Книга: Краков

„Жемчужина наук"

„Жемчужина наук"

Краковский университет – один из старейших в Европе. В 1964 году он отпраздновал свое шестисотлетие. Он имеет свою историю, свои здания, свои традиции, своих героев. И традицией стало начинать рассказ о нем с того памятного документа, скрепленного большой королевской печатью белого воска, которым Казимир Великий открывал новую эру в истории Кракова: «Мы, божьей милостью король Польши Казимир… постановили в нашем городе Кракове назначить, избрать, установить и устроить место, в коем всеобщая школа в любом дозволенном отделении развивалась бы, а сим актом будущее существование ее на вечные времена обеспечить желаем. Да будет она жемчужиной высоких наук, да выпускает мужей, зрелым советом знаменитых, добродетелью украшенных и сведущих в различных знаниях. . . В город Краков пусть приезжают свободно и без опаски все жители королевства нашего и стран ближних, а и со всех сторон света, кто захочет приобрести знаний жемчужину бесценную». Так 12 мая 1364 года началась история университета, сменившего за шесть столетий несколько названий: вначале – Главная школа, затем – Краковская Академия, после этого – Главная Коронная школа, наконец – Ягеллонский университет. Последнее закрепилось за ним навсегда. В тот же самый день совет города Кракова издал торжественный диплом, в котором давал клятву «неукоснительно соблюдать все и всякие уставы» университета, то есть королевские привилегии, установленные для университета, его профессоров и студентов.

Первый устав университета был создан по образцу итальянских университетов в Падуе и Болонье. Однако, основывая университет в Кракове, Казимир Великий ставил перед собой совершенно четкую задачу: университет должен был воспитывать образованных специалистов, которые были нужны Польше в решении ее неотложных политических, экономических, военных проблем.

Наука должна служить прежде всего обществу и развивавшемуся государству – такова была главная цель Краковской Академии. Поэтому очень скоро она приобрела гораздо более «мирской» характер, чем ее духовные прототипы. Канцлер Академии присваивал степень доктора на трех факультетах – философском, юридическом и медицинском. Студенты представляли на утверждение королю избранных ими профессоров. Занятия проводились в королевском замке на Вавеле. Одновременно началось строительство университетских зданий в Казимеже, около Кракова, но после смерти короля оно было прекращено.

Развитие университета несколько приостановилось. Дальнейшее оживление его деятельности наступило в конце века, когда в 1397 году внучка Казимира Великого королева Ядвига добилась от папы Бонифация IX разрешения открыть еще один факультет- теологический. Тем самым краковский университет становился в один ряд с другими университетами Европы. После смерти королевы, завещавшей все свои драгоценности университету, исполнявший ее волю Владислав Ягелло приказал закупить несколько домов на улице св. Анны. Эти здания после перестройки были объединены в одно здание, называемое Collegium MaiUS, веками служившее главной резиденцией университета (впоследствии комплекс университетских зданий занял всю территорию между нынешними Плантами и улицами св. Анны, Голубиной и Ягеллонской). Здесь 24 июня 1400 года состоялось торжественное открытие начала занятий – и с этого года университет реорганизуется по образцу парижской Сорбонны. Студенты больше не имели никакого влияния на его управление, а самый университет приобретает духовный характер. Династия Ягеллонов продолжает и далее проявлять особую заботу об университете, и вскоре он получает новое название, по традиции сохранившееся по сей день, – Ягеллонский университет.

XV и XVI столетия – это период высшего расцвета Ягеллонского университета. В это время в Краков стекаются студенты не только со всех концов Польши, но и из других стран Европы: Венгрии, Германии, Моравии и даже из русских земель. Всего за эти десятилетия Ягеллонский университет выпустил около сорока тысяч философов, юристов, врачей, астрономов, математиков. Бурный рост городов, приобретение некоторой самостоятельности не только мещанами, но и крестьянами открывало перед ними большие возможности. Из документов явствует, что в XV веке в Ягеллонском университете обучалось большое число детей крестьян, а некоторые из них даже занимали профессорские кафедры. Большие успехи делает в это время и польская наука. В конце XV века немецкий летописец Гартман Шедель отмечает: «При костеле святой Анны есть университет, известный своими выдающимися учеными мужами. В университете процветают различные науки. Однако больше всего там изучают астрономию, и в этом отношении и в Германии нет ему равной школы». По-видимому, в его словах немало истины: в XV веке Ягеллонский университет открывает еще два факультета – математики и астрономии. Такой серьезный шаг стал возможен только благодаря исключительной энергии трех профессоров: Марцина из Журавиц, Марцина из Олькуша (ему университет обязан приобретением целого комплекса астрономических приборов, которые с благоговением демонстрируются по сей день в музее) и Войцеха из Брудзева. Последний был учителем Николая Коперника, проходившего курс обучения в 1491-1495 годах. Воспитанников Ягеллонского университета, особенно математиков, охотно приглашали преподавать в университетах других стран, в частности в Англии, Италии, Испании. «В конце столетия, в том же году, в котором папский престол занял Борджа, а Колумб открыл Америку, порог Краковского университета переступил скромный юноша – Николай Коперник», – в этих словах Брошкевича заключен не только художественный образ, но и точный слепок эпохи.

Другим факультетом, быстро завоевавшим европейскую славу, стал юридический. Профессора этого факультета, выдающиеся мыслители своего времени, заложили основу краковской школы международного права.

Ягеллонский университет стал также колыбелью крупнейших польских поэтов эпохи Ренессанса – Миколая Рея и Яна Кохановского. Воспитанником университета был и выдающийся общественно-политический деятель той же эпохи Анджей Фрыч-Моджевский, автор трактата «Об улучшении Речи Посполитой», в котором он провозглашал необходимость поддержания мира для процветания государств и выступал с требованием равных прав для шляхты и крестьянства. Профессора университета, поддерживая связи с выдающимися деятелями науки и культуры Италии, Франции, Нидерландов, Испании, способствовали проникновению в университет, а тем самым и распространению в Польше гуманистических идей Ренессанса.

Краков становится подлинным центром просвещения, и немалую роль в этом сыграли типографии, которых в городе было несколько. Первая, одна из старейших в Европе, была основана еще в 1473 году, и с тех пор Краков навсегда останется верен традициям книгопечатного дела.

Особенно резкое увеличение печатных книг на польском языке наблюдается в XVI веке, когда до Польши начинают доходить не только слухи о реформации, но и сами труды реформатских проповедников.

Однако преградой дальнейшему расцвету университета стала устаревшая, схоластическая система обучения. Серьезными конкурентами стали и монастырские школы иезуитов. Поэтому XVII- XVIII века оказались периодом снижения уровня подготовки в университете и его постепенного упадка. Лишь приезд в 1777 году в Краков крупнейшего польского просветителя Гуго Коллонтая выв©дит университет из сонного оцепенения. Коллонтай провел в университете серию реформ: ввел новую программу обучения, обратил особое внимание на естественные науки и физику, заставил читать лекции не на латинском языке, а на польском, сменил устав, изгнал несколько профессоров – словом, способствовал второму рождению университета.


Ансамбль зданий Ягеллонского университета


Collegium Maius. Восточный фасад с готическими фронтонами

Разделы Польши стали существенным тормозом дальнейшего расцвета университета. Не говоря уж о трудностях, вставших перед учеными, университет во время раздела 1795 года лишается всего своего имущества – восьми миллионов злотых. И все же профессора и студенты университета, сознавая свою особую, патриотическую роль (университету были дарованы некоторые привилегии), стремятся не уронить его чести. Даже после присоединения Кракова к Австрии в 1846 году Ягеллонский университет стойко сохранял преподавание на польском языке.

На протяжении XIX столетия университет постепенно разрастается: в 1815 году он насчитывает сто пятьдесят три студента, в 1862 – четыреста пятьдесят шесть, а в 1900 – уже тысячу двести пятьдесят пять. В этот период, когда профессорами университета становятся такие выдающиеся ученые, как врач Юзеф Дитль, как историк Юзеф Шуйский, как физик Кароль Ольшевский и многие другие крупные исследователи в области физики, химии, биологии, философии и истории, Ягеллонский университет становится ведущим среди польских университетов. И не случайно именно в Кракове и именно на базе Ягеллонского университета в 1873 году создается Польская Академия наук.

В период между двумя мировыми войнами университету пришлось вести жестокую борьбу за независимость с правительством буржуазной Польши. Но самые черные дни наступили в годы гитлеровской оккупации, когда фашисты начали систематически истреблять завоевания польской науки и культуры. Сразу после вступления немцев в Краков, 6 ноября 1939 года, гитлеровцы собрали в новом здании университета, Collegium Novum, профессоров, доцентов и ассистентов – всего сто восемьдесят три человека – под предлогом ознакомления с новой программой. Собравшихся ученых гитлеровцы, предварительно зверски избив, арестовали и отправили в концлагерь в Заксенхаузен под Берлином. Лишь немногим удалось пережить эти страшные годы – остальные погибли. Уничтожив весь цвет краковской научной интеллигенции, гитлеровцы со свойственной им методичностью принялись за разрушение научных лабораторий, институтов, библиотек, собраний. Наиболее ценные материалы и аппаратура были вывезены в Германию. И все же немцам не удалось сломить вольнолюбивый дух краковских профессоров и студентов – «жаков», как их по традиции продолжают называть по сей день. Оставшиеся на свободе ученые организуют подпольные лаборатории, продолжают научно-исследовательскую работу. Во главе подпольного университета встал крупный ботаник профессор Владислав Шафер. В работе университета в эти годы принимали участие сто тридцать шесть ученых разных специальностей, под руководством которых обучалось восемьсот студентов.

После окончания войны народная Польша предоставила университету все условия для дальнейшего плодотворного труда и развития. Некоторые факультеты, в том числе медицинский и сельскохозяйственный, были преобразованы в самостоятельные институты, независимые от университета, хотя и связанные с ним традициями. Зато в самом университете увеличилось число кафедр, расширились остальные факультеты. В 1959-1964 годах на аллее Трех Поэтов были построены огромные здания, оборудованные новейшей аппаратурой, для занятий студентов факультетов физики, химии, математики и биологии. Здесь же было построено здание гуманитарного факультета. Расширена и знаменитая Ягеллонская библиотека, обладающая самым обширным книгохранилищем в Польше. Под Краковом на территории бывшего форта сооружена Обсерватория имени Коперника. Новые помещения и оборудование получил Ботанический сад университета, основанный еще в XVIII веке Гуго Коллонтаем. И, разумеется, продолжает работу университетская типография – старейшая типография Польши.


Collegium Maius. Внутренний двор с аркадной галереей. XV в.

В этом постоянном ощущении присутствия сразу трех состояний «вчера-сегодня-завтра» – вся биография университета. И поэтому так естественно чувствует себя современный человек не только в новейших зданиях университета, названных древней латынью Collegium Physicum, Collegium Chemicum, но и в старинных залах средневекового Collegium Maius, самого первого университетского здания, где ныне находится музей университета. Кстати, это же здание продолжает служить и студенчеству XX века: в комнатах третьего этажа студенты все так же слушают лекции, занимаются в лабораториях, научных кабинетах и библиотеке Института истории искусств при университете. И все так же ежегодно в мае, в память о майском акте, основавшем университет, они собираются на традиционные университетские Ювеналии. Эти бесшабашные гулянья с карнавальным шествием, бесконечными танцами и песнями, всяческим озорством и хитроумными проделками «жаков» – в дни ювеналий студентам позволено решительно все! – придают особое очарование старинному городу, наполняя его смехом и лукавством юности.

Музей Ягеллонского университета – неотъемлемая часть не только истории университета, но и его современной жизни. Но прежде – несколько слов о человеке, который так же неотделим от музея университета, как сам университет от музея, а все вместе -от Кракова.


Collegium Maius. Аркадная галерея внутреннего двора с лестницей. XV в.

Директором университетского музея является историк искусства профессор Кароль Эстрайхер, издавший недавно большой труд по истории Ягеллонского университета и его зданий. До того как занять этот пост, профессор занимался деятельностью, весьма далекой от обычного представления о «кабинетном труде» ученого. Во время войны Эстрайхер внимательнейшим образом фиксировал все фашистские операции по грабежу и вывозу произведений искусства. Уже в 1944 году Эстрайхер издал в Лондоне книгу «Утраты польской культуры», в которой приводил длиннейший список произведений, похищенных гитлеровцами. Получая от участников польского антифашистского подполья самые детальные сведения обо всех подобных операциях, Эстрайхер смог составить подробный реестр утрат, а в отдельных случаях даже располагал точными сведениями о месте, куда были вывезены награбленные сокровища. Поэтому именно профессору Эстрайхеру было поручено в 1945 году как представителю Польши участвовать в поисках захваченных фашистами произведений искусств. В Баварии, из тайников виллы Ганса Франка, профессор извлек немало украденного в Кракове, в частности «Даму с горностаем» Леонардо да Винчи и «Пейзаж с милосердным самаритянином» Рембрандта. Однако наибольшим триумфом профессора было возвращение в Польшу алтаря Мариацкого костела работы Вита Ствоша из подземелий Нюрнбергского замка. Благодаря своей неукротимой энергии и выдержке профессор Эстрайхер вернулся в Польшу с целым поездом, который был нагружен отысканными в Германии национальными сокровищами Польши. Такова «боевая» биография этого в высшей степени мирного человека самой мирной на земле профессии.


«Золотой» Ягеллонский глобус (1510), на котором впервые в мире был обозначен новый континент – Америка

Музей университета, как и историческая реконструкция здания Collegium Maius, – это тоже дело рук профессора Эстрайхера. Именно его стараниями и под его руководством была проведена капитальная реставрация здания, продолжавшаяся пятнадцать лет – с 1949 по 1964 год. В результате зданию был возвращен его первоначальный, готический вид, а интерьеры вновь наполнили подлинные вещи ушедших веков. Разумеется, профессор не смог ограничиться лишь распоряжениями: он стремился присутствовать сразу всюду и не раз собственными руками передвигал старинный стол или шкаф, расставлял старинную утварь, стремясь как можно точнее воссоздать убранство комнат и атмосферу той или иной эпохи.

Прототипом Collegium Maius, послужило здание Карлова университета в Праге, но сохранность последнего неизмеримо хуже. На сегодняшний день в Европе сохранилось лишь несколько готических университетских зданий, представляющих такую же ценность, как здание в Кракове. Стены здания, возведенного из красного готического кирпича, подпирают массивные каменные скарпы; на одной из стен со стороны Ягеллонской улицы виден маленький готический эркер с барочным балдахином. Крутые скаты крыш, прорезаемые дымоходами с навершиями-дымниками, закрываются со стороны улицы высокими зубчатыми фронтонами фасада. Особенно красив внутренний дворик, окруженный аркадной галереей с сотовым сводом и резными колоннами геометрического рисунка. Под аркадами – скульптуры и архитектурные детали из других университетских зданий. Со двора прямо на открытую галерею над аркадами ведет так называемая профессорская лестница: по ней поднимались на галерею, а оттуда по другой лестнице – к эркеру-кафедре, откуда ректор в средние века произносил речь перед собравшимися во дворике «Жаками».

Прекрасное убранство интерьеров Collegium Maius свидетельствует о былом великолепии университета. На первом этаже находились лектории, каждый из которых интересен по-своему.

В зале алхимии можно видеть, на каком уровне в средневековье находились химия, физика и биология; здесь сохранилась старинная печь с навесом над ней, баллоны, реторты и всевозможные атрибуты деятельности алхимика и чернокнижника. По преданию, именно в этой аудитории слушали лекции легендарные алхимики XVI века – пан Твардовский из Кракова и доктор Фауст из Праги. Рядом с этим залом – лекторий Сократа, стены которого украшает фриз с портретами университетских профессоров XVI века. Здесь слушал лекции Николай Коперник. Естественно, что одного из величайших гениев человечества средневековое предание – трудно было в то время осмыслить величие сделанного открытия – тоже связало с Фаустом и Твардовским. Им Коперник как будто бы однажды, в ясную лунную ночь, под крышей краковской ратуши объяснял подробно суть своего открытия. В третьем зале – лектории Пифагора – преподавалась математика. Наглядными пособиями на лекциях профессоров служили. . . фрески, изображающие геометрические аксиомы и алгебраические формулы. Фрески сохранились до наших дней в очень хорошем состоянии.

Самые роскошные, парадные залы находятся на втором этаже. Прежде всего – это зал первой университетской библиотеки, полатыни Libraria, отчего в плане это помещение повторяет заглавное латинское «L». В зале – великолепный позднеготический свод, кирпичные нервюры которого сплетаются в сложный, прихотливый узор. Далее Общий зал-Stllba Communis – с готическим эркером и ведущей к нему чудесной резной деревянной лестницей эпохи барокко. Здесь профессора устраивали свои заседания, здесь же они и обедали – ведь остальные комнаты, очень небольшие по размерам, были их обиталищем. Профессорские комнаты были обставлены очень скромно: судя по старинным инвентарям, основным их украшением и богатством были книги, которые профессора обычно завещали Ягеллонской библиотеке.


Collegium Maius. Ягеллонский актовый зал. XVI в. Реконструкция

Из Общего зала дверь, обитая медными листами, ведет в две небольшие комнаты, соединенные одним сводом, это университетская сокровищница. Когда-то она была полна драгоценных предметов, однако войны, контрибуции, грабежи и особенно гитлеровская оккупация сильно сократили сокровища университета. Однако и то, что сохранилось, позволяет отнести эту коллекцию к числу лучших в Польше. Здесь есть богато украшенные ректорские жезлы (таких жезлов сохранилось в мире лишь несколько), кубки, цепи, блюда, кольца с печатями и многое другое. Но, пожалуй, драгоценнее всего знаменитый Ягеллонский глобус, созданный около 1510 года, – один из тридцати старинных глобусов в коллекции музея. Ягеллонский глобус уникален не потому, что он сделан из меди и имеет завод, как у часов, имитирующих движение Земли, а потому, что на нем представлен американский материк с латинской надписью: „America terra noviter reperta“-«Америка, земля новооткрытая». Это – старейший из сохранившихся до наших дней в коллекциях мира глобусов, на котором впервые обозначено само название Америки, данное ей Америго Веспуччи.

В музее есть еще одна сокровищница – так называемая сокровищница Коперника, в которой хранятся различные астрономические приборы, которыми пользовался великий ученый. Среди них – старинные астролябии (одна из них датируется 1054 годом), глобус неба, торквектум Миколая Былицы, завещавшего свои приборы Копернику.

Главным залом университета остается Ягеллонский актовый зал с реставрированными резными кессонами ренессансного потолка XVI века. Когда-то этот зал был самым большим в Кракове: здесь происходили самые многолюдные диспуты и защиты степени доктора наук. И ныне, как много веков подряд, ректор университета, облаченный в горностаевую мантию, с массивной цепью на шее, в академической шапочке на голове, поздравляет новоявленного ученого с присуждением ему докторской степени. В этой торжественной церемонии, освященной вековым обычаев – преемственность поколений, преемственность традиций. Ибо традиция Ягеллонского университета – выпускать специалистов, «сведущих в различных науках», для блага общества, народа, человека. «Жемчужина наук» служит сегодня свободному народу Польши.


Оглавление книги


Генерация: 0.298. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз