое, вырос до четырех этажей. В юго-восточном углу участка, ближе к улице, был оборудован кегельбан, а в противоположном его конце сооружен новый зал. Сначала над ним предполагали поместить зимний сад с железостеклянной крышей, но в ходе строительства его заменили жилыми комнатами. Проектный чертеж помечен: «Зала с помещениями над нею двух новых этажей отапливается водою». Это – один из ранних опытов парового отопления в Петербурге. В 1880-1881 годах техник В.К. Готтгардт реконструировал зал, пристроив к нему сцену (одновременно он занимался переделками в лицевом корпусе на набережной). В 1883 году в зале открылся театр «Фантазия».

Тогда же у северной границы двора появилось двухъярусное сооружение «для паровой прачешной и помещения парового локомобиля для освещения электричеством находящейся в доме гостиницы…». Проектировал его академик архитектуры Л.Ф. Шперер. В большой кухне «Демута» инженер-пиротехник Н.Ф. Гартунг установил усовершенствованные приборы. Комплекс отеля был образцовым по уровню благоустройства.

Свидетелями этих перемен были многие известные постояльцы гостиницы. Среди них лицейский друг А.С. Пушкина адмирал Ф.Ф. Матюшкин, писатель И.С. Тургенев, художник К. Дузи, архитектор П.Ю. Сюзор. Здесь в 1865 году состоялось многочисленное собрание архитекторов, избравших комиссию для разработки устава Санкт-Петербургского общества архитекторов (официально учреждено в 1870 году). В состав комиссии вошли А.И. Резанов, Н.Л. Бенуа, Д.И. Гримм, Р.Б. Бернгард, Р.А. Гедике, В.А. Шретер.

В 1878 году «французский гражданин» Э.Г. Игель открыл в гостинице ресторан «Медведь». Посетителей, как во многих подобных заведениях, встречала фигура медведя с подносом в руках. Название отображало грубоватый национальный колорит, но все устройство ресторана было вполне европейским. Через несколько лет его хозяином стал А. А. Судаков. Ресторан обосновался здесь на долгие годы.

История гостиницы оборвалась в 1880-х годах. С обоих фасадов, по улице и по набережной, исчезли вывески «Hotel Demouth». В здании разместилось Санкт-Петербургское городское кредитное общество. В 1888 году архитектор Ф.С. Харламов начал в доме со стороны Мойки внутренние переделки. Вскоре новым владельцем стал представитель богатейшей дворянской фамилии П.П. фон Дервиз.

Огромным состоянием гвардии корнет Павел фон Дервиз был обязан отцу П.Г. фон Дервизу – концессионеру, строителю железных дорог и меценату. Современники называли его «русским Монте-Кристо». Мать молодого владельца бывшей гостиницы «Демут» В.Н. фон Дервиз активно занималась благотворительностью.

«Придворным» архитектором этой семьи был крупный мастер поздней эклектики, академик архитектуры Александр Федорович Красовский. По его проектам построены женская профессиональная школа С.П. фон Дервиза (1888-1889 годы, улица Мира, 8), дом дешевых квартир, общедоступная столовая и народная аудитория В.Н. фон Дервиз (1888-1892, 1897-1898 годы, Средний проспект, 48 / 12-я линия, 25-27). Для П.П. фон Дервиза в 1889-1890 годах возведен роскошный особняк на Английской набережной, 28. В его же имении Старожилове Рязанской губернии зодчий построил Петропавловскую церковь.

В Петербурге Красовским сооружено немало импозантных доходных домов разных владельцев. Образцовыми считались возведенные архитектором здания Высших женских курсов (10-линия, 33-35), Химической лаборатории университета (Университетская набережная, 7-9, в глубине участка) и 3-го реального училища (Греческий проспект, 21). В 1890-х годах Красовский занимал почетную должность архитектора Зимнего дворца, выполнив в главной императорской резиденции отделку группы интерьеров и другие работы.

Вполне естественно, что фон Дервиз заказал семейному архитектору перестройку комплекса гостиницы. Домовладелец желал увеличить вместимость зданий и сделать их более представительными. Вкусы поздней эклектики также требовали подчеркнуто пышных, насыщенных декором форм.


А.Ф. Красовский. Фасад гостиницы «Демут» со стороны набережной Мойки. 1892 г.

В ту пору понятие о красоте отождествлялось с богатством и разнообразием деталировки.

Реконструкция началась со стороны набережной Мойки. По проекту Красовского 1892 года лицевое здание надстроили пятым этажом и частично перестроили вместе с примыкающими флигелями. Лаконичный фасад постройки Е.Т. Цолликофера облачился в рельефный слой штукатурки[187]. Эта была своего рода косметическая операция, преобразившая стилистику и отделку но мало изменившая структуру старого дома.

Композиционный строй созданного Цолликофером фасада с рядами прямоугольных проемов, центральной группой арочных окон и балконом как бы просвечивает сквозь штукатурные одежды. Цокольный этаж облицован гранитом и известняком. В общую канву включен дополнительный пятый этаж. На месте въездной арки устроен парадный подъезд.

Фасад превращен в рустованную поверхность, скрывшую прежнюю гладь стены. Слой рустовки облегается снизу вверх. Наличники окон верхних этажей (на четвертом этаже – с сандриками трех типов) характерны для «стиля Людовика XVI», одного из наиболее востребованных в архитектуре зрелой эклектики.


А.Ф. Красовский. Фасад гостиницы «Демут» со стороны Большой Конюшенной улицы. 1892 г.

Сильнее изменился облик здания на Большой Конюшенной улице. Летом 1894 года над ним возвели пятый этаж и мансарду. Осенью велись «спешные работы по отделке богатых мансардных покрытий и украшению фасада лепкой»[188].

Здесь Красовский создал более эффектную и выразительную композицию, чем со стороны Мойки. Видимо, место на Большой Конюшенной улице считалось более престижным. Этот фасад вновь стал главным в застройке сквозного участка[189]. Одновременно архитектор перестроил и прилегающие дворовые флигели.

Если в старом здании была акцентирована только средняя часть, то Красовский ввел дополнительно узкие боковые членения. Фасад получил сбалансированное и замкнутое трехосевое строение. (За рамками этой симметричной схемы остался только «лишний» левый отрезок в два окна.)


Большая Конюшенная улица, 27. Фото 1912 г.

Боковые вертикальные звенья выявлены ордерными элементами и живописными силуэтами. Пары пилястр, объединяющие третий и четвертый этажи, отвечают центральному портику, появившемуся еще при перестройке 1855 года. Внизу – малые портики с рустованными полуколоннами, которые перекликаются с подобным, но более широким главным порталом. Завершают боковые звенья дуговые фронтоны, разорванные выступами мансардных окон, и четырехгранные шатры. Они, в свою очередь, звучат эхом массивному среднему объему мансарды.

Красовский щедро насытил фасад множеством деталей. В обрамления окон включен малый ордер, декорированный рустом или лепкой, в наличники вплетены листва и гирлянды, сандрикам приданы разные формы. Пилястры большого ордера унизаны рустами, в капители и наличники между ними вкомпонованы мелкие маски. Везде, где возможно, поверхность стены разбита филенками.

Весь четырехэтажный массив существовавшего здания претерпел внешнюю метаморфозу. Изменилась его композиционная схема. Присущая поздней эклектике боязнь «пустого места» привела к последовательной орнаментации архитектурной основы. Фасад превратился в сплошной рельефный узор.

Надстроенная часть здания – пятый этаж и мансарда – отличаются усложненным рисунком и развитым силуэтом. Три типа окон верхнего ряда выстроены в меняющемся ритме. Оригинальная средняя группа узких проемов решена наподобие аркатурно-колончатого пояса. В простенках – картуши с мужскими маскаронами. Филенчатый фриз, заполненный гирляндами, карниз, усиленный фигурными кронштейнами, по-барочному разорванные фронтоны довершают многодетальную обработку стены.

Важнейшую часть композиции составляет высокая мансардная крыша. Подобные завершения зданий стали в то время новым словом в петербургском строительстве. Вместо обычных утилитарных покрытий Красовский создал броский и художественно законченный компонент здания. Мансардная крыша увеличила кубатуру дома, но, главное, активизировала его экспрессивный силуэт.

Верх здания привлекает общей формой, полной изящества, и тонко прорисованными деталями. Окна-люкарны, миниатюрные портики и фронтончики с вазонами, чешуйчатая кровля и витиеватая решетка служат украшениями постройки (отдельные детали утрачены). Тип крыши восходит к старой архитектуре Франции. И вместе с тем сооружение Красовского, как и его немногочисленные аналоги, предвосхитило массовое распространение мансард в период модерна.

Несмотря на разительную перемену внешнего облика, можно считать, что историческое здание гостиницы « Демут» на Большой Конюшенной улице в основе все же уцелело. От него остались не только старые стены, но и расположение окон, и центральный пилястровый портик. Строго классицистическая постройка конца XVIII века сначала трансформировалась в постклассицистическую композицию 1850-х годов, а затем в импозантный образец цветущей эклектики. Причем и в существующем здании преобладают оттенки классицистического спектра, господствовавшего в эпоху историзма. В том же духе выдержаны вестибюли и парадная лестница с кессонированными потолками.


Большая Конюшенная улица, 27. Центральная часть фасада.

Фото 2016 г.

При перестройке в доме П.П. фон Дервиза установили один из первых в Петербурге лифтов с электроприводом и канатной тягой. Журнал «Электрический вестник» сообщал об устройстве этого подъемного механизма в 1894 году: «В особенности интересна последняя машина системы Оттиса. Подъем, спуск и остановка производятся лишь нажатием соответствующих кнопок». Решетка лифтовой шахты с волютами и меандром и легкое кованое ограждение мраморной лестницы с растительными завитками составляют своеобразный ансамбль металлодекора. Наружный выгнутый зонтик декорирован тончайшей ковкой: ажурные кронштейны из вьющихся стеблей продолжает вверху густая листва, среди которой вырастают цветущие подсолнухи.

Александр Красовский продолжал работы на участке. В 1898 году он выполнил желез о стеклянное перекрытие двора, ближнего к Большой Конюшенной улице, в котором устроили большой зимний сад – один из ранних примеров «атриумной» архитектуры в Петербурге. Просторный световой зал в перекрытом дворе разделен на три пролета двумя рядами каннелированных чугунных колонн. На них опирается легкая конструкция стеклянного потолка. В широком среднем пролете потолок имеет форму цилиндрического свода, как бы парящего в высоте.

Зимний сад вскоре приспособили под операционный зал Русского торгово-промышленного коммерческого банка. Одним из основных его акционеров являлся П.П. фон Дервиз. Шрифтовая вывеска банка тянулась по всему фасаду. Вход в него находился посередине здания, а слева проходили в ресторан «Медведь». (В 1912-1914 годы для Русского торгово-промышленного банка возвели по проекту академика архитектуры М.М. Перетятковича монументальное здание на Большой Морской улице, 15.)

Последними владельцами участка в начале XX века состояли великие князья Кирилл Владимирович и Борис Владимирович. Правда, в обиходе расположенных здесь доходных домов ничего «великокняжеского» не было. Они представляли собой сгусток деловой жизни центра столицы и в этом смысле не отличались от многих своих соседей. В домах временно арендовали помещения конторы ряда предприятий и обществ. Единственным долгожителем оставался ресторан «Медведь».


Вход в ресторан «Медведь».

Фото 1916 г.

Внешние переделки здания в этот период были незначительными. Работами на участке занимался Николай Иванович Алексеев, архитектор двора великого князя Кирилла Владимировича. Он оставил заметный след в архитектуре петербургского модерна. Лучшие из построенных им доходных домов находятся на Васильевском острове (8-я линия, 53, 9-я линия, 34 и 58, 12-я линия, 19, 19-я линия, 8, Большой проспект, 39/14).

В 1911 году Н.И. Алексеев увеличил на этаж здание на набережной Мойки, 40. Здесь автор ряда неординарных сооружений ограничился лишь простой надстройкой. Оголенный верхний этаж не вяжется с оформлением фасада, созданным ранее А.Ф. Красовским. Три малых аттика дают намек на трехосевую схему не связанную с общей композицией. Через два года Алексеев надстроил пятый этаж на одном из дворовых флигелей.


Зимний сад – зал ресторана «Медведь». Фото 1910-х гг.

Более значительной работой Алексеева стала «капитальная внутренняя переделка» здания на Большой Конюшенной улице, 27, осуществленная в 1914 году. Ресторан «Медведь» был расширен за счет помещений выехавшего банка, операционный зал превращен в главный зал ресторана. Перед ним встроен новый зал с двумя арками на колоннах. Вестибюль оформлен изящной тройной аркой, также опирающейся на колонны искусственного мрамора.

Созданные Алексеевым парадные интерьеры скомпонованы по мотивам классицизма и ренессанса. Они внесли в старинное здание с более чем вековой историей черты неоклассицизма. Это был знак времени: неоклассика заняла господствующее положение в петербургской архитектуре после 1910 года.


Набережная Мойки, 40. Фото 2000-х гг.

В 1929 году помещения ресторана переоборудовали под детский театр. Через десять лет в тех же стенах начал работать первый в стране Театр эстрады, с 1944 года – Театр миниатюр, который многие годы возглавлял народный артист СССР А.И. Райкин. В 1930-х годах интерьеры были частично реконструированы. Также первым в стране в этом здании было организовано в 1961 году Ленинградское бюро путешествий, впоследствии – Центральное бюро путешествий Санкт-Петербурга.

В 2011 году завершился реставрационный ремонт Театра эстрады имени Аркадия Райкина. В зрительном зале снята обшивка с чугунных колонн. Восстановлен и расчищен кессонированный плафон и лепные орнаменты потолков. Посетителей вновь встречают стильные интерьеры. Основную часть здания на Большой Конюшенной занимает бизнес-центр «Медведь». Со стороны Мойки устроен хостел. Кроме того, в историческом здании работают рестораны и магазины.

Оглавление книги


Генерация: 0.116. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз