Книга: Северные окраины Петербурга. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная…

Сегодня в Удельной…

Сегодня в Удельной…

В современной Удельной появились свои традиции и свои места притяжения местных жителей. Неформальным местом встреч жителей с давних пор служит Удельный парк. «Уроженцы Калининской, Псковской, Новгородской областей оседали в Питере и, не забывая своих деревенских корней, каждые выходные шли сюда на гулянку, – вспоминал один из старожилов. – Попеть, поплясать, а то и сойтись стенка на стенку. Драки здесь, как рассказывают, были страшнейшие, но до смертоубийства дело не доходило. Со временем люди остепенялись, глубже врастали в суетную городскую жизнь, но в парк ходить не переставали. Говорят, что гулянья здешние до сих пор сильно напоминают первопрестольные деревенские праздники».

«Каждый выходной с 4–5 вечера здесь начинает собираться народ, – описывал уд ельнинские „гулянки“ в конце 1990-х годов репортер газеты „Петровский курьер“. – На скамейках рядком усаживаются старушки. Они слушают и наблюдают. Народ помоложе толпится вокруг гармонистов, образуя несколько групп по интересам. В самой многочисленной медленно движутся в танце степенные пары. Кавалеров, как всегда, не хватает, и бабушки увлеченно танцуют друг с другом. Неподалеку с десяток женщин согласно выводят что-то тягученародное. В самой шумной компании поют частушки, и быстрые ноги плясунов с силой прибивают вялые листья к земле…»

Весной 2004 года в Удельном парке начались серьезные работы, направленные на восстановление его старинного облика. В мае, накануне 301-й годовщины основания Петербурга, администрация Приморского района совместно с компанией «Бритиш Американ Тобакко Россия», дирекцией парка и общественной организацией «Сохранение природы и культурного наследия» провели замечательную экологическую акцию.

На пространстве в несколько гектаров возле проспекта Энгельса жители окрестных районов, посетители Удельного парка и «общественники» высадили около тысячи различных видов красивейших кустарников – спирею, альпийскую смородину, барбарис, а также десятки лиственниц, сосен и кедров. Акция завершилась костюмированным представлением «Садовник Геккель и обитатели парка». В ходе театрализованного действа исторические персонажи (император Александр II, императрица Мария Федоровна и садовник Геккель) рассказывали об истории Удельного парка.

«В наше время, когда отношение к субботникам „в народе“, мягко говоря, ироничное, удивила массовость этой экологической акции, – писала газета «Санкт-Петербургские ведомости». – Мешки, приготовленные для сбора мусора, оказались заполненными, лопаты и грабли – востребованными. Саженцы – аккуратно и с любовью прикопанными. Костюмированное представление собрало благодарную и заинтересованную аудиторию».

Другой современной удельнинской достопримечательностью, которая потом также станет достоянием истории, стал «блошиный рынок», развернувшийся почти на километр в длину возле железнодорожной станции «Удельная».

«Барахолка на Удельной – единственное место в городе, где бедноту с ее нехитрым скарбом не гонят, – констатировала газета «Санкт-Петербургские ведомости». – Заплатил пять или десять рублей – раскладывай свой товар на земле и торгуй спокойно. Хоть весь день, если сил хватит. По рядам ходишь, как по музею экспонатов полузабытого советского быта. Много чего можно извлечь из старых чемоданов и кладовок, достать с антресолей и дачных чердаков».

Кроме торговой функции, рынок стал обменным центром для небогатых коллекционеров. Один из городских обозревателей писал в сентябре 2003 года, что «рынок на Удельной – это настоящий музей под открытым небом, но между зрителями и артефактами прошлого не стоят барьеры и строгие служители. В отличие от обычного музея все экспонаты здесь продаются… Подобные рынки есть и за границей, но, как считают сами торговцы, по богатству и разнообразию товара им далеко до нашей Удельной… Тут каждая вещь имеет свою историю. Многие посетители роняют слезу, когда неожиданно встречают игрушку времен своего детства или слышат пластинку Леонида Утесова. У дирекции рынка даже появилась идея организовать музей советского быта».

Городские власти весной 2006 года проявили интерес к «блошиному рынку». Заявлено, что уничтожать его не будут, но «облагородят»: построят крытые павильоны со столами-прилавками.

* * *

В последнее десятилетие Удельная, как один из самых зеленых, «экологически чистых» районов города, стал особенно привлекателен в качестве полигона пресловутой «уплотнительной застройки». И хотя на тихих уд ельнинских улочках еще кое-где можно увидеть прежние удельнинские дома начала прошлого века, таких построек становится все меньше и меньше. Многие старые удельнинские дома, чудом сохранившиеся во время реконструкции 1960-х годов, теперь стали мешать новым застройщикам, которым очень бы хотелось увидеть на их месте высотные многоэтажные дома.

К сожалению, именно такая судьба постигла легендарный «ленинский дом» на Ярославском проспекте (дом № 11), о котором мы уже рассказывали выше. Кратковременное пребывание Ленина у рабочего Эмиля Кальске сослужило неплохую службу строению на Ярославском: тот факт, что здесь ступала нога вождя, спас дом от сноса во время реконструкции района в 1960-х годах. Преклоняясь перед «священной памятью вождя мирового пролетариата», ни у кого тогда не поднялась рука разрушить этот старый дом. Так он и стоял до последних лет, пока не пришли новые времена. После падения коммунистического режима дом на Ярославском проспекте, как «революционная реликвия», потерял сакральную ценность. Памятная гранитная доска с начала 1990-х годов бесследно исчезла с фасада здания.

Тем не менее «ленинский дом» представлял собой просто уникальный образец застройки старой Удельной начала прошлого века, да и революционные страницы истории нашей страны, по моему глубокому убеждению, также не стоит предавать забвению. Правда, это все рассуждения стороннего наблюдателя. Совершенно иначе воспринималась ситуация «изнутри» – глазами тех людей, кому довелось жить в «революционном памятнике». Еще в 1996 году экспертная комиссия признала дом непригодным для проживания, однако спустя еще четыре года там продолжала жить одна семья. Для расселения людей с помощью инвестора существовало непреодолимое препятствие: дом числился памятником федерального значения.


Дом на Ярославском проспекте, отмеченный «революционными заслугами». 1998 год. Фото автора


«Ленинский дом» на Ярославском проспекте незадолго до сноса. Сентябрь 2005 года. Фото автора

Инвесторы не видели никакой выгоды в капитальном ремонте обветшавшего дома, с воссозданием его в прежнем виде. Дальнейшее развитие сюжета стало весьма характерным и показательным для сегодняшней практики «уплотнительной застройки».

Расселенный дом огородили железобетонным забором, вышло постановление городского правительства о проектировании на этом месте 9-этажного жилого дома. Однако трогать старый дом было нельзя, поскольку по закону здание оставалось под охраной государства как памятник. Спустя некоторое время в доме случился серьезный пожар, после него второй этаж превратился в обугленное пепелище. Снять статус памятника с пепелища, не подлежащего восстановлению, оказалось гораздо проще, и разрешение на снос дома было получено.

Осенью 2005 года старый дом с покорной обреченностью еще выглядывал своими пустыми глазницами из-за мощного забора, а в начале 2006 года от «ленинского дома» уже не осталось и следа: на его месте красовался большой котлован. Так Удельная лишилась одной из последних реликвий…

Другому «ленинскому дому» на Удельной повезло больше. Речь идет о так называемой «даче Калинина» на проспекте Энгельса, дом № 92. В начале 1990-х годов литературно-краеведческий кружок «Дым Отечества» в школе № 90, находящейся на восточном склоне Поклонной горы, пытался добиться передачи этого дома в свое пользование для размещения в нем краеведческого центра. Идею активно поддерживал тогда Дмитрий Сергеевич Лихачев, с ним у участников клуба завязалась теплая дружба.

«За работой клуба „Дым Отечества“ я с восхищением слежу уже несколько лет, но у клуба нет своего помещения, – писал Д.С. Лихачев в обращении к мэру Ленинграда A.A. Собчаку в январе 1991 года. – Небольшая площадь так называемого „домика Калинина“ использовалась до сих пор под скучнейшую выставку ВЛКСМ. Сейчас РК ВЛКСМ собирается передать этот дом для какой-то коммерческой организации. Очень прошу Вас разобраться в этом деле. Молодежь, которая работает в краеведческом кружке „Дым Отечества“, – чудная, патриотичная, интеллигентная, и я постоянно ссылаюсь в своих статьях на опыт школы № 90».

Впрочем, «дачу Калинина» так и не передали школьным краеведам. Тем не менее сегодня она все же стала одним из культурных очагов Удельной. В 1999 году КУГИ Санкт-Петербурга предоставило здание в аренду Санкт-Петербургскому филиалу российского отделения Классической философской школы «Новый Акрополь», созданному в 1993 году. Это заведение занимается историко-просветительской деятельностью, изучением различных традиций, культур, философских учений. Теперь в бывшей «даче Калинина» располагается культурный центр «Новый Акрополь», там проходят занятия творческих студий, лекции, а также праздники для ветеранов и детей из детских домов.

* * *

И еще несколько штрихов к «портрету» Удельной, без которых наш рассказ о ней был бы неполным. Так сложилось, что жизнь ряда государственных деятелей современной России оказалась связанной с Удельной.


Здание бывшей школы № 99 на углу проспекта Энгельса и улицы Рашетова. Автору книги оно тоже очень дорого: здесь прошли мои первые четыре школьных года (с 1981 по 1985 год). 2006 год. Фото автора

Детские и юношеские годы провел в Удельной Сергей Вадимович Степашин, являющийся сегодня председателем Счетной Палаты России, а до этого занимавший различные государственные посты, в том числе (в 1999 году) – премьер-министра страны. Он учился в школе № 99 на углу проспекта Энгельса и улицы Рашетова. Как признавался сам Сергей Вадимович в одном из своих интервью, «там для меня родные места: Поклонная гора, чудесные Озерки…».

Среди учеников школы № 118 на Ярославском проспекте была Наташа Дементьева, работавшая впоследствии на посту директора Государственного музея истории Санкт-Петербурга (Петропавловская крепость), а затем – министра культуры России. Эту должность Наталья Леонидовна занимала с августа 1997 по август 1998 года, а с 30 сентября 1998 года она – первый заместитель министра культуры России.

Школу на Ярославском Наталья Дементьева закончила в середине 1960-х годов, после чего училась на историческом факультете Государственного университета и стала историком-археологом. В начале 1970-х годов она работала в Саяно-Тувинской экспедиции Института археологии Академии наук СССР, затем последовательно являлась старшим консультантом Ленинградского городского общества охраны памятников истории и культуры, главным хранителем филиала «Орешек» Музея истории Ленинграда, и, наконец, до прихода в Петропавловскую крепость – начальником областной инспекции охраны памятников истории и культуры.

Деятельность Натальи Леонидовны в правительстве заслуживала самой высокой оценки. «Со времен Екатерины Фурцевой женщина впервые оказалась у кормила отечественной культуры, – сообщала петербургская газета „Невское время“, комментируя назначение Дементьевой министром культуры. – Однако в сравнении с Екатериной Алексеевной Наталья Леонидовна отличается более демократичным нравом и великолепным чувством юмора, не раз выручавшим ее и в деловых, и в личных обстоятельствах». В 2003 году, поздравляя Наталью Дементьеву с днем рождения (в ту пору – заместитель председателя Государственной думы России), Ирина Хакамада назвала ее «самым открытым, самым добросердечным, самым нечиновничьим чиновником в нашем правительстве».

И еще один государственный деятель современной России учился и закончил в 1966 году школу № 118 на Ярославском проспекте. Речь идет об Андрее Александровиче Фурсенко – будущем заместителе министра промышленности, науки и технологий (с 2001 года), а затем министре образования и науки России (с 2004 года). «Он был всесторонне развитым парнишкой, – вспоминает о школьных годах Андрея Фурсенко его бывший классный руководитель, преподаватель физики Владимир Пощеколдин, – но страсть у него больше всего была к математике. Хотя и по гуманитарным наукам успевал. Он был просто талантливым, поэтому я не могу сказать, что ему приходилось зубрить…»

Оглавление книги


Генерация: 0.101. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз