Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Галата

Галата

В настоящее время Галата представляет собой целый город с европейскими постройками, хорошими мостовыми и улицами, по которым бегают трамваи. Некогда же это был один из четырнадцати районов Константинополя; располагался он у моря, поэтому еще в византийские времена превратился в своего рода международный рынок с невообразимой суетой его разноплеменного и разноязычного народа. По мнению некоторых древних писателей, название «Галата» происходило от греческого слова «молоко», потому что тут располагался молочный рынок. А еще этот район называли Сики от росших там в изобилии фиговых деревьев. Другие авторы полагали, что название произошло от живших там галлов, которых греки называли галатами.

Чтобы вознаградить генуэзцев, которые помогали византийцам свергнуть иго латинян, император Михаил VIII Палеолог отдал им Галату и расположенное над ней предместье Пера. Сначала здесь ютились фактории генуэзских купцов и верфи их мореплавателей, а в 1267 г. генуэзцы основались уже под управлением подесты, который был назначен от Генуэзской республики. Колония их быстро расширилась и разбогатела, и генуэзцы вскоре сделались дерзкими. Они вели постоянные войны со своими непримиримыми врагами венецианцами, а однажды чуть даже не арестовали за долги императора.

В 1303 г. в царствование императора Андроника II Палеолога генуэзцам разрешили обнести свой город крепостной стеной с башнями и зубцами, но только в 1341 г. — после многих препятствий и затруднений — им удалось превратить стену в крепость, из которой они порой угрожали даже Константинополю. В самом высоком месте стены возвышалась башня, расположившаяся на берегу бухты Золотой Рог; в Средние века она называлась «Башня Христа» (или Креста), так как на вершине ее был установлен крест. Этот самый древний памятник в районе Галаты был построен еще в 471—491 гг. при императоре Зиноне[73]; впоследствии башня надстраивалась в 1348 и 1446 гг. Перед ней находятся сохранившиеся до нашего времени развалины оборонительных стен и ров. Мореплаватели использовали башню в качестве причала, чем-то вроде своеобразной станции торговых соглашений с Византией, а также и для наблюдений за судами, проходившими в Босфоре.


Район Галата 

Галатская башня в течение веков много раз перестраивалась и со временем утеряла свои первоначальные архитектурные формы, так что уже не может считаться памятником византийского искусства. В настоящее время она представляет собой грузное сооружение, которое тяжелой массой вздымается над окружающими домами на 50 м; основание ее лежит на 100 м ниже уровня моря, а балкон, с которого виден весь Стамбул, находится на высоте 140 м над уровнем моря[74].

Захватив Галатскую башню, султан Мехмед II уменьшил ее размеры на 6,8 м; в правление султана Мурада III (1574—1595) она использовалась как обсерватория. Пожар 1794 г. уничтожил крышу башни, но в царствование султана Селима III здание было восстановлено. В 1824 г. башня вновь пострадала от пожара, но была восстановлена султаном Махмудом П. Впоследствии Галатская башня служила местопребыванием стражников, в обязанности которых входило следить за пожарами, поэтому ее еще называли «Большая пожарная башня». Ее выкрасили белой и желтой краской, и дежурившие на ней стражники день и ночь следили за горизонтом, подавая в случае опасности сигналы: днем — флагами, а ночью — фонарями.

Высота девятиэтажной Галатской башни равняется 68 м, и каждый иностранец старался обязательно подняться на нее в первые же дни своего пребывания в Стамбуле. На первую галерею башни ведет довольно удобный подъем по освещенной лестнице в 140 ступеней; здесь в большом зале устроены четырнадцать окон, из которых открывается восхитительная панорама города. Кругозор становится еще обширнее и великолепнее, если подняться по 40 новым ступеням, которые выходят на открытую круговую террасу. В этом зале тоже четырнадцать окон, а перед ними устроена галерея, но выходить на нее не разрешается.


Галатская башня 

Жизнь в Галате имела торгово-промышленный характер, и весь район был заполнен рабочим и торговым людом разных наций. Узкие и кривые улицы Галаты во многих местах поднимались в гору под таким углом, что проехать по ним в экипажах было просто невозможно. Например, Юксек-Калдирим (прямая улица в Перу) вообще представляла собой лестницу. Поэтому почти все грузы в Галате перемещались, перевозились и доставлялись не на повозках, а на животных или носильщиками. Восемь человек на своих руках могли перенести груз весом в одну тонну, поэтому носильщики здесь требовались всегда.

Параллельно набережной проходила большая Галатская улица, по которой была проложена конная железная дорога. А примерно в десяти минутах от пристани располагались подворья афонских монастырей (Пантелеймонова, Ильинского и Андреевского) и Крестовоздвиженского братства, имевшего школу для детей, родители которых работали в русских учреждениях. На этих подворьях всегда радушно встречали русских паломников, направлявшихся в Святую Землю.

До настоящего времени в Галате сохранилось довольно значительное число памятников архитектуры XIV в. Среди них следует назвать старинную церковь, которую турки впоследствии обратили в мечеть (Араб-джами), церковь Святого Петра и монастырь Святого Венедикта. Но самым замечательным по архитектуре зданием в районе Галаты являлось Российское посольство (ныне Генеральное консульство).

В середине XIX в. по распоряжению российского императора из Петербурга в Стамбул прибыл придворный архитектор Фоссатти (швейцарец по происхождению). Он-то и создал прекрасный образец дворцовой архитектуры, гениально вписав его в сложный и своеобразный ансамбль европейской части города. Новое здание Российского посольства произвело на турок и европейцев такое сильное впечатление, что султан пригласил Фоссатти возглавить реставрационные работы в знаменитом храме Святой Софии (об этом говорилось ранее). А послы Голландии и Швеции пригласили архитектора для сооружения новых зданий своих дипломатических миссий. И случилось так, что «петербургский швейцарец» задержался в Стамбуле на целых двадцать лет.

Стамбул расположен на двух материках сразу, и здесь много людей, которые живут в Азии, а работают в Европе, или наоборот. Поэтому бухта Золотой Рог и Босфор всегда были запружены сотнями лодок, впоследствии — паромов и катеров; люди тратили много времени на переправу с одного берега на другой, автомобили часами стояли в очереди на паромы.

Еще во времена Константина Великого жители Константинополя думали о построении моста, который соединил бы берега Золотого Рога. При византийцах в районе нынешней мечети Эйюба существовал деревянный мост. Движение по нему из Стамбула в Галату и обратно было беспрерывным, к тому же к его пристаням пароходы беспрестанно подвозили публику с азиатского берега и из окрестных местечек. Мост был устлан деревянными плашкоутами, так что ходить по нему следовало осторожно. Когда же проезжал экипаж, то настил моста уподоблялся клавишам фортепиано — колеса подпрыгивали, и пассажир ежеминутно ощущал пинки.

Но картина на мосту была необыкновенно живописной и разнообразной; за какие-нибудь полчаса здесь можно было познакомиться со всем многоязычным населением Стамбула. А уж пестрота костюмов и человеческих типов просто неописуема! Многочисленные разносчики, предлагающие свои незатейливые товары; тут же менялы со своими столиками и важные духовные лица в восточных костюмах, армянские и греческие монахи, дервиши, носильщики, нищие…

Возведение нового моста планировалось еще в правление султана Баязида II (1481—1512), обращались даже с предложением о составлении его проекта к Леонардо да Винчи. В исторических документах говорится, что великий Леонардо, спроектировавший мост в 1502 г., предлагал возвести его на берегах Золотого Рога. Но тогда дело как-то не сложилось, и проект не был реализован.

Когда население Галаты и Перы увеличилось до 200 000 человек, мост сделался еще необходимее, но многочисленный цех лодочников всячески препятствовал его сооружению. И правительство ради их выгод жертвовало общей пользой жителей столицы и даже всей Османской империи. Но султан Махмуд II решился попрать интересы корыстолюбивых лодочников для общего благоденствия, чтобы оживить промышленность и торговлю Стамбула. На открытии «Бююк-чекменжде» (Большого моста) 20 октября 1837 г. присутствовали сам султан, сын его и весь гарем — в европейских экипажах и в самых пышных одеждах.

Когда султан Абдул-Меджид переселился из Топкапы на берег Босфора, то в 1845 г. он приказал построить деревянный понтонный мост, соединивший берега Золотого Рога. Но такой мост не мог служить долго, и поэтому его деревянные понтоны стали постепенно заменять железными. Сооружение нового моста (длина его равнялась 480 м, ширина — 14 м) закончилось в конце июля 1875 г. Настил моста покоился на 24 понтонах, четыре из которых раздвигались, освобождая путь судам.

Позже этот мост несколько раз ремонтировался и расширялся, однако и он не мог обеспечить возрастающий объем перевозок. В 1910—1912 гг. его заменил железный понтонный мост, возведенный одной немецкой фирмой. 27 апреля 1912 г. этот мост, который держится на 22 плавающих понтонах, был торжественно открыт: длина его равняется 466,8 м, ширина — 95 м, высота от уровня воды до проезжей части — 5,5 м.

Галатский мост состоит из двух этажей; его верхний ярус кроме пешеходов и автомашин захватили мелкие торговцы, которые предложат вам зонтики — когда сгущаются облака, и темные очки — если светит солнце. И в любую погоду — крючки и леску для любителей рыбной ловли. На первом ярусе расположились кассы и администрация пароходства, суда которого осуществляют перевозки по Золотому Рогу, Босфору и на Принцевы острова. Здесь же разместились полицейский участок, множество ларьков и лавок, ресторанчики, кофейни, чайные, буфеты… Здесь пьют чай или кофе, курят кальян, наблюдая, как вечернее солнце покрывает воду и золотит вершины холмов Стамбула. А еще на Галатском мосту устроены пристани для морских трамваев и паромов, небольших лодок и катеров…

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.932. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз