Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Гарем

Гарем

Слово «гарем» имеет арабское происхождение, сами же турки называли его «darussade» («дом блаженства»). До принятия ислама турки не знали многоженства, и только в X в. они переняли от арабов эту традицию[55].

До XVI в. султанский гарем располагался в старом дворце, на месте которого теперь расположен Стамбульский университет. Топкапы же был официальным дворцом-учреждением, в котором решались государственные дела. Однако Роксолана (русская жена султана Сулеймана Великолепного) уговорила мужа разрешить ей поселиться в Топкапы вместе со своими рабынями. Позднее, во времена правления султанов Селима II и Мурада III, были построены новые помещения, и гарем превратился в большой комплекс, состоявший из 400 комнат.

В XVI в. в гареме было еще не особенно многолюдно, так как наследники султана (будучи более или менее независимы) забирали своих матерей и прислугу в те места, где правили. Однако в XVII в. система престолонаследия в Османской империи изменилась, и с того времени наследники со своей свитой должны были оставаться в гареме. Вследствие этого число его обитателей значительно возросло и не снижалось до XIX в.

За все время (вплоть до XIX в.) в гареме дворца Топкапы побывало около трехсот красавиц, которые родом были из разных стран и племен. Вначале турки-османы, участвовавшие во многих войнах, привозили 5—6-летних девочек из завоеванных стран. Когда же время войн прошло, они покупали их у работорговцев.

Вновь прибывавших девочек называли «аджеми» («новенькие»), затем они становились наложницами. После специального обучения двенадцать самых юных и прекрасных наложниц отправляли в услужение султану. Понравившиеся девушки впоследствии могли стать его женами. После смерти султана его жены (в том числе и любимые), имевшие только дочерей, должны были выйти замуж за высокопоставленных чиновников или переехать вместе с матерью умершего султана в старый дворец. Любимые жены, родившие наследников, оставались в гареме навсегда. Если же султан лишался трона при жизни, все его женщины отправлялись в старый дворец.

Мужскую прислугу гарема кастрировали, чтобы они не могли вступить в интимную связь с гаремными женщинами. И тем не менее между наложницами и высшими чинами охраны нередко завязывались тесные отношения, так что гарем был многоярусным миром, в котором уживались как добродетели, так и пороки (в том числе гомосексуализм и лесбиянство).

Очень часто решение многих вопросов в Османской империи зависело от прихоти самого влиятельного придворного — «кызлар-агасы» (начальника черных евнухов), который руководил внутренним двором султана (женской половиной). Черных евнухов детьми похищали в Эфиопии и Судане, потом особым способом кастрировали, чтобы сделать охранниками в гареме. Они отвечали за сношения гарема с внешним миром, а кызлар-агасы следил еще и за порядком продвижения женщин по ступенькам гаремной иерархии. К тому же на нем лежала и другая важная обязанность — отбирать в гарем новых девочек-рабынь с прекрасными фигурами.

Имя кызлар-агасы с опаской произносили даже высшие сановники Османской империи, прекрасно сознававшие, что достаточно даже легкого неудовольствия с его стороны — и любой из них может лишиться не только должности, но и жизни. Так, в XVIII в. кызлар-агасы Бешир в течение почти тридцати лет пользовался практически неограниченной властью. После его смерти выяснилось, что в личной казне этого бывшего раба, купленного когда-то в Абиссинии за тридцать пиастров, хранится около 3 000 000 пиастров, 160 роскошных доспехов и 800 часов, украшенных драгоценными камнями.

В настоящее время в Топкапы для посетителей открыта лишь небольшая часть гарема, вход в который находится во втором дворе. Вход этот называется «Воротами экипажей», так как именно здесь женщины рассаживались в коляски перед выездом в город. Через «Ворота экипажей» посетители попадают в караульную комнату для чернокожих евнухов, стены которой выложены красивыми изразцами. Слева находится мечеть чернокожих евнухов, стены которой тоже облицованы плитной.

Непосредственно в гарем ведут «Главные ворота», расположенные в конце двора. За ними находится караульная комната, а слева начинается длинный, узкий коридор, вдоль которого тянется выступ, подогревавшийся снизу. На него ставили принесенную из кухни еду, чтобы она не остывала.

Коридор выходит во двор Джарийелер — двор для рабынь, которые жили в окружающем его двухэтажном доме. Направо от этого двора располагались покои султанши-матери, которая была самой значительной фигурой в гареме. Для осмотра открыты лишь столовая и гостиная, хотя покои султанши-матери состояли из сорока комнат. И не раз бывало, что государственные дела вершились именно в этих покоях — в кругу лиц из придворной администрации, близких султанше-матери. Так в гареме формировалась внешняя и внутренняя политика Блистательной Порты; здесь решали, кому из повелителей продлить жизнь, а кто должен был тихо и бескровно умереть.

Короткий коридор выводит посетителей в бани: первая из них принадлежала султанше-матери, а вторая — султану. Решетки, которые здесь установлены, должны были защитить султана от возможных нападений.

Напротив бань расположены спальные покои султана Абдул-Гамида I, построенные в XVIII в. В главной комнате, украшенной золотой и бронзовой росписью, внимание посетителей привлекают фонтан, выложенный венской плиткой, и кровать с балдахином. Если пройти дальше по коридору, ведущему в бани, можно попасть в Тронный зал — самый большой и самый величественный во всем гареме. Во времена правления султана Османа II он был оформлен в стиле рококо. Сюда султан приглашал своих близких друзей; кроме них, в Тронный зал могли заходить только султанша-мать, первая жена, наложницы и дети.

Стены этого зала украшены бело-голубой плиткой, которую в XIX в. привезли из голландского местечка Дельфт. Зеркала сделаны из венецианского хрусталя, кресла с позолотой присланы немецким императором Вильгельмом II, а высокие часы подарила английская королева Виктория. За одним из зеркал устроена потайная дверь, через которую султан в случае опасности мог укрыться в соседней комнате.

Дальнейший маршрут проходит через «Комнату с фонтаном» и «Комнату с очагом»; в одну из изразцовых стен последней был встроен бронзовый камин, откуда брали угли для гарема.


В гареме


Главные ворота гарема 

В соседней комнате (чуть большего размера) размещалась красивая спальня султана Мурада III, до нашего времени сохранившая свой первоначальный облик. Стены ее покрыты голубыми и коралловыми изразцами, а потолок сделан в виде купола. Напротив камина устроен замысловатый фонтан, высеченный из многоцветного мрамора. Но излюбленным местом султана Мурада III, где он проводил минуты наслаждений, были диванная и бассейн в подвале гарема. Архитектура и орнаментальное украшение этих павильонов, возведенных по приказу султана, были просто необыкновенны. Веселье начиналось в диванной, где музыканты играли с полудня до полуночи. Распалившись от танца полуобнаженных рабынь, султан выбирал одну из них и уводил ее в спальню или бассейн. Иногда, сидя на троне у бассейна, он дозволял девушкам развлекать себя играми и плесканиями в воде. Но самая любимая для него игра начиналась, когда кызлар-агасы устраивал над поверхностью воды что-то вроде деревянного насеста. Одалиски с одними только кусочками полупрозрачной ткани, обернутыми вокруг бедер, взбирались на насест, а султан окатывал их холодной водой. Тогда девушки бросались в бассейн и, играя, роняли ткань. Позже одна из них могла стать гостьей султана на весь вечер или на всю ночь…

В гареме располагались и комнаты, в которых в уединении жили наследные принцы; помещения эти назывались «Kafes» («Клетка»). Принцы никогда не встречались друг с другом, и у каждого из них были свои наложницы и слуги. Наследникам трона позволялось вступать в интимную близость со своими наложницами, но иметь от них детей запрещалось. Поэтому забеременевшая наложница любыми средствами старалась избавиться от будущего ребенка, а если он все-таки рождался, младенца выносили за пределы дворца и оставляли там.

Следует упомянуть еще о знаменитой Золотой дороге, которая представляет собой темный коридор длиной 46 м. По праздникам и во время вступления на престол султаны разбрасывали здесь золотые монеты. Налево в конце Золотой дороги выход из гарема проходит через ворота «Птичья клетка», через которые сюда когда-то вносили яства.

У выхода из садов гарема к Мраморному морю было устроено несколько павильонов. Один из них, «Яли-киоск», предназначался для содержания под стражей визирей и других знатных сановников, заподозренных в каком-нибудь проступке. И когда чауш отворял дверь, тот не знал, что он несет ему — шнурок или почетную шубу…

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.058. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз