Книга: Стамбул. История. Легенды. Предания

Румели-хиссари

Румели-хиссари

Когда султан Мехмед II готовился сокрушить Восточную империю, он нашел на берегу Босфора две старые башни (одну — в Азии, другую — в Европе), которые вот-вот могли обрушиться. Анатоли-хиссари — башню на азиатском берегу — он исправил, а на месте другой построил сильную крепость, на возведении которой работал сам со своими вельможами. Это и есть крепость Румели-хиссари, о строительстве которой старинное предание повествует следующее:

«Когда султан Мехмед II появился на азиатском берегу Босфора, он обратился к византийскому императору Константину XI Палеологу с просьбой уступить ему на европейском берегу землю, которую могла бы покрыть кожа одного быка. Император согласился, и султан, переправившись на европейский берег, повелел своим людям возводить укрепления. Об этом доложили императору, он прибыл на строительство и спросил: дал тебе столько-то земли, а ты что делаешь?”. На это султан ответил: “Ты — король, и если отказываешься от своего слова, я, конечно же, не останусь здесь”. С этими словами он взял шкуру быка, разрезал ее на тончайшие полосы, которыми потом окружили строящиеся укрепления. “Вот сколько земли ты мне пожаловал”, — сказал султан. Доводы повелителя правоверных показались императору убедительными, и он возвратился в свой дворец.

Чтобы и в дальнейшем не возбуждать подозрений, султан повелел своим приближенным работать по ночам, а днем загораживать выстроенное ветвями деревьев и кустарниками. Мастеру же повелел придать укреплениям такую форму, чтобы можно было прочесть имя Пророка — “Мухаммед”[75].

Когда укрепления еще строились, один абиссинец (эфиоп. — Н. И.) тайно донес византийскому императору о том, что делается. Проведав об этом, султан проклял “арапа”, и на южной стороне Румели-хиссари до сих пор видно изображение “арапа” и его быков.

Когда крепость была возведена, султан погрузил свои суда на телеги и спустил их к Окмейдану, а оттуда на плотах к Константинополю и приступил к осаде столицы Византийской империи».

Возведенная в 1452 г. и увенчанная мощными башнями крепость была сооружена на месте византийских тюрем, которые были известны под названием «Башня Леты» (Забвения). Султан соединил башни мощными стенами почти 10-метровой толщины. В одной из крепостных башен для Мехмеда II были устроены покои, прекрасно отделанные мрамором, в которых султан жил до того времени, пока не завоевал столицу Византийской империи.


Румели-хиссари 

Став обладателем двух прибрежных укреплений, Мехмед II установил на башнях огромные орудия, которые своим огнем закрывали кораблям проход в пролив. Поэтому турки эту крепость называли еще «Богаз-кесен» — «Разрезающий (или закрывающий) пролив». Византийский император протестовал было против такого нарушения прав собственности, но султан пригрозил содрать кожу с любого, кто осмелится придти с подобным протестом. В то же время иностранцам было запрещено плавать по Босфору. Венецианцы не хотели покориться этому запрету и поплатились: корабль их был разбит пушками чудовищной силы, которые султан приготовил для осады Константинополя. Экипаж был обезглавлен, а трупы выставлены на башне в назидание, чтобы другие не отваживались появляться в водах Босфора…

На сооружение стен (особенно на западную часть крепости) были использованы остатки византийских сооружений, колонн, жертвенников и всего прочего. Развалины эти принадлежали в основном церкви Архангела Михаила, находившейся на азиатском берегу. Когда-то на ее месте стоял алтарь двенадцати богам, на котором приносили благодарственную жертву возвращавшиеся из Колхиды аргонавты. В 860—861 гг. греки сражались здесь с азово-таврическими руссами, нашествию которых были посвящены четыре пламенные речи Константинопольского патриарха Фотия к византийцам, которых он призывал к покаянию.

Крепость Румели окружена мощными стенами, идущими по склону холма и снабженными бойницами. В крепости возведены три большие (круглые) и тринадцать маленьких башен. В больших башнях находились зимние квартиры янычар, а летом они жили в палатках, разбитых в крепостном саду. Сейчас в центре крепости, на месте бывшей янычарской мечети, устроена открытая площадка.

Румели-хиссари уже давно утратила свое боевое назначение, но в стене, которая идет параллельно берегу Босфора, до сих пор есть низкий вход, закрытый ветвистым платаном, — это дверь на тот свет. Когда замок Румели был превращен в тюрьму, на этой двери вполне можно было бы сделать надпись, которую великий Данте начертал на воротах своего «Ада»: «Оставь надежду, всяк сюда входящий!».

В этом мрачном замке когда-то казнили мальтийских рыцарей и пытали христиан, помышлявших об открытой войне с турками. Ни один узник, насколько известно, не прошел через эту дверь обратно, и не случайно турки называют крепость Румели «замком забвения». Во время войны с янычарами султан Махмуд II отправлял сюда несчастных, уцелевших после битвы на площади Ат-Мейданы. Их привозили по обыкновению ночью, они входили в роковую дверь и исчезали за ней навсегда.

Однажды несколько французов возвращались на каике (лодке) из Бююкдере, а так как судам не разрешалось проходить мимо Румели-хиссари после захода солнца и пушка уже выстрелила, они пробирались украдкой — у самого берега. Подплыв к крепости, они вдруг увидели большую лодку, которая шла от Стамбула. Чтобы избежать опасной встречи, французы прижались под скалой недалеко от входа в замок. Лодка причалила, из нее вывели двух человек, закутанных в дорогие одежды. Один шел молча, другой тяжело вздыхал, оглядываясь кругом, как будто прощался с белым светом. Когда они скрылись в потайной двери, лодка тотчас поплыла назад в город. На следующее утро французы узнали, что прошлой ночью пропали два янычарских «бинбаши», имевшие большое влияние на своих подчиненных.

Рассказывали также, что из потайной двери замка Румели однажды вывели несколько тысяч янычар. Их уверили, что они получили помилование и что каики перевезут их на азиатский берег. По узкому коридору несчастные пошли к роковому выходу, но когда они выставляли из низкой двери свои склоненные головы, палачи хватали их, душили и бросали в Босфор.

Бурные события истории оставили от крепости Румели-хиссари только мол и стены между башнями. Но в 1953 г., к 500-летию взятия Константинополя, замок был отреставрирован и открыт уже как музей. Теперь летом в нем проходят различные театральные представления.

Неподалеку от Румели-хиссари, в глубокой впадине берега, образуемой Босфором, расположено селение Бабек. Перед ним раскинулась ровная набережная, а далее возвышались холмы, бросавшие в воду темную тень, от чего вся местность выглядела совершенно безлюдной. В этом темном уединении стоял одинокий киоск, окруженный стенами. Вход в него был всегда заперт, и ни одна человеческая душа не проникала туда. Никаких признаков запустения не было видно, однако все равно казалось, что киоск оставлен хозяевами или предназначается для каких-то таинственных целей.

Назначение его и в самом деле было таинственным, так как киоск этот являлся своего рода убежищем турецкой дипломатии, местом наисекретнейших переговоров. Обычно турки вели свои дела в государственных учреждениях, но в чрезвычайных ситуациях, когда требовалось исключить всякую возможность открытия тайны, Высокая Порта прибегала к этому таинственному месту. Если обстоятельства требовали переговорить с каким-нибудь иностранным послом секретно, его приглашали сюда. Он приезжал в каике безо всякой пышности, чтобы никто не мог узнать его, и пробирался по уединенного берегу к таинственному зданию, куда его впускали с крайней осторожностью. Там находил он министра иностранных дел Великой Порты, который с такими же предосторожностями приезжал сухим путем. Двери запирались, и начиналось секретное совещание. Когда оно заканчивалось, дипломаты с такими же предосторожностями разъезжались, и киоск оставался закрытым до тех пор, пока дела снова не требовали тайных переговоров…

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.342. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз