Книга: Северные окраины Петербурга. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная…

В годы революции и Гражданской войны

В годы революции и Гражданской войны

Так сложилось, что Удельная вошла в летопись революции. То, что В.И. Ленин побывал на железнодорожной станции «Удельная», служило едва ли не главной заслугой этих мест. Когда в 1982 году открывалась станция метро «Удельная», пассажиры увидели в торце ее подземного зала барельеф Ленина и памятную надпись, что именно со станции «Удельная» в августе 1917 года В.И. Ленин уезжал в вынужденную эмиграцию, скрываясь от преследования «Временного буржуазного правительства». Сегодня этот мини-мемориал в метро остался лишь символом своей эпохи, а история с Лениным в Удельном для нас может представлять интерес лишь в краеведческом отношении.

Действительно, когда Ленин находился на нелегальном положении, скрываясь от властей после «июльского кризиса» в 1917 году, ему довелось не один раз побывать на станции «Удельная». В начале августа 1917 года Ленин покинул свой знаменитый впоследствии шалаш и вместе с Э.А. Рахьей добрался по железной дороге до станции «Удельная», откуда они проследовали в дом на Ярославском проспекте, где квартировал рабочий завода «Айваз» Эмиль Кальске.

Этот деревянный двухэтажный дом на Ярославском проспекте, под № 11, сохранялся до недавнего времени. На квартире Кальске Ленин провел около суток, а на следующий день вечером Ленин и Рахья пришли на станцию «Удельная», чтобы в соответствии с предварительной договоренностью сесть на паровоз № 293, следовавший в Финляндию. Машинистом на нем работал Гуго Я лава.

«Так как я не знал Ильича в лицо, – вспоминал Гуго Ялава, – то условились, что когда паровоз поравняется с площадкой лестницы у входа на станцию «Удельная», то Рахья, который будет стоять на видном месте и спокойно курить, по остановке поезда должен сойти и идти в первый вагон, а Ильич без спешки… влезет на паровоз… как свой человек». Так и сделали, операция по «переправке» Ленина в Финляндию прошла успешно, а паровоз № 293 впоследствии станет знаменитым на всю страну революционной реликвией. Именно на этом паровозе в октябре 1917 года Ленин вернулся в Петроград, чтобы готовить вооруженный захват власти. Ныне «исторический паровоз» стоит в специальном павильоне на Финляндском вокзале.


Бывшая «дача Калинина» на проспекте Энгельса памятное ленинское место. Фото автора, апрель 2006 года

И еще один любопытный момент российской истории связан с домом на Ярославском: именно тут, на квартире Эмиля Кальске, в октябре 1917 года, после исторического заседания ЦК большевиков на Карповке, взявшего курс на захват власти, Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев составляли письмо протеста против принятого решения о курсе на вооруженное восстание…

Как реликвия революционного прошлого сохранился старинный удельнинский особняк – так называемая «дача Калинина» у подножия Поклонной горы (нынешний адрес – проспект Энгельса, дом № 92), где одно время снимал квартиру Михаил Иванович Калинин. Здесь во второй половине октября 1917 года Ленин конспиративно встречался с членами ЦК для совещания о подготовке восстания. Об этом говорится на мемориальной доске, установленной на стене дома. «Дача Калинина» являлась раньше одним из экскурсионных объектов по автобусному маршруту «Ленин в Петербурге – Петрограде», хотя музея там никогда не было.

* * *

Любопытные страницы революционной истории Удельной оказались связанными с больницей для душевнобольных. Летом 1918 года она стала убежищем генерал-майора Владимира Николаевича Воейкова, вынужденного скрываться от власти большевиков. В царское время Воейков пользовался особым расположением императора. Ровесник Николая II (оба родились в 1868 году), он принадлежал к известному роду потомственных военных.

Долгие годы Воейков служил в привилегированном Кавалергардском полку, а с 1907 года командовал гусарским полком, получил звание генерал-майора свиты. Он являлся убежденным монархистом, ему доверял Николай II: в декабре 1913 года Воейкова назначили дворцовым комендантом. Кроме того, в июне 1913 года Воейков стал первым в истории России высшим государственным чиновником, на которого царь возложил наблюдение и руководство делом спорта и физического воспитания. Называлась его должность – «заведывающий физическим развитием и спортом в России». К спорту Воейков был неравнодушен: еще в 1912 году, когда Россию впервые пригласили участвовать в международных Олимпийских играх, Николай II назначил Воейкова представителем России на Олимпийских играх 1912 года. Воейков возглавил созданный русский Олимпийский комитет и лично руководил поездкой участников Олимпиады в Стокгольм – место ее проведения.

После февральской революции генерал Войеков, как «приспешник царского режима», вместе с другими бывшими министрами, стал узником Петропавловской крепости. Он предстал перед Чрезвычайной следственной комиссией, учрежденной Временным правительством для расследования «преступлений царского режима». Однако доказать вину Воейкова так и не смогли, поэтому в сентябре 1917 года его отпустили под залог. События Октября 1917 года и последующие месяцы ему удалось благополучно переждать в Петрограде, однако в июле 1918 года Воейков находился на грани ареста, и ему пришлось скрываться. Опасность подстерегала повсюду. Изменив внешность, Воейков прикинулся сумасшедшим и заявился в больницу для умалишенных в Удельной.

«Мое поступление в сумасшедший дом было первым серьезным испытанием в актерском искусстве, благодаря Богу увенчавшимся успехом», – писал потом Воейков в изданных за границей воспоминаниях под названием «С царем и без царя». В больнице Воейков выдал себя за сына чиновника канцелярии московского генерал-губернатора. Он заявлял, что якобы занимался торговлей лошадьми в Бельгии, Франции, Италии и Германии, а теперь совершенно разорен. Однако сохранить инкогнито Воейкову не удалось: один из больных, бывший офицер полиции, сразу же признал в нем царского генерала. В случаях, когда Воейкову грозил провал, ему приходилось изображать из себя буйного помешанного.

Находясь в больнице, Воейков продолжал держать связь с родными. Гуляя по Удельной (такие прогулки больным разрешались), он звонил домой из торговых лавок и назначал встречи в Удельном парке. Когда ему стало известно, что жена арестована, Воейков покинул сумасшедший дом и в начале сентября 1918 года скрылся из Петрограда. Из советской страны вскоре ему удалось бежать на Украину, откуда он смог пробраться в Европу. Впереди его ждали годы жизни в эмиграции…

Оглавление книги


Генерация: 0.382. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз