Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Новосибирск. День второй

Новосибирск. День второй

На этот день у меня была запланирована речная прогулка, посещение Новосибирской детской железной дороги и зоопарка.

В восемь утра от речного вокзала отчаливает теплоход, идущий на остров Кудряш. От гостиницы до речного вокзала можно добраться пешком. Но в Новосибирске есть метрополитен: удобная часть транспортной инфраструктуры крупного города. Им я и воспользовался, чтобы прочувствовать удобство и комфорт передвижения под землей.

Касса метрополитена не работала. Окошко закрывал плакат с предложением воспользоваться автоматами по продаже жетонов. Жетоны были медные, затертые. Однако станции, переходы, перроны и лестницы были чисто вымыты. Ветки у новосибирского метро всего две: красная и зеленая. Я зашел на станцию «Сибирская» и по изогнутому и длинному переходу сразу сделал пересадку на «Красный проспект». Вскоре подошел поезд: знакомые вагоны типа «Д» Метровагонмаш 1985 года выпуска.

Платформы на станции «Речной вокзал» расположены с правой стороны по ходу движения поезда. Машинист предупреждает об этом при подходе к станции. После отправления поезд сразу заскакивает в узкую трубу метромоста, чтобы перевезти пассажиров с правого берега на левый. Становится понятна необходимость размещения инженерами-метростроевцами платформ по обеим сторонам от путей. Станция сразу переходит в мост, и важно, чтобы оба пути были максимально близки друг к другу. Особый шик станции придают витражи из цветного стекла с изображением гербов городов — соседей Новосибирска.

У речного вокзала собрались пассажиры в ожидании теплохода. Дачники с досками, обернутыми газетой, корзинами и в брезентовых штормовках топтались у причала. Молодежь со складными мангалами, туристы с рюкзаками. Группа велосипедистов собралась в поход выходного дня.




Ровно в восемь со стороны реки послышалась сирена, и пассажиры, как по команде, выстроились в очередь для посадки на борт. У пристани швартовалась белая «Москва-133». В течение пяти минут все ожидающие, толпившиеся на причале, разместились на теплоходе. Капитан дал ход. Судно завибрировало, окутанное сизым облаком дизельного дыма, и начало медленно отходить от пристани. Сделали объявление: «Кто выходит на острове Кудряш, берут билеты в первую очередь. Выход по билетам». Мне предстояло сойти на этом острове. Но я не торопился с покупкой билета и спустился в пассажирский салон, только когда вдоволь налюбовался видами утреннего Новосибирска с воды. В кассу выстроилась очередь из желающих взять билет. На острове расположено несколько дачных товариществ — около полутора тысяч участков.

К причалу острова теплоход зашел против течения, сначала пройдя мимо и сделав разворот. Капитан мастерски притерся к барже-причалу с табличкой «о. Кудряш». На берег заторопились дачники, груженные баулами и рюкзаками. Матрос у трапа проверял билеты. Я сошел на остров. Дачи как дачи: небольшие домики, ряды грядок, садовые деревья, беседки, сараи. Необычно, что между участками проходит не дорога с колеей, как это бывает на дачных участках, а узкая тропинка, на которой с трудом разъедутся два велосипедиста. Автомобилей здесь нет. Дачники передвигаются пешком или на велосипедах, а грузы перевозят на тачках. Домики на острове меньше и компактнее обыкновенных дач, ведь материал для построек завозили по воде. Лишний раз задумаешься о сокращении расходов и экономии материалов. Каждая дощечка на счету: остров.

С острова есть альтернативный путь на Большую землю: лодочная переправа. За зарослями осоки поджидают пассажиров небольшие дюралевые катера на пять-шесть человек. Когда катер заполняется пассажирами, он стартует и через пять минут причаливает к правому берегу реки. Проезд — 35 рублей с человека. На дне катера имеется запас спасательных жилетов на всех пассажиров. Переправляться разрешается только в жилете. Оглушая ревом «москвичевского» мотора и рассекая волны Оби, катер направился к берегу. Здесь уже ждала группа. Одни пассажиры сошли на берег по деревянному причалу, другие — расселись в катере. Взревев мотором, катер пенной дугой отвалил от пристани в сторону острова. Поляна у пристани была заставлена машинами. Из Новосибирска автолюбители добираются до переправы на своих машинах, а дальше — катером. Без пробок и бездорожья.

До парка «Заельцовский» я прошел через лес порядка пяти километров. В светлом бору на меня накинулись полчища комаров, но я был готов к атаке и достал из рюкзака противомоскитную куртку. Тропинка вывела на железнодорожный переезд: лесную чащу разрезала ветка узкоколейки. Переезд был оборудован шлагбаумами. Пройдя дальше по тропинке, я вышел к главному входу в парк и вокзалу Новосибирской детской железной дороги. С этой станции на детском поезде можно добраться до станции Зоопарк, что расположена на территории Новосибирского зоопарка. До открытия дороги оставался час — достаточно, чтобы осмотреть этнопоселение в парке «Заельцовский».

Чумы, юрты, хижины и тотемы обустроены на небольшой территории, огороженной жердевым забором. Здесь проводят туристические экскурсии. В одной из юрт чайная, а между чумами и юртами можно пройти по специальным дорожкам. Из веток и бревен воссоздана стоянка охотников с костром в центре. Под навесом из досок спряталась тонкостенная лодка-долбленка, изготовленная из цельного куска дерева. Художникам удалось ярко и точно передать атмосферу древних поселений Сибири.

Три новых пассажирских вагона стояли у перрона, а локомотив обгонял состав. Комплект был такой же, как на Читинской детской железной дороге. Окошко кассы на вокзале было закрыто табличкой «Приобретайте билеты у проводника второго вагона». Пришла девушка-кассир, убрала табличку и начала продавать билеты. Кассир прибывает на вокзал с первым поездом от станции Зоопарк.

Новосибирская ДЖД имеет протяженность пять километров, три станции и два разъезда. Работают на дороге уже не школьники, а ребята первого и второго курсов железнодорожного техникума. Объявления в вагоне проводник делал через микрофон. Между объявлениями звучала музыка. Поезд тронулся и покатил по рельсам, изредка постукивая колесами. Путь бесшовный, хорошего качества. «Все пучком, а у нас все пучком! Там, где прямо не проедем, мы пройдем бочком…» — звучала в динамиках задорная музыка.

Первая остановка — Разъезд локомотивный. Здесь выход на пляж, на берег Оби. Любители позагорать и искупаться в жаркий день сошли. На соседний путь разъезда зашел встречный поезд — тепловоз ТУ7А, замаскированный стальными ярко-зелеными листами под бочонок-паровоз. За ним вереница из трех старых узкоколейных вагонов. На станции Спортивная мы снова разъезжались с братом-близнецом ТУ7А с трехвагонным составом. «Это не шутки! Мы встретились в маршрутке…» — играла музыка в вагоне.

Поезд грохотал по виадуку на семиметровой высоте. Под ним — лесные дороги, где проносились велосипедисты и неспешно прогуливались посетители парка. Отъехав от станции, мы миновали пожарный поезд, состоящий из вагона-платформы. На платформе — цистерна для воды и мотопомпа с пожарными рукавами.

«Разъезд Ельцовский не предназначен для посадки и высадки пассажиров, а служит только для разъезда поездов», — предупредил по громкой связи проводник. И снова мы разъезжались с зеленым ТУ7А. Двери в вагонах на разъезде действительно не открывались, хотя пассажирские платформы были у обоих путей. К станции Зоопарк поезд подбирался медленно, по двухсотметровому виадуку. «Станция Зоопарк. Конечная», — объявил проводник.

Наш состав был единственным в своем роде на этой дороге — с современным тепловозом, выпущенным Камбарским машиностроительным заводом. В основном на дороге трудились старички ТУ7А. «Еще один тепловоз сегодня не вышел, сломался, — поделился проводник. — Вообще на линии курсирует четыре старых состава и один новый, на котором мы с вами и ехали».

Новосибирский зоопарк — самый интересный из тех, в которых мне доводилось бывать. Вольеры и загоны очень удачно встроены в ландшафт. Над загоном с северными оленями перекинут деревянный мост, по которому можно пройти, любуясь красивыми животными. Зоопарк находится в лесу, и прутья клеток не выделяются на фоне пышной природы. Несмотря на жару, запаха от животных почти нет. Это говорит о том, что за животными ухаживают и своевременно убирают. Посещение зоопарка напоминает лесную прогулку. Можно переходить от вольера к вольеру, наблюдая за животными. А можно просто идти по дорожке через лес. В центре зоопарка я увидел плакат с цитатой Ростислава Шило[4]: «Обними дерево. Приласкай травинку. Поговори с восходящим солнцем. Полюбуйся на животных. И тебе станет легко на душе».

Дикие коты — единственные обитатели зоопарка, которые в этот знойный день спали, укрывшись в тени, в своих вольерах. Посетителям зоопарка приходилось буквально выискивать дрыхнущего на ветке кота, который даже не реагировал ни на какие «кис-кис-кис» и продолжал мирно посапывать.

На трамвае я добрался до центра. В теплый субботний вечер горожане вышли на прогулку. Перед Театром оперы и балета звукорежиссеры настраивали аппаратуру на большой сцене. Вечером планировалось выступление симфонического оркестра. Перед зданием Новосибирской государственной филармонии в это время проходил фестиваль «На ступенях», играл Русский академический ансамбль. Фестиваль многодневный. Творческие коллективы и ансамбли выступают на импровизированной сцене — лестнице перед входом в филармонию.

Смеркалось. В парке отдыха работало старое «чертово колесо», покрытое облупившейся желтой краской. Вагончик «Американских горок» с грохотом выписывал виражи на трассе. Пассажиры почему-то молчали — то ли от избытка острых впечатлений, то ли, наоборот, от их недостатка.

В хостеле все ожидали новых гостей. Хозяйка предупредила, что в шесть утра должна заехать группа выпускников, и заранее извинялась за шум. Кроме того, все ждали какого-то путешественника из Франции, который должен был приехать поздно вечером.

Частные хостелы хороши тем, что все городские новости узнаешь вечером на кухне. Из таких вот кухонных бесед я узнал, что, оказывается, сегодня в Новосибирске отмечали День молодежи, а завтра будут праздновать День города. Центр перекроют для автомашин. На улицах будет только пешеходное движение и народные гулянья. В городском парке и на площадях заработают концертные площадки.

Из хостела съезжал японский студент, который жил и учился в Новосибирске по обмену на протяжении двух лет. Он возвращался на родину, в Японию. На его кровати лежал советский пленочный фотоаппарат «Зенит». Теперь это уже раритет, и иностранный студент только осваивал старинную фототехнику. Хозяйка хостела предложила запечатлеть японца на его фотоаппарат и, прицелившись, нажала на спусковую кнопку, не настроив диафрагму и резкость. Фотоаппарат издал металлический щелчок, использовав один из 36 кадров. Японец только качал головой. Из всех русских слов у него хорошо получалось только слово «Да». Произносил он его как «Дя». В остальных случаях он просто качал головой в знак несогласия с российской действительностью. Он был рад, что едет домой.

Оглавление книги


Генерация: 0.577. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз