Книга: Северные окраины Петербурга. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная…

Благотворительность и церковная жизнь

Благотворительность и церковная жизнь

Особенностью Удельной начала XX века служило средоточие здесь приютов для детей. Здания двух из них сохранились до сих пор – это бывшие приют на Мариинской улице (ныне улица Аккуратова) и Евангелический приют во имя св. Эммануила для детей-эпилептиков на Ярославском проспекте.

Как свидетельствует «Справочная книжка о благотворительных учреждениях и заведениях г. С.-Петербурга» 1911 года, для детей дошкольного возраста в Удельной предназначались приют для грудных и малолетних детей имени Д.Н. Замятина на Малой Ивановской улице (в нем содержалось 34 ребенка в возрасте до 6–7 лет) и 7-е Убежище общества «Ясли» при городской больнице св. Пантелеймона (16 мальчиков и 13 девочек в возрасте от 2–3 недель до 7–8 лет).

Несколько приютов отводилось для детей школьного возраста – Дом призрения малолетних бедных имени В.Ф. и И.Ф. Громовых на Выборгском шоссе, дом № 126 (60 мальчиков в возрасте от 6–7 лет); приют на Удельном проспекте, в доме № 7 (для 16 девочек); Удельный приют-санаторий на Ярославском проспекте, дом № 97 (для летнего пребывания 40 детей) и уже упомянутый приют-колония для умственно отсталых детей «Общества призрения калек несовершеннолетнего возраста и идиотов» на Мариинской улице (32 мальчика и 31 девочка).

Последнему покровительствовала великая княгиня Мария Павловна. Он находился в ведении Общества призрения калек и идиотов несовершеннолетнего возраста. Сперва в Удельной появился приют для десяти человек – на даче, которую вместе с 40 тысячами рублей пожертвовал некий «раб Божий Сергий». В августе 1903 года Общество, собрав дополнительные средства, заложило здесь же двухэтажный кирпичный дом, рассчитанный на сорок детей. Он строился по проекту В.В. Суслова и при консультации известного психиатра профессора П.И. Ковалевского. Приют открыли в 1905 году, а в 1912 году в нем освятили церковь Божией Матери Утоли Моя Печали. Церемонию освящения храма проводил епископ Нарвский Никандр. В 1918 году, благодаря усилиям отца Иоанна (Тихомирова), служившего в нем со дня его открытия, храм стал приходским. Через несколько лет новые власти закрыли храм.

На Старо-Парголовском проспекте помещался приют Морского Благотворительного общества, основанный для сыновей моряков и рассчитанный на 30 человек. Принимались сюда мальчики в возрасте от 8 до 12 лет. При нем находилось училище с курсом обучения городской школы.

Евангелический приют во имя св. Эммануила на Ярославском проспекте, в доме № 4, относился к числу «заведений для иноверцев и иностранцев». В него принимались страдающие падучей болезнью и слабоумные. Это был первый в России приют для детей-идиотов и эпилептиков. Его создал А. Ферман, пастор церкви св. Петра, на средства потомственного почетного гражданина Ф.В. Вальца. Сначала приют находился в другом районе города, а затем переехал в Удельную, где разместился в 1880 году.

8 февраля 1885 года великий князь Константин Николаевич подписал разрешение об отводе участка на Ярославском проспекте для создания приюта. Сначала тут появился деревянный двухэтажный дом с балконом, а затем построили сохранившееся до наших дней каменное здание в псевдоготическом стиле, сооруженное в 1907–1909 годах по проекту военного инженера В.П. Стаценко.

К моменту открытия учреждения здесь находилось около ста человек. Дети-калеки, которых учили чтению и рукоделию, жили в приюте отдельно от «идиотов». Журналист «Вечернего времени» Л. Баумгартен, побывавший в приюте весной 1912 года, писал: «У каждого ребенка – своя несчастная история. Вот Коля-страдалец, двадцать лет лежит недвижимый, вот Ольга-беспокойная, которой в раннем детстве бросили котенка на голову. Девочку Пашу подобрал где-то в трущобах нищенский комитет, а девочку Духу (как она себя называет) нашли в вагоне поезда Варшавской железной дороги».

На втором этаже здания находился молитвенный зал, где служили пасторы из церкви св. Петра. На службы сюда допускались посторонние – в основном финны, их много жило на Выборгской стороне.

После революции в здании разместилась богадельня, во время войны помещался склад продуктов. В актовом зале выдавали хлеб, а на втором этаже был госпиталь. Затем зданию вновь вернули его прежнюю приютскую функцию: 5 декабря 1944 года в Исполкоме Ленгорсовета подписали приказ о создании тут Детского дома для детей-сирот командного состава Ленинграда и Ленинградской области. Детский дом получил № 53, под этим номером он существует здесь и по сей день. 28 декабря 1944 года в нем появились первые воспитанники. Когда детский дом начал свою работу, в нем насчитывалось 134 человека – 58 мальчиков и 76 девочек. При доме существовало небольшое хозяйство – лошадь, две коровы и 11 свиней.

В 2004 году торжественно отмечалось 60-летие детского дома № 53. На праздник приехало со всех концов страны – из Ярославля, Нижнего Новгорода, Братска и других городов – немало первых выпускников детского дома…

* * *

Впрочем, перенесемся снова в Удельную почти на век назад. Новые черты в ее жизнь внесла Первая мировая война. Здесь, как и в соседнем Лесном, появились лазареты, зазвучало слово «беженцы». На Удельнинском проспекте, в доме купца первой гильдии, потомственного почетного гражданина Ивана Степановича Смоленкова[7], появился лазарет № 17 Всероссийского земского союза. Общество «Богатырь» отдало помещение для детского ручного труда в «Удельнинском городке» для шитья белья раненым и больным воинам. На призыв «Богатыря» откликнулось много готовых работать бесплатно – им предоставили швейные машинки.

Начатое дело вскоре разрослось и перешло к земству, устроившему Удельнинское попечительство. В нем активно сотрудничали члены правления Удельнинского отдела «Богатыря» и их семейства. Попечительство учредило ясли и «денник», где матери могли оставлять своих детей, уходя на работу, открыло биржу труда, выдавало казенные пайки и вспомоществования от земства, а также устроило лазарет для раненых.

Журнал «Призрение и благотворительность в России» сообщал в 1916 году, что для беженцев, находящихся в убежище на Удельной, планируются огородные работы. «Попечительство намерено снять в аренду землю и, закупив орудия, предоставить обработку беженцам. Продукты должны идти на покрытие потребностей убежища. План этот имеет также целью поднять нравственное состояние беженцев».


Письмо в лазарет, находившийся во время Первой мировой войны в доме № 61 по Удельному проспекту (из коллекции автора)

* * *

Достойное место занимала в Удельной и религиозная жизнь. На Большой Осиповской улице (ныне участок Дрезденской улицы, дом № 8) с 1911 года существовало подворье Радочницкого Свято-Антониевского женского монастыря Холмской епархии. Сам же монастырь возник в 1898 году как женская обитель в селе Радочницы Замойского уезда Люблинской губрении (то есть в Польше, тогда – в «Привислинском крае») с целью восстановления православия в Холмской Руси. Спустя три года, в 1901 году, обитель стала монастырем.

Деревянное здание монастырского подворья с храмом Рождества Божией Матери и звонницей заложили 9 мая 1911 года. Церемония сопровождалась крестным ходом из Пантелеймоновской больницы. Строительство велось по проекту гражданского инженера H.H. Богданова. 24 марта 1913 года архиепископ Холмский Евлогий освятил здание подворья.

Во время Первой мировой войны, в 1915 году монастырь эвакуировали в Петербург. Монахини привезли с собой главную реликвию – чудотворную икону Холмской Божией Матери. В подворье оказалось более трех сотен монахинь, поэтому в 1916 году его расширили и при нем открылся детский приют. В 1920 году, когда в подворье осталось 36 сестер, его переименовали в Холмский Богородицкий монастырь. Но вскоре насельницам удалось вернуться в Польшу. Подворье же действовало до 1930 года, до его закрытия. Игуменью и шесть пожилых монахинь отправили на Соловки, молодых монахинь – работать на «Айваз» («Светлана»), а кельи превратили в общежитие. Храм при подворье закрыли 10 февраля 1939 года и передали райпищеторгу – в нем сделали клуб Выборгского треста столовых. Вскоре он сгорел.

А неподалеку, на Кузнечной улице (ныне участок Дрезденской улицы, дом № 17), в 1911–1912 годах, на средства живших в северной части Петрограда прихожан-католиков (в северных пригородах в начале XX века быстро возрастало количество католического населения, перебиравшегося в Петербург из Польши и Литвы) возвели деревянный костел св. Франциска Ассизского. Его выстроили по проекту гражданского инженера А. Антонова в стиле польских сельских «готических» храмов. Строение украшал высокий шпиль, издалека видный среди одно-, двухэтажной удельнинской застройки. 24 июня 1912 года костел, рассчитанный на 700 человек, освятил ксендз Сенкус.

По воспоминаниям одного из старожилов, «летом, по праздникам, верующие приносили в костел огромные букеты цветов. Раньше было принято дарить большие букеты, подобранные из разных цветов, плотно прижатых друг к другу. Именно такие букеты считались красивыми». При костеле, приписанном к церкви Посещения Пресвятой Девы Марии на Выборгском католическом кладбище (в 1930-е годы кладбище уничтожили, его место заняли промышленные предприятия, а церковь сохранилась в перестроенном виде, ее нынешний адрес – Арсенальная улица, дом № 8), открыли начальную школу. В 1919 году костел св. Франциска Ассизского получил от архиепископа Роппа права приходской церкви. С декабря 1922 года по июнь 1923 года костел периодически подвергался закрытию, но окончательно его закрыли только в 1938 году, согласно постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 сентября 1938 года.

Затем здание костела использовалось как общежитие строительных рабочих райжилуправления, после войны в нем находились военное общежитие и «Красный уголок». Впоследствии костел снесли, ныне от него не сохранилось ничего…

Несколько церквей существовало при благотворительных и лечебных заведениях Удельной. Как уже говорилось, молитвенный зал имелся в Евангелическом приюте на Ярославском проспекте, церковь Божией Матери Утоли Моя Печали – при приюте на Мариинской улице.

Своя церковь помещалась при больнице для душевнобольных св. Пантелеймона. Она продолжила деятельность церкви, освященной 1 мая 1833 года для Удельного училища. При ремонте больничных корпусов в 1888 году, когда больницу передали городу, церковь расширили. Как отмечал один из обозревателей конца XIX века, «по праздникам дачники охотно посещают больничную церковь и молятся вместе с сумасшедшими». Много народа собиралось на крестный ход, каждый год 15 августа он шествовал по местным окрестностям. Церковь ликвидировали в 1922 году.

При соседнем Доме призрения душевнобольных имени Александра III в 1870-х годах возвели деревянную церковь на деньги, пожертвованные купцом Ильей Федуловичем Громовым. Автором проекта храма был академик Иван Штром. Главной иконой этой церкви служила икона св. целителя Пантелеймона, привезенная сюда с Афона из Пантелеймоновского монастыря.

26 февраля 1895 года рядом с храмом установили бюст Александра III – «царя-основателя» больницы, работы скульптора А.Е. Баумана. На его открытии присутствовал Николай II, оставивший в своем дневнике такую запись: «26 февраля. Воскресенье… После завтрака дома отправились на тройке в Удельную. Происходило освящение и открытие памятника Папа посреди зданий заведения для душевнобольных. Алек показал новое помещение для них – прекрасно отстроенный дом, затем лазарет и ферму».

В 1929 году храм закрыли и перестроили, в нем долгое время размешался хозяйственный корпус психиатрической больницы. Осенью 1990 года церковь вернули верующим. Восстановление храма, расположенного на территории психиатрической больницы, завершилось через несколько лет, и церковь, украшенная затейливой резьбой, стала подлинным украшением Удельной.

Оглавление книги


Генерация: 0.800. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз