Книга: Книга Москвы: биография улиц, памятников, домов и людей

Лефорт Франц Лефорт и его окрестности

Лефорт

Франц Лефорт и его окрестности

Историки утверждают, что никого не любил так царь Петр (который Первый), как Франца Лефорта. И немудрено – писаный красавчик был сей швейцарец. Нет, мы и в мыслях не держим ничего дурного, просто приятная во всех отношениях внешность так влияла на стиль поведения, что выработала у «басурмана» до его знакомства с русским самодержцем поистине золотой характер для мужского приятельствования. Любитель и мастер потрепаться ни о чем и обо всем (несмотря на несолидные еще годы успел попутешествовать и повоевать), такой же любитель и мастер выпить и покурить, знаток и поклонник женщин (именно Лефорт познакомил Петра с Анной Монс) – что еще надо для хорошей компании? И никакой политики. А если добавить беспримерную и бескорыстную личную преданность Лефорта царю, то понимаешь прощальные слова Петра над могилой Лефорта: «Друга моего не стало! Он один был мне верен. На кого теперь могу положиться?»

Но будет это еще в 1699 году (кстати, Лефорт ушел из жизни в один год с другим соратником и собеседником – но уже больше по политической и военной части – Патриком Гордоном). А ведь речь о каких-либо чрезвычайных способностях (как, например, у Меншикова) у Лефорта и не идет. Просто друг, в котором нуждаются (может быть, даже в первую очередь) и цари. К другу ездил царь в гости. Ну не виноват друг, что живет в Немецкой слободе! Что ж, если царь православный, так он и в гости съездить не может? А чтобы было удобно в гости приезжать компанией (одному-то не всегда сподручно), повелел Петр построить для милого дружка дворец. Ох, и погуляли там ребята! Например, перед отъездом в Архангельск пировали четыре дня кряду, спали по-походному, вповалку. Возможности для возлияний были: винный погреб Лефортовского дворца оценивался в несколько тысяч рублей. Конечно, Лефорт был не только собутыльником и собеседником Петра. Он строил русский флот, был его адмиралом, возглавлял Великое посольство, командовал полком новой формации. Полк этот (Лефортовский) разместили в специальной слободе на другом от Немецкой слободы берегу Яузы.

По имени полка слободу, а затем и весь район, назвали Лефортовом. Военное происхождение района там чувствуется до сих пор. Например, в бывшем Екатерининском дворце после пребывания там кадетских корпусов сейчас дислоцируется Общевойсковая академия Вооруженных сил Российской Федерации. О других сооружениях рассказать не можем – сами понимаете, на многих и вывесок-то нет, но дух чувствуется. В Лефортовской слободе, конечно, построили и церковь. Бывший солдатский храм Петра и Павла – один из немногих в Москве, не закрывавшихся после 17-го года, на нем даже колокола уцелели. Уцелел и Лефортовский дворец в Немецкой слободе. После Лефорта его унаследовал было Меншиков, перестроил, потом потерял, как и все остальное. Дворец с военным прошлым тоже не расстался: сейчас в нем Российский государственный военно-исторический архив (не удержимся от «кстати»: улица, на которой он расположен, – 2-я Бауманская – называлась раньше Коровий Брод). Так Франц Яковлевич Лефорт, более ценимый Петром Алексеевичем Романовым как милый друг, нежели как батальный консультант, сохранил о себе (по крайней мере, на карте Москвы) воспоминания как о военном деятеле. Одно другому, как оказывается, и не очень мешало.

Оглавление книги


Генерация: 0.082. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз