Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Ралле Привет № 5 от Октябрьской революции

Ралле

Привет № 5 от Октябрьской революции

Три ангелочка грузят корзины цветов в… ну скажем, нечто напоминающее перегонный аппарат. Четвертый держит реторту (сосуд, хорошо известный нам по школьным урокам химии) с готовой продукцией и усердно разливает ее в разнокалиберные флаконы. Это не наше представление о процессе изготовления модного в 80-х годах позапрошлого века цветочного одеколона. Это – карманный календарь, выпущенный в Санкт-Петербурге в 1895 году. Двустворчатый красавец в золотой рамочке с аж тремя золотыми двуглавыми орлами в углу изготовлен для парфюмерной фабрики Ралле, о чем на цветном кусочке картона имеется надпись: «Поставщик высочайшего двора А. Ралле и К° в собственных магазинах: Москва: Кузнецкий мост дом Солодовникова и Верхние ряды Красная площадь. С.-Петербург: Невский пр., 18 и Садовая, 25 и во всех парфюмерных и аптекарских магазинах».

Дореволюционной орфографии мы не соблюли, но в остальном за слова отвечаем: московский купец, француз по происхождению, Альфонс Ралле действительно был поставщиком двора Его Императорского величества, а фабрика, открытая им в 1843 году в старой столице, выпускала, как пишут в производственных отчетах, широкий ассортимент парфюмерной продукции. В переводе с языка конторских служащих это значит, что на фабрике варили мыло, губную помаду, кремы, приготовляли пудру, духи и одеколоны, и все это продавали не только в собственных (как мы бы теперь сказали, фирменных) магазинах, но и в каждой торговой точке подходящего профиля. Причем не только в России. Не в пример Брокару, который производил копеечную продукцию и упирал, как теперь говорят, на народные марки, Ралле сделал ставку на состоятельных господ. И не ошибся: чистая публика оценила его труды.

Не только она – на Всемирной выставке в Париже в 1878 году изделия «Товарищества Ралле и К°» были оценены «выше всякой награды», а в 1900 году – получили «Гран-при». Из Теплого переулка в Хамовниках фабрика Ралле переехала за Бутырскую заставу, туда, где стоит и сегодня. Только об Альфонсе Антоновиче там уже ничего не напоминает: свободно воспользовавшись всеми достижениями и рецептами «Товарищества Ралле и К°», пришедшие к власти в революцию назвали отобранную фабрику «Свободой». А ведь не случись Октябрьского переворота, не Франция, а Россия утвердила бы за собой первые позиции в мире ароматов. Почему мы так в этом уверены? Да потому, что именно на фабрике Ралле трудился до 1917 года химик Эрнест Бо. В 1920 году он смешал, как утверждают, 128 разных пахучих компонентов и получил результат, одобренный его работодателем. С 5 мая 1921 года этот состав украшает полки лучших парфюмерных магазинов мира.

Еще не поняли, что к чему? А вот мы назовем фамилию его шефа, и вы сразу раскусите, в чем дело: мадам звали Габриэль Шанель. Из почти десятка пронумерованных флаконов, принесенных Эрнестом Бо на пробу, Коко выбрала флакон № 5. Вот такие плоды принесла Великая Октябрьская социалистическая революция – только пожинал их Париж.

Оглавление книги


Генерация: 0.089. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз