Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Русакова клуб Русаков и клуб с ним

Русакова клуб

Русаков и клуб с ним

В «Книге Москвы» – ну точно в доме Облонских: все смешалось. Сейчас перед вами страничка на букву «Р». Но этот же материал (хорошо, согласны: почти этот же) мог с равным правом быть размещен и на букву «М», и на «С», и на «К» (причем два раза). И даже на букву «В». Не догадались еще почему? Рассказываем.

Знаменитый клуб (вот буква «К») имени И.В. Русакова (вот почему все-таки на «Р»), расположенный на Стромынской площади (а вот и «С»), построил архитектор Константин Мельников (про «М» вы уже поняли, а «К» имени здесь ни при чем). Второй раз на «К» материал о клубе Русакова мы имеем право поместить потому, что он – классический образец конструктивизма.

Архитектурный конструктивизм – советское изобретение. Тут, пожалуй, вполне можно гордиться и социальными, идейными корнями стиля, и его материальным воплощением. Московские (прежде всего и больше всего) архитекторы 20-х годов (список не приводим – слишком велик, да и многих вы встречали или еще встретите на страницах «Книги Москвы») поставили перед собой задачу строить так, чтобы «окружающая предметно-материальная среда», «художественно освоенная с использованием возможностей научно-технического прогресса» (простите нас за такое многословие, так уж в те времена излагали), способствовала, ни много ни мало, формированию нового человека. Постройки должны быть функциональны, удобны для жилья, для досуга. Вот и клуб на Стромынке Мельников спроектировал так, чтобы можно было разделять зрительный зал, использовать балконы как отдельные аудитории. Удобно, необычно – балконы выступают из здания, красиво, в конце концов, хоть и похоже на кусок шестеренки. Жаль конструктивистов. Их попытки перестроиться под гигантизм тридцатых не могли быть реализованы, а их идеи «коммунистического общежития», конечно, не были восприняты жильцами этих «общежитий». Остались нам на память о великой архитектурной эпохе в основном клубы, да еще, как это ни покажется странным, гаражи.

«А буква “В”? – спросит памятливый читатель. – Она-то здесь при чем?» Ну, если уж у вас такие способности, то и сами могли бы вспомнить, что Владимирская больница (а про нее мы писали, а вы читали в главе «В») носила одно время то же имя, что и клуб, – Ивана Васильевича Русакова, мы и про коммуниста-медика, члена МК РКП(б) и президиума Моссовета рассказывали (можете перечитать), а вот про клуб специально не упоминали, ждали очереди других букв. Азбука – она ведь большая.

Оглавление книги


Генерация: 0.074. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз