Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Участок Голландской реформатской церкви

Участок Голландской реформатской церкви

Голландская община образовалась в Петербурге в 1717 году, французская – в 1723-м. Они выделились из общего протестантского прихода, существовавшего на подворье вице-адмирала К.И. Крюйса, где еще в 1708 году построили деревянную церковь. Подворье находилось на месте зданий Эрмитажа. Обе общины были невелики по численности. Поэтому места, на которых они вскоре обосновались, уступали по размеру владениям близлежащих лютеранских приходов. Участок Голландской церкви вытянут узкой полосой вдоль Невского проспекта, 20. Короткими сторонами он выходит на набережную Мойки, 44, и Большую Конюшенную улицу, 31. В том же квартале располагалась Французская церковь. Принадлежавший ей небольшой по ширине участок также протянулся между Большой Конюшенной улицей, 25, и набережной Мойки, 38.


Молитвенный дом Голландской церкви. Фото 1740-х гг.

История голландского участка прослеживается с 1710-х годов. В то время у берега Мойки уже стоял дом генерал-майора Дюпре. В 1716 году в нем поселился французский архитектор Жан-Батист Александр Леблон. Он прожил здесь 15 месяцев, после чего перебрался на Васильевский остров[159].

Ж.-Б. Леблон – легендарная фигура петровской эпохи. Архитектор, практик и теоретик садово-паркового искусства, он приехал в Петербург по приглашению самого Петра I в августе 1716 года. Царь, считавший, что «сей мастер из лучших и прямою диковинкою есть»[160], назначил его генерал-архитектором. Леблон привез с собой большую группу французских мастеров и взял обязательство готовить русских специалистов. По прибытии он организовал 19 мастерских разного профиля.

Леблон руководил созданием ансамблей в Петергофе и Стрельне, составил проекты дворцов и образцового фасада для парадной застройки столицы. В 1717 году разработал генеральный план города – идеальную регулярную композицию, вписанную в гигантский овал укреплений. Этот великолепный замысел не отвечал, однако, реальным условиям. Требовательный и уверенный в себе мастер не смог избежать конфликтов с коллегами, его действия вызывали все большее недовольство генерал-губернатора А.Д. Меншикова. Всего через два с половиной года после приезда в Петербург Леблон заболел и скончался.

Начальный этап освоения голландцами участка на углу Мойки и будущего Невского проспекта связан с именем члена общины П. Пузи. К 1730 году его дом использовался Голландской церковью. В 1733 году молитвенный зал разместился в стоявшем тут же доме, купленном у саксонского резидента генерал-лейтенанта Лефорта. Эти строения пострадали во время катастрофического пожара 1736 года, охватившего многие кварталы центра столицы[161].

На плане Петербурга 1738 года показан дом у берега Мойки, а остальной участок занят садом и огородом. Молитвенный зал в нем устроили «согласно голландскому вкусу, но без стульев, а со скамьями по обеим сторонам до самого конца и с широким подходом к ограде для крещения и кафедре. Вся резьба по дереву покрашена в небесно-голубой цвет, растительный орнамент всюду позолочен, что очень украшает и без того красивую кафедру» (из описания XVIII в.)[162].

В 1747 году в арендованной части церковного владения на углу Большой Конюшенной улицы П. Палот построил еще один каменный дом. В 1778 году совет Голландской церкви выкупил его у нового хозяина, портного X. Мейера. О том, как выглядели оба угловых дома, дают представление изображения середины XVIII века (чертеж из коллекции Ф.В. Берхгольца, гравюра по рисунку М.И. Махаева «Проспект Невской Перспективой дороги» и аксонометрический план Петербурга П. Сент-Илера).


Махаев М.И. Вид Невского проспекта от берега Мойки. Середина 1750-х гг.

Здание с церковью на углу Мойки – в один этаж на полуподвале – главным фасадом было обращено к реке. Филенчатые пилястры, наличники с ушками и витиеватыми обводами, филенки под окнами составляли его наряд, типичный для застройки периода барокко. Фасад вдоль Мойки имел девять оконных осей, а со стороны Невского проспекта – шесть. Вальмовая кровля была выложена черепицей.

Дом на углу Большой Конюшенной улицы, также полутораэтажный, отличался по композиционному строю. Здесь основным являлся фасад в десять осей по проспекту. Рустовка на уровне полуподвала создавала подобие цоколя. Вертикальные цепочки рустов подчеркивали углы здания и вычленяли плоский средний ризалит с треугольным фронтоном. Подобный тип домов многократно варьировался в застройке Невского проспекта после пожаров 1736 и 1737 годов.


Вид на дом Голландской реформатской церкви. Литография. 1850-е гг.

Между угловыми зданиями голландской общины оставалась свободная территория. За забором находились сад, огород и деревянные службы. Такой вид участка уже не соответствовал престижному месту на главном проспекте столицы. Тем более что напротив горделиво красовался великолепный Строгоновский дворец, возведенный в 1753-1754 годах Ф.-Б. Растрелли.

Преобразование участка началось на рубеже XVIII-XIX столетий. В 1797 году архитектор И.П. Кребер представил проект самостоятельного здания церкви и надстройки старых домов по его сторонам. Но построили в 1797-1799 годах только трехэтажный доходный дом, занявший место примерно посередине участка. Затем, в 1800-х годах, был увеличен до трех этажей дом на углу Большой Конюшенной улицы и сооружен еще один корпус. Проект храма остался на бумаге, зато дома приносили «немалый доход в церковную казну от сдачи комнат, складов и магазинов»[163]. Так, в 1820-х годах здесь находились магазин и бронзовая мастерская Корбье, выпускавшая изделия в стиле ампир.

Уплотнительная застройка захватила и тыл участка. В 1825-1826 годах (после сноса деревянных конюшен и кладовых) архитектор И.К. Лаутер возвел в глубине двора, вдоль межевой линии, трехэтажный каменный флигель. Он полностью вошел в существующий комплекс Голландской церкви.

На собрании 9 февраля 1830 года церковный совет принял решение о застройке свободного места и возведении новой церкви. Старшина общины И.Х. Хейнеман почему-то заказал проект архитектору из Рима Рафаэлю ди Ригелю. Чертежи он выполнил к лету 1830 года. Вместо разнородных построек ди Ригель спроектировал единое трехэтажное здание. При этом церковь, как и прежде, должна была располагаться на углу Мойки. Главным фасадом и порталом она выходила к набережной.

Голландская община поначалу приняла проект ди Ригеля. Однако ректор Академии художеств А.А. Михайлов рекомендовал перенести церковь с Мойки на Невский проспект. Переориентация храма на главную улицу столицы была, безусловно, логичной. К тому же это позволило бы нейтрализовать растянутость фасада здания вдоль проспекта.

Ди Ригель отказался внести изменения в проект, ибо, по его мнению, они нарушали целостность его замысла. Этой ситуацией воспользовался архитектор П.П. Жако, предложивший альтернативный вариант. Он также проектировал крупное трехэтажное здание, но с доминирующим объемом храма посередине участка, «лицом» к Невскому.

Павел Павлович (Поль Луи) Жако – один из последних представителей позднего классицизма. Окончив в 1821 году Академию изящных искусств в Париже, он приехал в Петербург, где начал работать под руководством К.И. Росси. Жако служил при Кабинете Его Императорского Величества, преподавал в должности профессора в Институте Корпуса инженеров путей сообщения. Период его активной строительной деятельности в Петербурге оказался недолгим: с конца 1820-х до конца 1830-х годов.


План первого этажа зданий Голландской реформатской церкви

На торжественном освящении церкви 14 февраля 1834 года присутствовали принц Оранский – будущий король Вильгельм II и его сын, ставший впоследствии королем Вильгельмом III.

Существовавший корпус на углу Большой Конюшенной улицы перестраивался, как и планировалось, в последнюю очередь. Об окончании работ свидетельствует натурная датировка «1837», помещенная на решетке ворот со стороны улицы. Ворота и ограждения балконов были изготовлены на чугунном заводе К. Грейсона.

Круглая в плане церковь-ротонда служит ядром застройки. Примыкающие симметричные дома слиты с нею в единый блок. Незначительная глубина участка, а также соображения разумной экономии не дали возможности создать здесь развитую пространственную композицию и отделить дома от храма, как в близлежащих церковных комплексах.

Сама церковь выделена со стороны Невского проспекта четырехколонным портиком коринфского ордера и пологим куполом. Портик заглублен в общий массив здания. Такой тип портика-лоджии получил распространение в архитектуре петербургского ампира (достаточно вспомнить произведения К.И. Росси, у которого Жако работал в 1820-х годах помощником). Ротондальный вариант храма также был широко востребован мастерами ампира.

Портик Голландской церкви заключен в более широкий ризалит, углы которого отмечены коринфскими пилястрами. Большой ордер, объединяющий все три этажа, создает впечатление торжественной монументальности. Лоджия с ее светотеневыми эффектами усиливает пластику центральной части здания. В первоначальном проекте Жако купол фланкировали прямоугольные башенки, но от них отказались ради четкости крупномасштабной композиции.


Голландская реформатская церковь. Портик. Фото 1900-х гг.

Широкое крыльцо ведет к входному порталу. Ступени и постаменты колонн вытесаны из гранита-рапакиви. Второй этаж ризалита, отвечающий уровню церковного зала, акцентирован оконными наличниками с группами балясин, треугольными или полуциркульными сандриками. Весомый антаблемент завершен балюстрадами, а портик-лоджия – треугольным фронтоном. Тимпан фронтона заполнен горельефом: фигуры двух ангелов держат раскрытую Библию.

Со стороны главного фасада основной объем церкви не воспринимается. Ее мощный цилиндрический массив выступает внутрь тесного двора, контрастируя с окружающими корпусами. Только оттуда, с тыла, открывается взгляду компактная форма храма. Тяжеловесный лапидарный объем, скрытый от парадных городских пространств, предстает в своей структурной чистоте. Круглая стена, лишенная декора, прочерчена горизонтальными тягами и прорезана широкими проемами. Большие арочные и, выше, полуциркульные окна освещают двухсветный молитвенный зал. Над круговым аттиком приподнимается уплощенный купол.


Голландская реформатская церковь. Двор. Фото 2017 г.

Церковный зал поднят на второй этаж. На первом этаже размещались совет прихода, комната пастора и траурное помещение. Входящих с Невского проспекта встречает высокий овальный вестибюль. Плафон его расписан в технике гризайль, имитирующей лепку. Динамичность в пространство вестибюля вносят крутые повороты лестниц, влекущих наверх, в помещение самой церкви.


Голландская реформатская церковь. Вестибюль. Плафон. Фото 2017 г.

«Громадное купольное пространство церковного зала производит ошеломляющее впечатление, которое не в состоянии передать фотографии».[164] Величественная ротонда диаметром 17 м была рассчитана на 370 молящихся. Образное решение интерьера определяют восемь коринфских колонн искусственного мрамора и крупные арочные формы.

Широко раздвинутые колонны завершены выступающими зубцами антаблемента. От них расходятся арки, в которые вписаны полукруглые окна верхнего света. Круговой аркаде вторят высокие арочные окна нижнего ряда. Роспись купола кессонами создает эффект резкого перспективного сокращения и иллюзию устремленности свода ввысь.


Голландская реформатская церковь. Интерьер. Фрагмент

Убранство церковного зала исполняли под руководством Жако лепщик И. Балин и живописец Васильев. Позолоченную бронзовую люстру изготовил К.-И. Тегельстен. Резная кафедра с инкрустацией и позолотой, двери, скамьи и стенные панели из красного дерева дополняли архитектонику интерьера.

Орган над входом в церковный зал установлен мастером Г.Л. Фридрихом, использовавшим части старого органа, изготовленного в 1808 году Й. Талем в Дерите. В 1892 году в храм привезли новый орган фирмы «Балкер и К?» из Людвигсбурга (Германия). В связи с этим гражданский инженер А.А. Гимпель переделал балкон зала.

С наружной стороны монументальный портик Голландской церкви плотно сжат трехэтажными церковными домами. Помещения в них сдавались под жилье, магазины и конторы. По контрасту с крупномасштабным и пластичным центром – фасадом самого храма – протяженные симметричные корпуса светло-серого цвета решены подчеркнуто строго и как бы нейтрально.

Высокие окна первого этажа выстроены в непрерывные аркады. Полуциркульные завершения проемов обведены архивольтами, образующими бегущую волнистую линию. Отделенный тягами второй этаж декорирован наличниками и сандриками, а совсем простой третий ярус окаймлен карнизом на модульонах. Крайние звенья единого фасада вычленены креповками и акцентированы балконами и аттиками. Такой прием позволил избежать утомительной монотонности и выявить трехосевую схему композиции, приоритетную в архитектуре классицизма.

Участок Голландской церкви плотно застроен по периметру. Из-за его небольшой глубины двор превращен в узкое ущелье. Въезды с Мойки и Большой Конюшенной улицы приводят в темные тесные углы. Вдоль западного корпуса проходят ярусные галереи – характерная принадлежность многих жилых домов эпохи классицизма. Выступающий круглый объем церкви разделяет длинный двор надвое. Сдавленное пространство никак не вяжется с церковным участком. По сути дела, это дворы-колодцы доходного дома, какие стали печально знаменитой приметой Петербурга.

Церковные здания на Невском проспекте на протяжении двух столетий оставались местом притяжения голландского общества в российской столице. «В них располагались голландские магазины, торгующие голландскими изделиями, сюда в первую очередь приезжали эмигранты из далекой Голландии и начинали здесь новую жизнь. Культурная жизнь общины обогащалась: была открыта школа, позже был основан голландский клуб »[165].


Здания Голландской реформатской церкви. Фото 1900-х гг.

С 1842 года церковь приобрела статус посольской. К тому моменту церковный дом стал уже одним из очагов художественной жизни. Здесь находился магазин А.М. Прево, где действовала выставка-продажа, организованная Обществом поощрения художников. Хозяин магазина издал в начале 1830-х годов «Панораму Невского проспекта», выполненную граверами П. и И. Ивановыми по акварельным рисункам В.С. Садовникова. Эта «Панорама», запечатлевшая Невский проспект времен А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя, остается ценнейшим историческим документом. Общество поощрения художеств (художников) устраивало здесь экспозиции до 1870-х годов. Примерно в то же время в здании жил известный художник-бронзовщик Ф.Ю. Шопен.

Дом Голландской церкви снискал известность книжного центра. С 1833 года в нем работали магазин и издательство Ф. Беллизара, затем – лавка П.А. Ратькова, в которой помещалась и контора журнала «Отечественные записки». В середине XIX века здесь находились библиотека для чтения Г. Штирмера и издательство А. Фельтена, выпускавшее литографии с видами Петербурга. Позднее открылись книжные магазины Э. Излера и фирмы «Мелье и К?»

На рубеже XIX-XX веков в здании арендовали помещения конторы нескольких банков. Обстановку для многих столичных домов поставлял находившийся там же Складочный

Французская реформатская церковь, так же как и Голландская, давно вышла из числа действующих храмов. Почти 80 лет в ее помещениях находится Городской шахматный клуб магазин мебели с.-петербургских столяров, основанный в 1883 году. В выставочном зале при нем демонстрировались готовая мебель, образцы изделий, каталоги отечественных и зарубежных фабрик. На углу Мойки действовали контора и выставка-продажа финляндского акционерного общества «Або» (кафельного завода в Турку). Изразцовые печи и камины, облицовочный кирпич и плитка, производившиеся на этом предприятии, пользовались огромным спросом в Петербурге.

В послереволюционный период жизнь Голландского дома в корне переменилась. Церковь закрыли в 1927 году, ее имущество вывезли, а орган передали Академической певческой капелле. Храм отдали кукольному театру, потом в нем работали другие театральные коллективы.

После ремонта, проведенного в 1935-1936 годах под руководством архитектора Б.Л. Васильева, бывшие церковные помещения заняла районная библиотека имени А.А. Блока. В 1969-1971 годах отделка интерьеров церкви реставрирована бригадой художников во главе с А.А. Казаковым. Ныне здесь располагается Информационно-культурный центр по искусству и музыке Центральной городской публичной библиотеки имени В.В. Маяковского.

Традиции книжного центра продолжал Дом военной книги, основанный в 1920 году. Еще недавно он занимал три этажа на углу Большой Конюшенной улицы, но вынужден был уступить место ресторану. Таковы реалии наших дней – использование исторических зданий-памятников приобретает все более коммерческий уклон.

Оглавление книги


Генерация: 0.077. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз