Книга: На электричках: Путешествие из Владивостока в Москву

Екатеринбург — Красноуфимск

Екатеринбург — Красноуфимск

В пригородной кассе билет мне продали только до Дружинино. «Дальше Горьковская железная дорога начинается, — объяснила кассир. — У контролеров возьмете билет, в поезде».

При посадке в электричку пассажиров на платформе ждал перронный контроль. У каждого вагона стояли два человека и проверяли билеты. Затем, когда электричка тронулась и проехала платформы ВИЗ и Электродепо, прошли контролеры и еще раз проверили билеты. Примерно через полчаса хода вагон опять подвергся проверке. После билеты проверили еще три раза. «„Контры“ больше, чем пассажиров», — пошутил помощник машиниста, проходящий по вагону во время очередной проверки.

В Дружинино лил дождь. Электричка не доехала 100 метров до вокзала и остановилась в тупике. Пассажирам пришлось бежать по лужам через весь перрон к вокзалу, в укрытие. По громкоговорителю объявили посадку на электричку до Красноуфимска. Действительно, с противоположной стороны вокзала уже стояла новенькая ЭД9М. Пассажиры собрались у дверей электропоезда и мокли под дождем. Двери были закрыты. Раздавалось тихое шипение сжатого воздуха из-под вагонов. Кто-то не вытерпел и стал стучать кулаком по борту вагона. Двери открылись, и пассажиры заполнили вагоны, разложив на багажных полках зонтики и дождевики.

Салон головного вагона электрички был оборудован под люкс: мягкие кресла, оббитые диванным плюшем, много места для ног и по две пары кресел в ряду, как в бизнес-классе самолета. Перед каждым рядом кресел — деревянный столик. Все удовольствие — по цене обычного билета на электричку, без доплаты. Коммунизм! Пассажиры, приятно удивленные шиком салона, рассаживались в кресла, ощупывая плюш и поглаживая канты столов.

Электричка тронулась и набрала ход. Дождь усилился, и окна заливало водой. От мысли о предстоящей ночи в палатке я поежился. Должен в Красноуфимске найтись какой-то другой вариант! Я рассматривал ночевку в монастыре или железнодорожном общежитии, на гостиницу не рассчитывал. В таких городах, как Красноуфимск, сохранились гостиницы советского типа с никудышным сервисом и высоким уровнем цен из-за отсутствия конкуренции.

Прошли контролеры и обилетили пассажиров. Очень часто бригада контролеров сопровождает поезд до конечной станции. Редко на какой дороге встретишь «контру», бегающую от одной электрички к другой, как на Московской железной дороге. Контролеры, сопровождающие состав, располагаются в голове поезда. Я тоже предпочитаю головной вагон: здесь и туалет, и железнодорожники, и торговцы. Самые последние новости, горячие споры, интересные разговоры — всегда в головном вагоне.

Когда поезд въехал в Красноуфимск, за окном замелькали унылые серые домишки, мокрые и будто съежившиеся. Справа находилась гора, обращенная к городу пологим склоном, поросшим соснами. Слева, судя по карте, протекала река Уфа, но ее не было видно за заборами промзон и лесозаводов. Электричка прошла через тоннель и остановилась на станции с разветвленным путевым хозяйством. К стене вокзала был приколочен паспорт города: огромный желтый плакат с гербом и краткой исторической справкой о Красноуфимске. Из паспорта следовало, что изначально здесь была выстроена крепость для защиты территории Российской империи от набегов башкирских племен. Впоследствии на месте крепости появился город Красноуфимск.

Судя по огромным лужам на привокзальной площади и намокшим плащам горожан, недавно был ливень. Мощные потоки воды текли на вокзальную площадь с гор. Несмотря на то что дождь кончился, ветер нагонял хмурые тучи, и в любой момент могло снова хлынуть. До наступления темноты оставался час. Вероятность найти приличное место для палатки вечером резко снижается. Нужно было точное попадание с первой попытки.

Я сделал ставку на общежитие для железнодорожников. Они обычно расположены неподалеку от вокзала, а значит, не нужно идти на другой конец города. В случае неудачи можно попробовать другой вариант. Для заселения в общежитие у меня имелся повод: я из железнодорожной экспедиции, попал в непогоду, требуется ночлег. Есть сопроводительное письмо — какой-никакой, а документ. Исходя из собранной на вокзале информации, общежитие действительно располагалось в центре города, всего в квартале от станции. Информация оказалась неточной — устарела.

Подойдя к зданию общежития, я не нашел ни вывески, ни других подтверждений того, что это общага. Вход с улицы был наглухо заколочен, но дом был жилым. Со стороны двора — два подъезда, оба с домофонами. В это время к одному из подъездов подходил раскрасневшийся полный мужчина с полиэтиленовым пакетом в руке. Он был в тренировочных штанах и майке-борцовке, несмотря на свежесть после дождя. Весь его вид и довольная улыбка, не сходившая с лица ни на минуту, свидетельствовали о благодушном настроении.

— Где здесь железнодорожная общага? — по-свойски махнув, спросил я у мужика.

— Общаги давно нет. Все комнаты разошлись на частные квартиры, — обрадовался мужчина случайному разговору.

— Подскажите тогда, где можно переночевать? У меня палатка есть на крайний случай.

— На вокзале можешь. Только зачем тебе, если палатка есть. На улице тепло, — одобрительно кивал местный житель.

На улице действительно стремительно теплело, и от асфальта уже парило. При +15 °C днем к вечеру ожидалось потепление до +23 °C. И прогноз, похоже, сбывался.

— Наверху есть бор, сразу за лыжной базой. Людей нет, а места красивые, и видно все как на ладони. Там можешь встать. А если вода нужна — иди на реку. Через железку перейдешь и пили прямо, к реке и выйдешь, — посоветовал мужчина.

С одной стороны, заманчиво было подняться на гору и разместиться на вершине, обозревая окрестности. Но с другой — пока я таскался с рюкзаком, уже порядком взмок, и хотелось нырнуть в прохладную воду Уфы. Пришлось пожертвовать красивыми видами с горы и кристально чистым воздухом бора ради купания в реке. Через полчаса я к ней вышел. Вдоль берега тянулась заброшенная и заросшая железнодорожная ветка широкой колеи — подъездные пути предприятия. Рельсы едва угадывались в высокой траве и кустах, покрывавших полотно дороги.

Двигаясь вдоль насыпи, я вышел на небольшой пляж — пустынную поляну с заходом в воду, вдалеке от рыбаков, которые после дождя облепили берег Уфы. По реке плыл плот с палаткой. В сумраке надвигающейся ночи плот выискивал фонарем место на берегу, куда можно пристать на ночевку.

Неожиданно хлынул дождь. Да такой сильный, что вся трава вокруг стала сырой, и ботинки моментально промокли. Нужно было что-то срочно предпринять. Я скинул рюкзак и замотал его в полиэтиленовую пленку. Дождь усиливался, и было похоже, что он затянется на всю ночь. Пока я устанавливал палатку, внутренняя часть ее намокла и вода попала внутрь. Когда я натянул тент, дождь прекратился — так же внезапно, как и начался. Будто закрыли кран с водой. Но палатка уже вымокла. Пришлось удалять из нее попавшую внутрь воду. Я сварил ужин и выкупался в речке. После перехода и разбивки лагеря пот с меня лил градом, и приятная прохлада воды мигом сняла усталость дня.


Оглавление книги


Генерация: 0.933. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз