Книга: Краков

У стен Старого Города

У стен Старого Города

В сегодняшнем Кракове понятие «Старый Город» включает не только ядро средневековой столицы Польши, ограниченное городскими стенами, вернее, Плантами. К Старому Городу сегодня следует отнести и Страдом и Казимеж, которые когда-то были самостоятельными городками.

Страдом возник как посад ремесленников еще во второй половине XIV века. Главная улица этой части нынешнего города, как и давнишнего посада, – Страдомская – является продолжением Гродской улицы, то есть возникла также на месте древнего торгового центра. Некогда Висла, огибающая ныне Вавельский холм, разделялась здесь на три рукава (два были со временем засыпаны). Страдомский мост через один из них как раз и соединял два средневековых города, или, как мы выразились бы сегодня, столицу Краков и город-спутник Казимеж.

Нынешняя застройка Страдома относится преимущественно к XVIII-XIX векам, на что имеются особые причины. К концу XVIII века одновременно с обнищанием города происходит обратный процесс – обогащение духовенства, особенно монастырей. Надо сказать, что город вообще время от времени переживал этапы истинного нашествия монахов самых разнообразных орденов- в конце XVII века Краков даже называли «Северным Римом». К концу следующего столетия в Кракове было уже шестьдесят четыре костела, преимущественно при монастырях, в руках которых в это время сосредоточилась почти треть городских владений. Вся земельная собственность духовенства и шляхты была освобождена от действия системы городского права и от городских налогов. А таких владений в XVIII веке было уже около двадцати, в том числе Страдом, Клепаж и Звежинец, что, разумеется, чрезвычайно сильно отражалось на доходах города. Надо ли удивляться, что горожане усиленно сопротивлялись увеличению числа монастырей – но тщетно. Во второй половине XVIII века строительство жилых домов почти прекратилось, а в городских реестрах домов все чаще стала попадаться краткая, но красноречивая фраза: «Дом пуст».

Естественно поэтому, что единственными крупными и хорошо сохранившимися строениями той эпохи, которые дошли до наших дней, являются костелы, выстроенные в стиле барокко.

Краковское барокко, так же как и краковская готика, имеет свои особые, только ему присущие черты. Его специфика связана в первую очередь с тем, что определило своеобразие польского барокко в целом, – с так называемой сарматской культурой.

В области пластических искусств ее влияние проявилось в сознательной архаизации форм. В архитектуре (и в краковской также) в начале XVII века это получило воплощение в плоскостном декоративизме решения – началась так называемая «эра черного мрамора», который буквально захлестнул все дворцы и храмы Кракова той поры. В скульптуре и живописи сарматская культура сказалась с наибольшей яркостью в портрете, который всегда поражает неожиданным сплетением самых удивительных крайностей: плоскостная трактовка формы сочетается с трезвым, часто безжалостным реализмом передачи правды о модели. К числу наиболее оригинальных работ такого рода, выполненных краковскими мастерами, следует отнести портрет Яна Собесского, созданный придворным живописцем, учеником Иорданса и Пуссена, Яном Третко. И, разумеется, особый интерес вызывают так называемые погребальные (trumienne) портреты. Написанные на медных листах, прикреплявшихся к торцам гроба умершего, они затем переносились на стены монастырского или приходского храма, где совершалось захоронение. Невозможно сегодня представить себе интерьеры кафедрального собора на Вавеле, Мариацкого костела, костелов Анны и Флориана, монастырских костелов капуцинов и реформатов и многих других краковских храмов, где бы не было своей большой или маленькой галереи этих поразительных по экспрессии и жизненной правде портретов, составляющих вместе живописную энциклопедию жизни краковян XVII века.


Портрет Яна Собесского, Вторая половина XVII в. Национальный музей в Кракове

Очень характерными примерами краковского барокко могут служить два костела – бернардинцев и миссионеров. Огромный костел бернардинцев был построен в 1670-1680 годах по проекту секретаря Владислава IV военного инженера Кшиштофа Мерошевского на месте более раннего готического храма, который был разрушен во время нашествия шведов. Костел построен по всем правилам позднего барокко, которые автор соблюдал со всей добросовестностью военной дисциплины: три яруса, ряды плоских пилястров-лопаток, фронтон, плавными изгибами спускающийся к стенам второго яруса. Единственное отклонение от правил, которое позволил себе автор, – это восьмигранные башни на третьем ярусе, возможно, как попытка напомнить о романских башнях расположенного поблизости, на Гродской улице, костела св. Анджея. Напротив костела бернардинцев – один из лучших образцов краковского барокко, костел миссионеров, построенный в 1719- 1728 годах Каспером Бажанкой. Костел зального типа отличает компактность объемов и удачно найденные пропорции. Бажанка, которого всегда интересовала проблема светотени, и здесь снова демонстрирует эффекты освещения. В интерьер единственного нефа с двумя рядами боковых часовен и эмпорами над ними свет проникает из почти невидимых окон, рассеиваемый при помощи системы зеркал.

Костелы Страдома в общем типичны для барочных храмов, выстроенных в условиях городской застройки. А вот стоящий почти у берега Вислы, уже на территории Казимежа комплекс костела и монастыря паулинов «На Скалке» сооружен с учетом ландшафта и рельефа местности. Он справедливо считается одним из наиболее эффектных архитектурных ансамблей Кракова.


Антонио Солари, Антон Мюнцер. Костел паулинов «На Скалке». 1733-1751

Костел возведен на пригорке, утопающем в зелени. К нему ведет узенькая улочка, замыкающаяся воротами в стиле псевдорококо. От нее к входу в костел поднимаются два марша монументальной многоступенчатой лестницы. Вообще во всем комплексе сложная система лестничных переходов, ведущих с одного уровня на другой, играет очень большую роль и как конструктивный элемент и как декоративный акцент. Лестницы соединяют костел с прудом, а монастырь – с обширными монастырскими садами, раскинувшимися у подножия пригорка; под величественными ступенями, ведущими к входу костела, скрывается высеченная в скале обширная крипта. Высокий корпус костела с классическим фасадом эпохи позднего барокко, фланкируемый двумя изящными башнями, гармонично сочетается с выстроенным рядом огромным, трехэтажным кубом монастыря с восьмигранными башенками по углам. В целом весь комплекс, изобилующий неожиданными ракурсами, перетеканием форм и линий, составляет необычайно живописный и типичный для позднего барокко ансамбль.

История этого уголка старого Кракова насчитывает не одну сотню лет. Археологи открыли здесь следы пребывания человека еще в ранней эпохе камня, а уже в V веке – существование поселения. XI веком датируются остатки фундаментов какого-то здания, возможно храма, а на одном из склонов холма обнаружены два фрагмента раннеготических укреплений. Нынешний храм – уже третий на этом месте после романской ротонды и готического костела. Его построили в 1734-1751 годах Антон Мюнцер и Антонио Солари. В крипте под входной лестницей, высеченной в скале, с 1882 года был создан мавзолей, где покоятся останки выдающихся деятелей польской культуры: средневекового историка Яна Длугоша, поэтов Винсента Поля, Теофиля Ленартовича, Адама Асныка, писателя Юзефа Крашевского, поэта и художника Станислава Выспянского, живописцев Яцека Мальчевского и Генрика Семирадского, композитора Кароля Шимановского и актера Людвика Сольского.


Садовые ворота костела «На Скалке». XVII в.

Поблизости от монастыря паулинов, к югу от Вавеля, раскинулся ныне район Кракова, а некогда самостоятельный город Казимеж. Основанный в 1335 году, он был назван именем своего основателя Казимира Великого, который в первые годы правления не слишком был расположен к самому Кракову в силу многих обстоятельств (прежде всего, помня бунт краковских мещан во главе с войтом Альбертом против отца своего, Владислава Локетка). Укрепленный мощными фортификациями, получивший целый ряд королевских привилегий, город Казимеж быстро достиг процветания и богатства, став конкурентом Кракова. Казимир Великий собирался даже основать здесь новый университет в противовес Кракову. Однако новый город не преуспел в соперничестве с блистательным Краковом и в 1796 году был включен в его состав. После пожаров и разрушений, обрушившихся на город в XVII и XVIII веках, Казимеж утратил шахматную застройку кварталов XIV века. Дома стали строить в основном вдоль главной улицы города – Краковской, являющейся продолжением Страдомской, и на пересекающих ее поперечных.

Центром города, как и в Кракове, была рыночная площадь – ныне сохранилась только часть ее, называемая площадью Вольницы. В память о лучших временах стоит на площади ренессансная ратуша с башней, расширенная в XIX веке. Ныне здесь находится крупнейший в Польше Этнографический музей, располагающий не только самой полной в стране коллекцией народного творчества всех областей Польши, но и основательными собраниями работ народных мастеров других стран и континентов.

Уже в XIV веке в Казимеже было начато строительство двух огромных готических храмов: св. Катажины – для прибывшего из Чехии ордена августинцев, и Тела Господня, первоначально приходского костела, отданного позднее латеранским каноникам. Архитектура этих монументальных зданий может соперничать с лучшими готическими постройками Кракова.


Костел св. Катажины на Казимеже. 1420-1430

Строительство огромной трехнефной базилики св. Катажины было начато в 1340 и закончено в 1378 году. Однако полностью проект не был осуществлен: корпус был сокращен на один пролет, и западный фасад остался поэтому незаконченным. Крестовый каменный свод западной части корпуса обвалился в 1443 году в результате землетрясения, после чего он был заменен деревянным. В 1505 году каменщик Гануш выполнил новый звездообразный свод пресвитерия по образцу Мариацкого костела. В главном нефе в прошлом столетии деревянный свод, более легкий, заменил прежний кирпичный. В конструкции костела, лишенного трансепта и башни, повторяются элементы краковской храмовой архитектуры XIV века: использование столбов-филаров и выступающих скарп-контрфорсов. Контраст глухого массива огромных стен с утонченной стройностью скарп, веером расходящихся вокруг пятиугольного пресвитерия, сочетание темнокрасного кирпича готической кладки с вскипающей пеной белокаменных пинаклей, венчающих скарпы, – все это соединяется в нерасторжимый ансамбль, где архитектоническое и декоративное начала, пластическое и живописное звучат в едином, гармоничном аккорде. Притвор, в начале XV века пристроенный с южной стороны костела, демонстрирует высшую степень мастерства краковских резчиков по камню, так же как главный алтарь костела – искусство резчиков по дереву. В одной из часовен недавно была расчищена фреска XVI века. Из готической часовни св. Моники закрытый переход через Скалочную улицу ведет в соседний монастырь августинок.

Костел Тела Господня, построенный в 1340-1405 годах, когда- то стоял напротив костела св. Катажины, на противоположной стороне ныне почти застроенной рыночной площади. Этот костел также базиликального типа, трехкефный, без трансепта, и тип конструкций, используемый здесь, тот же – со столбами, но без пинаклей. Аскетическая простота здания нарушается только зубчатым западным фасадом, в кирпичные ниши которого вкомпонованы геральдические и сюжетные каменные рельефы, и многоярусной северной башней, строительство которой было закончено лишь к XVII веку (от южной пришлось отказаться вовсе). Внешние стены костела очень оживляет кладка по-разному обожженных кирпичей, отчего темные и светлые по тону пластины образуют неожиданный затейливый орнамент. Та же игра красок, фактур и объемов – в интерьере костела, где белый камень филаров, сероватый грубый камень аркад и кирпич разных оттенков красного цвета создают впечатление необыкновенной нарядности и праздничности. Из многочисленных витражей, некогда украшавших окна костела, сохранился лишь один – в пресвитерии. Все витражи были созданы в 1420 году в краковской мастерской, славившейся искусством своих мастеров витража.


Южный притвор костела св. Катажины на Казимеже. 1420-1430

Казимеж интересен не только храмами, хотя они, бесспорно, принадлежат к шедеврам готической и барочной архитектуры Кракова. Начиная с эпохи средневековья несколько столетий Казимеж оставался особым городом, со своей спецификой. Дело в том, что в конце XV века король Ян Ольбрахт переселяет в Казимеж всех евреев Кракова, которые образовали здесь свое замкнутое, автономное поселение. Культура, искусство и обычаи еврейского народа надолго определили особую атмосферу восточной части Казимежа, где в районе улиц Юзефа, Якуба, Широкой и Медовой поселились еврейские купцы, ремесленники, священники. Эта атмосфера, определявшая быт, ритм жизни, род занятий и даже привычки обитателей этого «городка в городке», сохранилась вплоть до второй мировой войны, когда гитлеровцы начали методично осуществлять свою чудовищную акцию геноцида. Одновременно с уничтожением людей гитлеровцы уничтожали памятники еврейской культуры и искусства: в те годы было разрушено немало домов и синагог XV-XVII веков вместе с ценными произведениями искусства, находившимися внутри. К числу немногих памятников, которые удалось реставрировать, относится Старая синагога на Широкой улице – одна из самых древних в Польше. Она была построена на рубеже XV и XVI веков и является типичным примером культовой еврейской архитектуры: это двухнефный зал, своды которого опираются на две стройные колонны, от каждой из которых веером расходятся нервюры, В 1570 году ее перестраивает итальянский архитектор Матео Гуччи. Здание было сильно разрушено гитлеровцами, и лишь после фундаментального ремонта и реставрационных работ, проведенных в 1955-1959 годах, ему был возвращен первоначальный облик. Сегодня в этом своеобразном здании готическо-ренессансной архитектуры помещается отделение истории еврейского искусства и культуры (филиал Исторического музея Кракова).


Костел Тела Господня на Казимеже. 1340-1405

На правом берегу Вислы, против Казимежа, расположилось Предгорье, былое предместье Кракова, заселение которого началось лишь в начале прошлого века. Здесь, в одном из прекраснейших краковских парков – парке имени Войцеха Беднарского, на высоком холме Ласоты находится легендарный курган легендарного Крака – конусообразный холм шестнадцатиметровой высоты. В тридцатых годах нынешнего столетия здесь проводились археологические раскопки. Окончательно решить загадку – существовал Крак или нет-они не смогли, но первоначальную гипотезу о возникновении кургана около VII века подтвердили.

С Предгорьем у жителей Кракова связаны едва ли не самые тягостные воспоминания. В восточной части района, в Плашове, в конце 1942 года гитлеровцы устроили концлагерь. Здесь под надзором гестаповцев и эсэсовцев томилось свыше 150 тысяч заключенных цыган и евреев из Польши, Советского Союза, Франции, Бельгии, интернированные итальянцы, венгры, румыны. Сюда в январе 1944 года фашисты привезли 15 тысяч поляков – женщин и мужчин, арестованных по подозрению в подготовке вооруженного восстания в Кракове. Рядом с концлагерем находился его филиал, только для советских военнопленных. Погибло в лагере больше половины заключенных – свыше 80 тысяч. Жертвам фашизма посвящен воздвигнутый в 1964 году на месте лагеря монумент из камня, выполненный по проекту Витольда Ценцкевича.

К западу от Старого Города лежит район, до наших дней сохранивший свое древнее название Звежинец, впервые появившееся в документах уже в XI! веке. По-видимому, этот район всегда был местом охоты: вплоть до середины XIX века поселение здесь сохранило характер деревни. Дома его группировались в основном вокруг монастыря норбертанок, сооруженного в XIII веке на скалистом обрыве над Вислой, и на восточном склоне холма Брониславы, где неподалеку от крохотной деревянной церкви Брониславы (XVII век) находится один из самых ранних костелов Польши и самый древний в Кракове костел св. Сальватора. Ему посвящены десятки статей крупнейших польских ученых, и не мудрено: ведь история его берет начало в X веке, когда он был воздвигнут во времена первых Пястов. В XII веке костел подвергается капитальной переделке и служит монастырским храмом. Ныне маленький, однонефный костел хранит следы нескольких последовательных перестроек: романской, готической и барочной. Научные исследования, которые уже несколько лет ведутся в костеле, ставят своей основной задачей дальнейшие поиски древнейших фрагментов здания.


Интерьер Старой синагоги на Казимеже (после реставрации). Конец XV – начало XVI в.

Монастырь норбертанок до наших дней дошел в барочном виде-в XVII веке его перестраивали Джованни Тревано и Джованни Петрини. Лишь в северном притворе сохранился романский портал XIII века с колонками. Сохранилась и легенда, что однажды, во время татарского набега, монахини из монастыря спасались от нападения бегством. В одном из скалистых оврагов, когда преследователи стали настигать монахинь, скалы перед ними сомкнулись, преградив путь. С другим набегом связано иное предание. Однажды монахини со стен монастыря увидели на другом берегу толпу людей, преследуемую татарскими кочевниками. Толпа спешила к берегу, где обычно ждал монастырский паром, но на сей раз его не было, так как течение унесло его дальше по реке. Люди бросились в воду, пытаясь переплыть Вислу, но на середине реки почти все утонули. В память об этом несчастье монастырь заказал колокол. Но странное дело: мастер трижды отливал его – и трижды колокол давал трещину. Тогда монахини решили повесить его на звоннице таким, какой он есть, с трещиной, чтобы его тусклый, сдавленный звон, будто задыхающийся голос утопающего, служил напоминанием об утонувших и к тому же предостерегал путников, что в этом месте Висла опасна. А колокол стал с тех пор называться «Колоколом утопленников».

Обилие зелени сделало Звежинец излюбленным местом отдыха краковян. Кроме прекрасной рощи «Вольский лес» здесь находятся зоосад, стадион, много различных спортивных сооружений, маленький скансен. У подножия рощи в старинном парке притаилась трехэтажная загородная вилла королевского секретаря Людвика Юстуса Дециуса, построенная в 1534 году Бартоломео Береччи, создателем Зигмунтовской часовни на Вавеле. Из лоджий виллы, более похожей на ренессансное палаццо, открывается чудесный вид на панораму города, окутанного сизой дымкой. От костела св. Сальватора аллея Вашингтона ведет к кургану Тадеуша Костюшко, насыпанному в 1820-1823 годах. Курган высотой 34 м насыпан из земли, взятой со всех мест боев за независимость Польши и Америки. Курган виден из Кракова, и его живописные очертания встречаются в пейзажах польских художников разных поколений. Выспянскому принадлежит даже целый цикл пейзажей-картин, главным «героем» которых был курган Костюшко – его художник писал прямо из окна своей краковской мастерской. Эти и многие другие работы Выспянского – живописные и графические-можно увидеть в Национальном музее, возвращаясь из района Звежинца к Плантам. Здесь, на аллее 3-го Мая, выстроено новое здание Национального музея, в котором находится галерея польского искусства XX века.


Деталь костела св. Сальватора с частично сохранившимися каменными стенами романского периода. XII в.

Пересекающая Аллею 3-го Мая аллея Мицкевича – это владение ученых и студентов. Здесь находится новое здание Ягеллонской библиотеки, одного из крупнейших книгохранилищ Польши, в котором собраны коллекции библиофилов начиная с XVI века: рукописи, книги, географические карты и т. п. Среди собрания книг библиотеки – бесценные библиографические уникумы: рукописи исторических трудов Яна Длугоша (XV век), рукопись капитального труда Николая Коперника «Обращение небесных сфер» (1543 год), кодекс Бальтазара Бехэма XVI века со знаменитыми миниатюрами, являющийся энциклопедией быта и нравов средневекового Кракова, и многое другое. Всего библиотека насчитывает сегодня около полутора миллионов книг.

На аллее Мицкевича сегодня сосредоточены новые здания Краковского университета, строительство которых закончено в 1964 году. Здесь и огромное здание Горно-металлургической академии, основанной в 1919 году. Здесь же и здание Высшей сельскохозяйственной школы, возникшей в 1953 году на основе прежнего сельскохозяйственного факультета университета. И только совсем вплотную приблизившись к Плантам, вновь сталкиваемся с эхом прошлого: на углу улиц Кармелитов и Могильщиков стоит монастырь и костел кармелитов «На песке». Построен он в 1655- 1679 годах, но первые упоминания о нем относятся к XI веку, что позволяет предположить здесь существование нескольких, последовательно разрушавшихся и вновь возводимых храмов. Документы свидетельствуют также со всей неопровержимостью, что в 1390-1397 годах на этом месте был сооружен храм, основанный Владиславом Ягеллой и женой его Ядвигой.


Общий вид монастыря и костела норбертанок. XIII-XVII в.

К северу от Старого Города расположилось то самое былое предместье Клепаж, которое вначале было названо Флоренцией. От древней застройки здесь не сохранилось ничего, кроме барочного костела св. Флориана XVII века. О далеких исторических эпохах здесь напоминает лишь одно: Музей польского аптечного дела, один из самых больших музеев фармацевтики в Европе.

Зато Главная площадь Клепажа – сама исторический документ города: разбита она была в конце XIX века на средства Яна Матейки и ныне носит его имя. С именем художника связано и здание Академии художеств, сооруженное здесь же на площади, – Матейко был не только инициатором ее основания, но и первым ректором.

На углу площади, возле Барбакина, в 1945 году был воздвигнут памятник Благодарности Советской Армии. Невдалеке от него находится могила Неизвестного солдата с останками погибших во время первой мировой войны и урнами с прахом советских и польских воинов, павших в бою под Ленино в 1944 году. На середине площади до 1939 года возвышался памятник Грюнвальдской битвы, созданный на средства выдающегося польского композитора и пианиста Игнация Падеревского. Памятник, сооруженный в 1910 году, в пятисотую годовщину победы над крестоносцами, был уничтожен гитлеровцами. После второй мировой войны здесь поставлена каменная глыба с памятной доской.


В. Кшижановский. Ягеллонская библиотека. 1939


В. Кшижановский. Г орно-металлургическая академия. 1939

Еще перед войной в восточной части города, на Гжегурках, сформировался рабочий район с развитой промышленностью – машиностроительной, химической и пищевой. Здесь на Тополиной улице находится Музей Владимира Ильича Ленина, организованный после войны. В экспозиции и фондах музея хранится коллекция ценных документов. Особенно широко отражено пребывание Владимира Ильича в Польше и Кракове. В экспозиции также представлены документы и произведения изобразительного искусства, связанные с историей польского революционного движения.

Улица Коперника является продолжением Миколайской. Исстари она славилась своими больницами и монастырскими приютами. Было здесь построено и несколько костелов. Самый старший из них, костел св. Миколая, хранит остатки романских стен (XII в.). Переживший две капитальные перестройки – в XV и в XVII веках, – он несет черты и готики и барокко. Внутри костела привлекает внимание алтарь – превосходный пример краковской цеховой живописи XV века. На бывшем кладбище при костеле – готический «фонарь мертвых» XIV века, перенесенный сюда из сохранившегося до наших дней средневекового приюта. С XIX века улица сплошь застраивается зданиями университетских клиник, представляя собой сегодня медицинский центр Кракова.

Район Гжегурки соединяет сложившийся еще до войны урбанистический комплекс старого Кракова с самым молодым районом города – Новой Гутой. Когда-то восточные окрестности Кракова были известны только аббатством цистерсианцев, что возле старинной деревни Могила (ныне оно находится на восточной окраине Новой Гуты). Здесь в 1223 году краковский епископ Иво Одровонж поселил монахов цистерсианского ордена, которые построили большой монастырь и костел. Монахи оказались очень энергичными: они стали пахать и сеять, разводить скот и закладывать сады, а на протекающей поблизости реке Длубне поставили сукновальни и построили бумажную мануфактуру. Бумага предназначалась не только для нужд Польши, но даже шла на экспорт в другие страны вплоть до русских княжеств.


Главная площадь в Новой Гуте. Планировка 1960-1965 гг. по проекту В. Леоновича и X. Маркевича

Монастырский костел – это трехнефная базилика с трансептом и прямоугольной алтарной частью. Боковые нефы, пресвитерий и часовни в восточной части костела сохранили архитектонику готических форм XIII века. Суровая кирпичная кладка стен, узкие окна, колонны из камня – все это свидетельствует, что первоначальный костел был построен в переходный период от романского искусства к готике. В трансепте и пресвитерии ¦- фрески краковского живописца XVI века Станислава Самостшельника, которые справедливо относят к шедеврам ренессансной краковской живописи. Монастырский сад окружают аркады XIV века, которые имеют крестовый свод с нервюрами. Стены галерей также были расписаны Самостшельником – еще и сегодня в отдельных пролетах арок можно видеть фрагменты этой превосходной росписи. В XVI веке с восточной стороны к аббатству была пристроена резиденция аббата, когда-то богато украшенная фресками, сграффито, чудесным аттиком и резными наличниками. От этого ренессансного декора сохранились лишь скудные остатки.

На другом берегу реки Длубни находится один из двух древних курганов Кракова – курган Ванды. По преданию, это могила княжны Ванды – дочери Крака, основателя города. Она предпочла умереть, бросившись в воды Вислы, но не выйти замуж за немецкого князя. Вершину кургана венчает небольшой памятник, выполненный по эскизу Матейки. Художник охотно проводил лето в этих окрестностях на берегу реки, сохранился и его загородный домик, где ныне находится маленький Дом-музей Матейки.

Ныне рядом с этим историческим памятником выросли крупнейший в Польше металлургический комбинат, строительство которого началось в 1947 году, и новый город. На территории комбината расположилось свыше семисот пятидесяти промышленных объектов. Ежегодно комбинат производит 2400 тысяч тонн стали, что составляет 40 процентов всей продукции стали в Польше. И это лишь начало. Планы дальнейшего расширения комбината находятся уже на стадии реализации, а рост комбината предусматривает и рост продукции и дальнейшее строительство.

Неподалеку от комбината, с западной его стороны, в 1949 году возник новый жилой массив, в сущности, целый город, рассчитанный на сто пятьдесят тысяч жителей. С центром Кракова его соединяет широкая автомагистраль, по которой проложены автобусные, троллейбусные и трамвайные линии. Центром Новой Гуты является Главная площадь, от которой расходятся радиусы главных улиц – аллеи В. И. Ленина, аллеи Октябрьской революции и аллеи Роз. Пересекающие их улицы создают жилые кварталы, каждый из которых имеет свое название: Солнечный, Театральный, Спортивный, Прекрасный, квартал Молодости, квартал «Стеклянные дома» и т. д. В городе много молодежи – это придает городу особую привлекательность и обещает большое будуш,ее. На центральной площади Новой Гуты 29 апреля 1973 года состоялось торжественное открытие памятника Владимиру Ильичу Ленину, чье имя носит комбинат. Монумент сооружен по проекту известного польского скульптора, ректора Краковской Академии художеств Мариана Конечного, создавшего двадцать лет назад знаменитую «Варшавскую Нике».

Сегодня Новая Гута с полным правом может называться крупным культурным центром, имеющим увлекательные перспективы развития. Здесь есть свой театр – Театр Людовы. Новаторство и мастерство его актерского ансамбля получило высокую оценку на многих фестивалях театрального искусства в стране и за рубежом. В городе – несколько кинотеатров, библиотек, домов культуры, клубов. Есть большой Клуб международной прессы и книги, Центральный Дом культуры, салон Общества друзей искусства, в котором постоянно устраиваются разнообразные выставки. Под сильным воздействием Новой Гуты, молодого развивающегося города, начинает формироваться и облик нового Кракова – Кракова будущего.


Оглавление книги


Генерация: 0.232. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз