Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Новосибирск. День первый

Новосибирск. День первый

В Новосибирске я перерыл интернет в поисках интересных железнодорожных объектов. И нашел что хотел: Новосибирский музей железнодорожной техники имени Н. А. Акулинина. Создатель музея Николай Архипович Акулинин — потомственный железнодорожник. Всю жизнь он проработал на железной дороге, а когда вышел на пенсию, задумался о создании железнодорожного музея. В 2000 году задумка воплотилась в жизнь. На станции Сеятель под Новосибирском, близ Академгородка, на шести путях выставлена для обзора железнодорожная техника.

Я остановился в частном хостеле, сделанном из трехкомнатной квартиры. Существенный недостаток «квартирных» хостелов в том, что санузел один. Когда постояльцев много, в ранние часы в душ и туалет выстраивается очередь. Вечером такой проблемы нет. Постояльцы возвращаются в хостел в разное время. Пока один ужинает, другой принимает душ.

От станции Новосибирск-Главный до Сеятеля можно добраться электричкой. По утреннему городу я пешком дошел до вокзала. Раннее утро — лучшее время для прогулок. Горожане только просыпаются, на улицах появляются первые трамваи и автобусы — пока еще пустые, без пассажиров.

Солнце прогревало асфальт городских улиц. Ночная прохлада стремительно развеивалась, уступая место зною. Пригородный вокзал в Новосибирске находится в стороне от главного. До электрички оставалось полчаса. На вокзальной площади обнаружилось интернет-кафе с вывеской «Ломбард». Я воспользовался запасом времени и отправил фотографии в сеть. Так сохраннее, и память фотоаппарата свободна для новых снимков.

Купил билет и прошел через новенькие турникеты, поднеся билет к красному лучу сканирующего лазера. На табло рядами высвечивались номера электричек, пункты назначения, время отправления. Нашел в расписании электричку на Черепаново-1 — путь 8А. За турникетами — виадук, идущий к платформам. Указатели везде: мимо не пройдешь. Все новое и аккуратное. На восьмом пути ждала ЭД4М с восемью вагонами в составе. Рядом стояла старая ЭР2 с круглой кабиной машиниста. Зеленые вагоны с широкой желтой полосой на линии окон — уже раритет. Куда-то эта электричка еще бегает, кому-то нужна. На новый вокзал ее не пускают, стоит в стороне.

В Новосибирске развито транспортное сообщение. Новые электрички (в вагоне я встретил музыканта с гитарой), на вокзалах и станциях турникеты, есть метро. Корейские городские автобусы со сдвижной дверью, встречавшиеся мне до этого, уступили место привычным столичным жителям ЛиАЗам и МАЗам. Широкие проспекты, автодороги, развязки, пробки. Водители спешат. Только успевай уворачиваться на пешеходных переходах от летящих и гудящих машин. Чувствуется дыхание большого города. Банк Москвы, торговый центр «Москва», центральный рынок, универмаги с бутиками и магазинами. Развит фастфуд. Много книжных магазинов — значит, город читающий.

Горожане и, что особенно странно, полицейские не обращали на меня никакого внимания. Идет человек с большим рюкзаком — и пусть себе идет. У всех свои дела. То, как были одеты городские жители, как они общались, как себя вели, — все это напомнило мне Москву. Может, соскучился по родным краям.

Проезжая платформу Речной вокзал, я заметил баннер, растянутый на станции: «Фотографируй, отправляй, улучшай! Мобильное приложение „Пассажир-инспектор“». Интересно, как это «фотографируй» соотносится с запретом фотосъемки объектов железнодорожного транспорта? Вспомнил, как совсем недавно на дороге Слюдянка — Порт Байкал поезд остановился в небольшой деревне. Туристы воспользовались короткой стоянкой, чтобы сфотографироваться на фоне вагона. Появился местный житель: старичок с морщинистым лицом и тростью в руке. Он возмутился, что туристы фотографируют железнодорожную технику.


— Это же почти туристический маршрут! — успокаивала его проводница.

— В 1957 году я сфотографировался у вагона, когда жену провожал. А энкавэдэшники так отметелили! Фотоаппарат забрали с пленками! — кричал дед. — Теперь, выходит, фотографируй сколько хочешь?!

Когда поезд въехал на станцию Сеятель, справа за невысоким металлическим забором замелькали черные бочкообразные паровозы, зеленые вагоны и электровозы с ярко-красными токоприемниками. Любопытствующие прильнули к окнам, с удивлением взирая на диковинную железнодорожную технику. Локомотивы и вагоны выстроились на разветвленных путях станции в несколько рядов.

На платформе Сеятель тоже были установлены турникеты. Пассажиры разделились на две группы. Одна отправилась вдоль путей обходить протяженный забор станции, чтобы выйти в город. Вторая — на вокзал, для выхода по билетам. Поскольку билет у меня был, я примкнул ко второй группе. Вокзал мне напоминал тот, который я видел на станции Артём в пригороде Владивостока. Шикарное многоэтажное здание с кассами, турникетами, яркими табло и керамической плиткой на полу. На фоне окружающих строений, обветшалых и запущенных, выглядело это все очень контрастно. Возле вокзала — перехватывающая парковка для автомобилей: забор, автоматический шлагбаум и аппарат для оплаты. Но стоянка пустовала. Автомобили парковались неподалеку, у продуктового магазина, — бесплатно.

Музей был обнесен забором, у входа располагалась касса. Посещают музей с различными целями. Для чего только люди сюда не приходят! И свадьбы приезжают, и старички внуков привозят — паровозы показать и рассказать историю-другую из молодости. Приезжают и целыми семьями, и поодиночке. На пятачке станции — огромное количество техники. Часть ее передана музею Всероссийским научно-исследовательским институтом железнодорожного транспорта, что в подмосковной Щербинке. В последнее время на полигоне Новокурьяновского кольца скопилось большое количество раритетной железнодорожной техники, и решено было отдать ее новосибирскому музею. Некоторые из экспонатов пришли из локомотивных и вагоноремонтных депо Западно-Сибирской и других железных дорог.

Для меня было важно общее впечатление от посещения музея. Фотографии экспонатов в хорошем качестве есть в сети. Было приятно увидеть старую и уже забытую технику: электропоезда ЭР1, ЭР2, СР3, электровозы ВЛ23, ВЛ80, ЧС2. Единственный узкоколейный экспонат: электровоз капотной компоновки, всю жизнь проработавший на промышленном предприятии. Ширина его колеи 750 миллиметров. В центре площадки музея притаились четыре вагона скоростного электропоезда ЭР200 в самолетной бело-голубой раскраске. Когда-то такие поезда, выпущенные Рижским вагоностроительным заводом, ходили по маршруту Москва — Санкт-Петербург. Те, кому удалось попутешествовать в этих вагонах, могут помнить характерное раскачивание вагона на скорости — как на корабле в шторм. Это из-за мягкой подвески.

В некоторые вагоны и локомотивы можно заходить внутрь, забираться в кабины. Посетители музея фотографировались, выглядывая из кабины паровоза с левой стороны, даже не подозревая, что на железной дороге место машиниста справа по ходу движения.


Любопытная коллекция вагонов представлена в музее. Было интересно увидеть внутреннее устройство столыпинского вагона, который используют для перевозки заключенных. Такой же я видел на станции Чернышевск-Забайкальский, где вагон был прицеплен к пассажирскому поезду. Внешне он напоминает почтово-багажный: также имеет глухую стену и жилой отсек для проводников. Вместо багажного отсека — камеры с дощатыми полками, отделенные друг от друга решетками.

В южной части площадки располагалась выставка автомобилей советской эпохи: «Москвичи», «Волги», «Победы». Отреставрированные автомобили блестели на солнце свежей краской. Некоторые из них были переданы в дар музею жителями Новосибирска. На этой площадке царствуют запахи бензина, резины и краски.

Осмотру музея я посвятил два часа и получил мощнейший заряд положительных эмоций. При виде старой и знакомой железнодорожной техники нахлынули воспоминания. Не исключаю, что любители могут пропадать в музее целый день, затерявшись среди вагонов и локомотивов, растянувшихся на сотни метров. Мне же еще нужно было посмотреть Академгородок и сам город. Расписание обратной электрички до Новосибирска не позволяло задерживаться.

Я начал осмотр Академгородка с микрорайона «Д», где живут научные сотрудники. Здесь сосредоточены культурные объекты городка: Дом молодежи, кафе, рестораны, стадион, парковая зона для прогулок. Пользуясь случаем, пообедал в китайском ресторанчике. Он был отмечен на карте, но найти его на местности оказалось нелегко. Нужно было обойти здание, пройти через темную арку и подняться на третий этаж по лестнице, ориентируясь на указатели. Тихое уютное место, без единого посетителя в обеденный час, притом что ресторанчик предлагает бизнес-ланчи на выбор по цене 150 рублей и горячее готовится специально для каждого гостя. Когда я сказал официантке про отсутствие рекламы и описал сложности с поиском ресторана, она пригласила хозяйку. Молодая китаянка в красном длиннополом халате, расшитом золотыми узорами, внимательно меня выслушала. «С посетителями действительно туго. И конкуренты поджимают, — подтвердила она. — Нужно будет дополнительную рекламу заказать».

После обеда я прошелся по Академгородку. Научные институты запрятаны в бору от чужих глаз. Везде проложены асфальтовые дороги, по которым курсирует городской автобус. Названия автобусных остановок соответствующие: «Институт ядерной физики», «Институт гидродинамики». Сектор, где живут научные сотрудники, располагается в стороне от предприятий. Дома утопают в зелени. На карте они выглядят правильными городскими кварталами. На деле же — пятиэтажки, окруженные смешанным лесом. Я попытался сфотографировать жилой квартал, но на снимке вышла только часть пятиэтажного дома среди деревьев. Через Академгородок проходят тропинки, велодорожки, грунтовые и асфальтированные дорожки для пешеходов. Значительно сократить путь опаздывающему на электричку академику или инженеру позволяют лесные тропки, которые носят имя того или иного научного сотрудника. Когда я глянул на часы и понял, что пора торопиться на станцию, то прошел напрямую через лес тропинкой академика Векуа. Это позволило сэкономить несколько минут.

Станция Обское море находится на берегу Новосибирского водохранилища — водоема, получившегося в результате запруды Оби при строительстве Новосибирской ГЭС. У станции находится пляж Академгородка. В ожидании электрички я сидел на берегу и любовался видом: песчаный пляж подковой, домики, беседки, сосны. На ровной глади залива поблескивали солнечные лучи. В центре залива — небольшой остров Тань-Вань со скалами. Бор плавно спускался по берегам бухты к воде. Здесь можно было и с палаткой встать, если бы знать заранее. И заночевать здесь, и маршрут по-другому спланировать. Такое прекрасное место, что задержаться хочется подольше. На низкой платформе уже стали скапливаться отдыхающие с пляжа. Подтягивались к приходу поезда и жители Академгородка: электричка на Новосибирск должна была подойти с минуты на минуту.

Я вернулся в Новосибирск на восьмивагонной ЭД4М. Город изнывал от жары, асфальт дорог и тротуаров раскалился. Повсюду летал тополиный пух. Хотелось поскорее попасть на пляж, к воде. Благо в Новосибирске есть и набережная вдоль Оби, и городской пляж, и мосты. Поэтому, не доезжая до Новосибирска-Главного, я сошел с поезда на платформе Речной вокзал. Отсюда сразу можно попасть к речному вокзалу на набережной и через Коммунальный мост выйти к пляжу. От речного вокзала как раз отходил прогулочный теплоход типа «Москва». В кассе я узнал, что остался единственный пассажирский рейс вниз по течению Оби. Остальные — прогулочные.

На площади перед речным вокзалом затевался молодежный фестиваль. Подготовка шла полным ходом: монтировали сцену. Площадь была утыкана ларьками быстрого питания и палатками агитации за здоровый образ жизни и отказ от наркотиков. Агитацию проводили новосибирские центры по лечению и реабилитации наркозависимых. Есть такая практика: на молодежных фестивалях устанавливают палатки обществ по борьбе с наркоманией, где любой желающий может анонимно проконсультироваться и записаться на курс реабилитации. Проводят агитацию волонтеры из реабилитационных центров, как они себя сами называют — «выздоравливающие», в прошлом наркозависимые люди. Кто, как не они, знает все нюансы проблемы?

Набережная Оби хороша для вечерних прогулок. Компании молодых людей, модно одетых, веселых, с фотоаппаратами наперевес расхаживали вдоль реки и наслаждались видами заката. Прямо из реки на десяток метров вверх бьет фонтан. Поблизости от железнодорожного моста Транссибирской магистрали на собственных опорах установлена стальная секция старого моста. Часть секции, подобно стреле башенного крана, нависла над рекой. Перед ней — памятник российскому императору Александру III, который поддерживал строительство Транссиба в годы своего правления.

Городской пляж располагается на левом берегу Оби. Дойти до него можно по Коммунальному мосту. Когда проходишь по нему, кажется, мост вот-вот рухнет. Параллельно тянется метромост, связавший левобережную часть города с центром Новосибирска. Метромост стальной, прямоугольного сечения, закрыт металлическими панелями с боков так, что проходящие по нему поезда скрыты. По грохоту можно понять, когда идет поезд метро, и даже определить направление следования.

Попав на песчаный пляж, я с удовольствием выкупался в Оби. Вода уже успела прогреться за несколько дней аномальной жары, накрывшей Сибирь. На песке пляжа развернулись волейбольные баталии. Горожане спасались от жары, сидя в реке, и над поверхностью воды торчали только переговаривающиеся головы. По мосту Транссибирской магистрали прошел четный поезд[3]: электровоз с рабочим вагоном. День подходил к концу, и рабочие возвращались со смены в город.

Левобережная часть разительно отличается от центра Новосибирска. Это более деловая, современная часть города. Новые дома, кофейни, магазины. Студенческий городок Новосибирского университета занял целый квартал. На первом этаже одной из жилых пятиэтажек вход на станцию метро «Студенческая». Просто и по-деловому. Здание администрации района с неизменным Владимиром Ильичом напоминает о славном коммунистическом прошлом. Есть даже величайшее изобретение социалистической эпохи — доска почета. Оформлена она в лучших традициях своего жанра: фотографии, фамилии, должности, заслуги. Крупными буквами по фасаду: «Слава труду!»

Я сел на подошедший троллейбус, чтобы добраться до Дмитровского моста и перейти по нему на правую сторону города. С моста можно любоваться закатом. Кондуктор в троллейбусе удивилась, что пассажир решил выйти на остановке «Мост» и пройти пешком. Пока мы ехали, она трижды подходила к водителю с напоминанием, чтобы он не забыл остановиться в нужном месте. «Неужели пойдете через мост? — удивлялась она. — Страшно же, раскачивается. Когда едешь, не ощущаешь. Но пешком…» Она пожала плечами. Из кабины троллейбуса в салонное зеркало на меня поглядывал богатырь с окладистой бородой в рубахе-косоворотке. Могучими руками он сжимал рулевое колесо. «Цыган Будулай нас везет, — пояснила кондуктор. — Ничего, остановит где надо».

В очередной, уже четвертый раз она подошла к водительской кабине и напомнила об остановке по требованию. Хлопнув дверями, троллейбус с цыганом и заботливым кондуктором умчался. Я вышел на пешеходную часть моста. Он действительно слегка раскачивался от проезжающих по нему грузовиков и автобусов. Буксир разворачивался перед мостом, подставив мощному течению реки борт. Багровый солнечный диск закатывался в западной части города на левом берегу. Вдоль реки дул теплый ветер. Город зажег вечерние огни. С моста была видна кипучая жизнь железнодорожного вокзала на правом берегу. Гудки поездов и объявления эхом разносились вдоль реки.

Оглавление книги


Генерация: 0.590. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз