Книга: Краков

Юность древнего города

Юность древнего города

Древний Краков, олицетворяющий вечно живую историю, является и сегодня источником новых жизненных сил. Город бурно застраивается, выходя за границы старых предместий. Мерой динамики его роста в послевоенные годы является увеличение его территории и численности населения. Вот несколько красноречивых цифр. В 1939 году территория так называемого Большого Кракова составляла 48,3 кв. км, а в 1972 году-230 кв, км; сегодня по своей площади Краков стоит на втором месте в Польше. Накануне второй мировой войны число жителей Кракова составляло 259 тысяч, к 1972 году оно возросло до 600 тысяч и продолжает расти дальше. На сегодняшний день Краков занимает по численности населения третье место в стране (после Варшавы и Лодзи). Эти цифры делают понятным особенный размах строительства в Кракове: здесь процесс урбанизации проходит сегодня в наиболее быстром темпе, чем где бы то ни было в Польше. Такого размаха город не знал никогда за всю свою многовековую историю. Краков недаром называют сегодня «жилым бассейном» – здесь за последние два десятилетия построено немало многоэтажных жилых домов, а районы новостроек по своему масштабу и комфортабельности не уступают крупнейшим современным городам мира.

Разумеется, есть в Кракове и свои трудности, связанные с модернизацией всего городского организма. Краков, подобно многим старинным городам Европы, переполненным памятниками архитектуры, стоит перед сложной проблемой – проблемой адаптации средневекового урбанистического уклада к потребностям большого современного промышленного города. Опыт зарубежных архитекторов, равно как и опыт застройки некоторых старых польских городов – Гданьска или Варшавы, – не мог быть использован. Как известно, во многих старинных европейских городах требования современной коммуникации и строительства приводят к самому бесцеремонному способу: просто-напросто сносятся целые кварталы, сквозь старую застройку прокладываются новые магистрали и автострады. С другой стороны, в некоторых городах Польши, например в Гданьске, архитекторы идут по пути консервации целых историко-архитектурных комплексов, рядом с которыми возводится, по сути дела, совершенно новый город, с соблюдением всех правил и законов современной урбанистической мысли. Здесь прошлое и настоящее, история и современность существуют рядом, и жизнь каждого из двух городских организмов течет параллельно друг другу.

В Кракове ситуация уникальная. Во-первых, сохранился средневековый шахматный уклад планировки улиц Старого Города. Во-вторых, на территории Польши Краков оказался единственным крупным городским ансамблем, которому удалось избежать разрушений во время войны. Архитекторам, работавшим над планом застройки нового Кракова, приходилось сочетать дерзость и размах современной концепции со скрупулезной точностью ее реализации, учитывая необходимость сохранения многочисленных памятников архитектуры и требования экономики. В 1959 году специальным постановлением Совета Министров Польской Народной Республики на реставрацию и консервацию Старого Города в Кракове была утверждена внушительная сумма – триста миллионов злотых. Тем самым подчеркивалась серьезность и важность общегосударственной задачи: сохранить Краков как сокровищницу национальной культуры. Три года спустя был принят перспективный план развития и реконструкции Кракова на ближайшие двадцать лет.

В основу «краковского эксперимента» была положена программа, состоявшая из нескольких четко сформулированных пунктов. Сегодня Краков, хотя и имеет в центре Старого Города одну из самых обширных в Европе площадей, еще не в состоянии обеспечить ни безопасности движения пешеходов, ни резерва территории для стоянок автотранспорта. Поэтому перспективный план предполагает проектирование центров коммуникации в новых районах, отдаленных от Старого Города, но непосредственно с ним связанных.

Перспективный план предусматривает непременное сохранение существующего урбанистического уклада. Однако это условие трактуется с большой гибкостью: допускается более радикальная перестройка отдельных блоков, введение комплексов павильонного типа для сферы услуг, постройка пешеходных переходов и т. п. При соблюдении максимальной осторожности в обращении с историческими памятниками предусмотрена и возможность смелого эксперимента. Архитекторы мечтают о реконструкции целых улиц, соединенных переходами со знаменитыми средневековыми краковскими подвалами, тянущимися под мостовыми Старого Города на глубине четырех метров. Предполагается, что осуществление такого проекта, скажем, на Флорианской улице могло бы стать одним из самых увлекательных туристических «аттракционов» – ведь живописные краковские подвалы могут служить отличным фоном для устройства в их помещениях выставочных и кинопросмотровых залов, кафе, кабаре, магазинов и т. д.

Перспективным планом предполагается максимум заботы о сохранении и дальнейшем увеличении зелени в городе. В первую очередь это касается кольца Плант, которые не только играют решающую роль в насыщении Старого Города зеленью, но и являются определяющей доминантой в пространственном строе города. И в дальнейшем внимание будет обращено не на увеличение площади, отводимой для зеленых насаждений, а прежде всего на умение искусно вкомпоновать их в городской ландшафт.

Предусматривая улучшение условий быта жителей Кракова, перспективный план предполагает оставить в пределах Старого Города лишь две трети его нынешнего населения. Жилые помещения, находящиеся на территории Старого Города, будут модернизированы с учетом современных требований, предъявляемых к архитектуре жилых домов.

И, разумеется, большое внимание уделяется в перспективном плане реставрации и консервации памятников архитектуры. Реставрационные работы ведутся комплексно: последовательно реконструируется квартал за кварталом. Основной метод работы – освобождение Старого Города от разного рода переделок, перестроек и пристроек XIX-XX веков, искажающих первоначальный его вид.


В. Брызек. Дом студенток (общежитие) Ягеллонского университета. 1962-1964

Перспективный план учитывает весь сложный комплекс объектов Большого Кракова: средневековую урбанистику Старого Города, жилые районы былых предместий и пригородов, бурно разрастающееся промышленное и жилое строительство комбината Новой Гуты. Ситуация очень трудна, особенно если сравнить ее с методом застройки других городов, даже столичной Варшавы. В столице заповедный комплекс Старе Място и Новы Свят лежит в стороне от сутолоки центра большого города. Поэтому, в зависимости от обстоятельств, он играет разные роли – то музейного памятника, то своеобразной театральной декорации. В Кракове же центральное положение и внушительность территории, занимаемой Старым Городом, не снимают с него функций центра современного города. Отсюда неизбежный конфликт: современные запросы – и тесные средневековые рамки. Поэтому так важно умное, тонкое проектирование в этом древнем городе; как однажды остроумно заметил один из участников дискуссии о будущем города, «Кракову срочно требуется прогрессивный реставратор и консервативный урбанист – желательно в одном лице».

Главный акцент в своем творчестве современные польские архитекторы- и краковские в их числе – делают сегодня не столько на возведении огромных, уникальных сооружений, сколько на создании комплексов, организующих быт, труд и отдых человека. Особое внимание уделяется жилищному строительству – начиная от застройки микрорайонов и кончая проектированием целых новых районов, каждый из которых равен небольшому городу.

Ярким примером синтеза архитектуры и монументального искусства может служить здание общежития студенток Ягеллонского университета, построенное в 1962-1964 годах. Конструктивная ясность плана здания, широкое применение современных материалов, умелое использование контрастов – например, жестких горизонталей металлической конструкции и гибкой пластичности декоративной скульптуры из бетона – все это позволяет по праву отнести сооружение к числу лучших образцов современной архитектуры не только Кракова, но и всей Польши.

Творчество краковских архитекторов всегда отличает сочетание чувства меры со своеобразной декоративностью. В этом можно было бы усмотреть определенные отголоски краковской школы архитектуры начала XX века с характерным для нее повышенным интересом к декоративно-живописным элементам.

Превосходным примером удачного сочетания современной архитектуры с монументальной декоративностью мозаики может служить высотное здание «Бипросталь» – эффектная конструкция из стали и стекла, построенная в 1964 году.

Как видим, даже в зданиях сугубо деловых, имеющих определенное целевое назначение, краковским архитекторам удается сочетать трезвый рационализм со смелостью и размахом творческого поиска. К числу наиболее интересных решений такого типа, несомненно, следует отнести здание краковской Высшей школы сельскохозяйственных наук, построенное в 1961-1964 годах. Это здание, оснащенное новейшим лабораторным оборудованием, принадлежит к числу лучших вузовских сооружений послевоенных лет. Другой образец учебного заведения нового типа- начальная школа, построенная в Кракове в 1960 году.

Много внимания уделяют краковские архитекторы и строительству туристических комплексов: в конце 1960-х годов Краков получил прекрасные современные гостиницы, удачно сочетающие экономичность планировки, комфортабельность помещений и элегантность внешнего вида. Особенно привлекают чистотой современной формы компактные, облицованные алюминиевыми плитами здания отеля «Краковия» и кинотеатра «Киев».

Одновременно со строительством новых зданий современной архитектуры Краков постоянно благоустраивается: приводятся в порядок улицы, площади, бульвары. Закончена генеральная реконструкция Главного Рынка, Мариацкой и Щепанской площадей, ведутся работы по устройству бульваров на набережных Вислы. Чрезвычайно показательно, что каждый краковянин воспринимает заботу об обновлении и украшении города как свое кровное, глубоко личное дело: многие из работ по благоустройству Кракова были осуществлены за счет средств, собранных на краковских предприятиях или пожертвованных отдельными гражданами. И это наглядное доказательство того, что Краков сегодня – не музейный экспонат, перебирающий воспоминания прошлого, а живой город, который и поныне продолжает исполнять свою давнюю роль, основанную на многовековых традициях, – роль вечно живого очага национальной культуры.

Сегодняшний Краков отнюдь не утратил своей художественной активности, столь присущей ему и в отдаленные эпохи и в более близкие времена. Краков романский и готический, Краков Ренессанса и барокко -это портреты города, запечатлевшие его своеобразие на разных исторических этапах. Но есть еще один этап в истории, без которого портрет Кракова был бы далеко не полон: Краков рубежа XIX и XX столетий, Краков'-центр польской сецессии (как назывался здесь, вслед за Веной, стиль модерн). В самом деле, Краков, казалось, был создан для того, чтобы именно в нем зародился польский вариант искусства, которое находилось под сильным влиянием самых разнообразных увлечений: готикой и искусством Востока, символизмом и народным творчеством, барокко и живописью импрессионистов.

Конец прошлого столетия в Кракове недаром был назван «золотым десятилетием»: этот период знаменует начало бурного расцвета культурной и художественной жизни Кракова, который получает лестное прозвище «Польские Афины». Коллекционерский энтузиазм, начало которому было положено еще в первой половине века, к концу его подводит итоги: в эти десятилетия окончательно формируются коллекции краковских музеев, галерей и частных собраний.

Стремление сохранить национальную культуру заставляет с особым рвением заняться из/чением истории и литературы Польши. На рубеже двух веков в Кракове складывается сильное литературно-художественное движение «Молодая Польша», идеологом которого был Станислав Выспянский. Гениальный поэт, драматург, живописец, график, вдохновенный теоретик и блистательный реформатор театра, он сам был «несравненно творческой концепцией», по меткому выражению Боя-Желеньского. С «Молодой Польшей» связаны имена литераторов Казимира Тетмайера и Тадеуша Бой-Желеньского, основателей литературного кабаре «Зеленый шарик» в кафе «Яма Михаликова», поэта Люциана Ры- для, композиторов Мечислава Карловича и Кароля Шимановского, скульптора Ксаверия Дуниковского и живописца Яцека Маль- чевского.

Благодаря «Молодой Польше» Краков вновь становится центром интенсивной культурной жизни, определяющим развитие польской литературы, музыки, театра, изобразительного искусства. В залах выставок и в фойе театров, в артистических кабаре и в редакциях журналов – всюду в кипении творческих споров и дискуссий формировались новые эстетические теории и идеи, влияние которых польская художественная культура испытывала впоследствии не один десяток лет и ощущает по сей день.

Сегодня можно говорить о неизмеримо возросшей интенсивности культурной жизни Кракова: в городе имеется десять музеев, филармония, восемь театров и, главное, сильный отряд творческой интеллигенции. Среди них немало выдающихся деятелей науки, литературы, музыки, театра, кино, изобразительного искусства.

В современном искусстве Кракова ведущими являются три вида: театр, кино, графика.

Театр со времени своего возникновения в Кракове – с 90-х годов прошлого века – всегда был окружен всеобщим почитанием. Бой-Желеньский, отмечая независимость репертуара, обязательный для Кракова высокий уровень актерского мастерства, декораций, режиссуры краковского театра начала нынешнего столетия, особо подчеркивал, что такого уровня театр мог достигнуть только в исключительной атмосфере всеобщей увлеченности искусством. Если вспомнить, что «Молодая Польша», по словам того же Боя-Желеньского, означала «главным образом триумф поэзии, возвращение ей права на жизнь в Польше», то становится понятной и значительной непрерывная преемственность традиции польской сценографии, которая особенно явственно прослеживается в краковской школе.

На формирование краковской сценографии решающее влияние оказало творчество Выспянского – его живописное и декоративное наследие. Поэтому краковскую школу отличает большая живописная свобода и тончайший колористический вкус. И еще одно характерное качество этой школы сценографии: краковские художники театра охотно обращаются к национальному фольклору, из которого черпают и своеобразие народных обычаев, и колорит одежд, материалы, употребляемые народными мастерами – дерево, солома, холст и т. д. И здесь начало традиции контактов с народным творчеством также было положено Выспянским и его «болеславовыми куклами».

Некоторые историки Кракова полушутя-полусерьезно говорят, что этот удивительный город обладает особой завораживающей силой, тем, что древние называли «genius loci» – «гений места». Признаться, трудно устоять перед убедительностью этого утверждения, знакомясь с путями, какими приходит в творчество современных мастеров традиция, Любопытные закономерности обнаруживаются в эволюции разных видов искусства, связанных с историей Кракова. Такую же картину можно наблюдать и в графике.

Краковская школа графики известна не только в своей стране, но и далеко за ее пределами. Именно поэтому Краков был избран местом всемирного форума графиков-в 1972 году здесь состоялась уже IV Международная биеннале графики, в которой приняли участие четыреста двадцать художников из пятидесяти пяти стран.

Краковская школа сформировалась в послевоенные годы, и «гений места» снова сыграл свою извечную роль: традиция настойчиво возвращает нас вновь к началу века и началу «Молодой Польши». Потому что невозможно представить современную станковую и книжную графику Кракова без упоминания тех, кто задолго до рождения этой школы определил ее будущие успехи: Станислав Выспянский, Юзеф Панкевич, Леон Вычулковский. Ныне краковская школа графики имеет уже свои традиции, своих известных мастеров, свою талантливую молодежь. Традиция же проявляется в сочетании современной формы выражения с традиционными техниками и материалами.


Ю. Голомб. Начальная школа имени Люциана Рыдля. 1964

Особого упоминания заслуживает деятельность краковских художников книги. Каждое из двух крупных издательств Кракова – «Литературное издательство» и «Польское музыкальное издательство»- сумело за послевоенные годы выработать свой особый стиль (напомним, к слову, что Краков остается сегодня одним из крупнейших издательских центров Польши). В отличие от иллюстраторов, которые дают живописную интерпретацию текста либо стараются подчеркнуть достоинства самого полиграфического материала, графики Кракова последовательно стремятся сохранить большую независимость художника от текста. Их иллюстрации – это свободный парафраз на тему, которую писатель развивает в тексте, своего рода театральная декорация, создающая соответствующую атмосферу для восприятия книги.

Характерная для краковских художников книги рафинированность и камерность сказалась даже на таком демократическом виде графики, как плакат. Краковский плакат с трудом выдерживает энергичный ритм улицы – он более уместен в витрине или в интерьере, где его можно рассмотреть не торопясь.

Многие художники-графики обращаются и к рисованному фильму. Художников мультипликация увлекает возможностью поисков нового пластического языка, в котором рисунок или пространственная форма обретает движение во времени и пространстве, может выступать в совершенно новом, значительно обогащенном качестве. Тем не менее для мультипликаторов Кракова пластическое, изобразительное начало не только доминирует, но и подчиняет себе комплексное решение создаваемого фильма, часто определяя характер всего замысла фильма. Не случайно Краков стал ареной двух интереснейших кинопросмотров: Всепольского и Международного фестивалей короткометражных фильмов – документальных и мультипликационных. В 1972 году состоялись очередные фестивали: XII Всепольский и IX Международный.

Сегодня Краков, где, кажется, самый воздух магически напитан искусством, где каждый камень, каждый поворот переулка – законченный художественный образ, можно по праву считать лучшим учителем искусства видеть. Старинному городу Кракову дано остаться вечно привлекательным – и вечно юным, потому что еще многим и многим поколениям молодежи суждено впервые открывать здесь для себя вечный мир прекрасного. И еще потому, что в Кракове всегда будет жить его главная традиция – традиция постоянной художественной активности и творческого горения.

Оглавление книги


Генерация: 0.417. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз