Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Разгуляй Это не мясо и не рыба, это – команда

Разгуляй

Это не мясо и не рыба, это – команда

Площадь с веселым названием Разгуляй никогда не переименовывалась. Как прилипло к ней имя питейного заведения, так и значится во всех справочниках. Кабак-кружало возник в тех краях аж в XVII веке. Даже площадь на пересечении дорог в Измайлово, Покровское и в Немецкую слободу образовалась позже, только к концу того века. Но имя для нее уже было готово. Вот ведь с каких пор пишется на московских картах эта (пользуясь логикой старого армейского анекдота) команда.

Легкомысленное название площади не помешало вполне серьезному человеку – графу Алексею Ивановичу Мусину-Пушкину, политику, коллекционеру и исследователю древнерусских рукописей, построить на ней дворец. Апофеозом изыскательской работы Мусина-Пушкина считают (и по праву) находку списка «Слова о полку Игореве». А ведь в его коллекции были еще и летопись патриарха Никона с авторскими правками, и «Летописец российский преподобного Нестора древлеписьменной на пергамине» («Лаврентьевская летопись») с «Повестью временных лет», и… да не перечесть. В 1812 году во время Пожара (только и остается написать это московское бедствие с заглавной буквы) дом Мусина-Пушкина сгорел. Как это ни покажется удивительным, вывезли драгоценности и коллекцию картин (ценности несомненные), а вот рукописи остались. Остались, чтобы сгореть. Но сгореть только в материальном смысле этого слова: к счастью, булгаковское утверждение («рукописи не горят») по большей части подтвердилось: успел-таки Алексей Иванович к этому времени напечатать «Слово…». А еще не разделила судьбу «Слова…» «Лаврентьевская летопись», потому как подарена была к тому времени Александру I, да и еще кое-что напрокат было выдано, Карамзину, например.

Взгрустнув, вернемся все же на Разгуляй. Зачем? Да чтобы выполнить эту команду, в конце-то концов!

Оглавление книги


Генерация: 0.089. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз