Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Лосиный Остров Возьми только воспоминания…

Лосиный Остров

Возьми только воспоминания…

Для справки: сейчас на планете больше 1200 национальных парков – точных цифр нет, считать замучаешься. Кроме цивилизованного мира (например, Йеллоустон и Гранд-Каньон в Штатах, Баварский лес в Германии) они есть даже в Африке, к примеру Серенгети на севере Танзании. Так удивишь ли сегодня мир этим самым национальным парком, особенно если его устроили только в начале 80-х годов XX века – позже, чем в Танзании, хотя и впервые в России. Отвечаем: удивишь. И удивлялся, например, не кто иной, как директор первого в мире парка – знаменитейшего Йеллоустона. Еще бы: парки бывают разные, огромные, богатые флорой и фауной, с гейзерами и ледниками, с экзотическим зверьем. Вот только в пределах города, да не простого, а столичного, национального парка нет нигде в мире. Полчаса езды от Садового кольца (до метро «ВДНХ», а оттуда автобусом) – и пожалуйста: почти что нетронутая подмосковная тайга, кабан, куница, бобр и, естественно, лось, причем сразу с маленькой и с большой буквы. Что за Лось с большой буквы? Это речка такая, самый крупный приток реки Ички, которая в свою очередь впадает в Яузу. Есть у Лося и свой Лосенок – так называется ручей, который впадает в речушку. Но в начале был лось, что с маленькой буквы.

Дремучий бор к северу от Москвы приметили еще во времена Ивана Васильевича Грозного. Назвали Государевой заповедной рощей, стали охранять, чтоб порубок не было и огнем никто не баловался. Зверья и птицы в бору было вдоволь, оттого и стал он любимым местом царской охоты. Иван Грозный – тот нет, тот больше на людей охотился, а другие государи охотою очень даже баловались. Особенным охотником до этого дела был царь Алексей Михайлович. При нем в южной части заповедной рощи устроили Соколиный двор для охоты на мелкого зверя и птицу, и этот кусок леса назвали Сокольничьей рощей. А в глубь леса, подальше, уезжал Тишайший царь добыть крупного зверя, лося, сохатого. Отсюда и повелось – Погонно-Лосиный Остров. В названии компактно отразились и объект охоты, и ее способ – лося гнали собаки, и место ее проведения – лес среди равнины ровныя. Впоследствии первая часть названия почти потерялась, и лес обычно называют короче: Лосиный Остров.

Шли годы, да что там – шли века. Лес жил, дышал, зверь размножался, не ведая, что к нему тяжелыми шагами приближается цивилизация. В середине XIX века в Лосином Острове начали культурно вести лесное хозяйство: что постарше и поплоше – повырубили, новые деревья, по большей части хвойные, посадили. Осушили болота, проложили дороги. В 1909 году заговорили было о создании национального парка, да Первая мировая помешала. Потом помешала Вторая мировая, потом восстанавливали хозяйство, да и идеи были другие – природу в те годы, если помните, покоряли, а не охраняли. В 1983 году Лосиный Остров первым из российских заповедников стал национальным парком. Отличить национальный парк от заповедника – раз плюнуть: заповедник – это куда ходить народу нельзя, национальный парк – куда можно. А это значит, что ходят, как раз плюют, норовят сорвать редкий цветочек, а то и шашлычок соорудить. Проще говоря, техногенное влияние огромного города на лес – ну, там вредные заводские выбросы, автомобильные выхлопы и тому подобное – осложняется еще дремучестью наших соотечественников. Может, и нам, по примеру национальных парков в Штатах, развесить по Лосиному Острову плакаты: «Оставь здесь только следы своих ног. Возьми с собой только воспоминание».

Оглавление книги


Генерация: 0.084. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз