Книга: Северные окраины Петербурга. Лесной, Гражданка, Ручьи, Удельная…

Увеселения, театры, спорт

Увеселения, театры, спорт

Дачными развлечениями удельнинских жителей были вояжи в Удельный парк, в сосновый лес на Поклонной горе, а также в «прелестный» парк Штоль и Шмидт на Старо-Парголовском проспекте, напротив Рашетовой улицы.

«Удельный парк и прилегающий к нему лес служат любимейшим местом для прогулок здешних дачников, – замечал в мае 1890 года обозреватель „Петербургского листка“. – В праздничные же и воскресные дни сюда стекается масса городских гостей и располагаются все прямо на зеленой мураве, под ветвями сосен и елей на целые дни. Большей частью все это люд семейный, который тянется сюда с утра, несет с собой самовары, провизию и неизбежную выпивку. Приятную картину полного оживления можно наблюдать здесь ближе к вечеру: песни, пляски, забавы детей и т. п. встречаешь на каждом шагу. Само собой разумеется, что гулящих никто не стесняет, и поэтому такие „маевки“ носят чисто семейный характер. Для взрослых является возможность отдохнуть на чистом воздухе, сладко всхрапнуть, для детей же тут полное приволье и простор».

С середины 1880-х годов в Удельной существовал свой клуб. В нем ставились драматические спектакли и устраивались танцы. Цена на билеты в ложи составляла 3 и 5 рублей, а в зал – от полутора рублей в 1-м ряду до 20 копеек в 14–17 рядах. Реклама сообщала: «Билеты можно получить ежедневно в помещении клуба; вход на спектакли и танцы – без рекомендации членов». При клубе, весьма популярном среди местных жителей, существовали буфет, кегельбан и сад.

Еще в конце XIX века образовавшееся «Общественное собрание удельнинских дачников» построило на Ярославском проспекте летний театр с садом для гулянья. По отзывам газет, он служил единственным местом развлечения удельнинских дачников. Здесь устраивались музыкальные, а чаще танцевальные вечера, на сцене выступали профессиональные артисты и местные любители. Как сетовал обозреватель газеты «Дачник» в июле 1909 года, «ставящиеся здесь спектакли вполне неудачны во всех отношениях; страдают полным незнанием вкусов местной публики», да и играют тут в основном местные «юнцы-любители». Несмотря на это, Удельнинское общественное собрание стало центром местной жизни и привлекало молодежь.

В 1910-е годы в Удельной действовало два кинематографа – «Астория» на Ярославском проспекте и «Слава» на Выборгском шоссе.

Славилась Удельная своей спортивной жизнью. Еще в 1880-х годах в Удельном парке удельнинские и коломяжские дачники устраивали состязания по гонкам на велосипедах и бегу. На протяжении ряда лет Русское национальное общество любителей спорта устраивало в Удельном парке традиционное «первенство Петербурга» по «кросс-коунтри» – забегу на дистанцию 5 верст 450 саженей. Для спортивных мероприятий использовался также зал Удельнинского общественного собрания.

На Выборгском шоссе нередко устраивались велосипедные гонки. После них велосипедисты любили обсуждать спортивные итоги в ресторанчике «Хижина дяди Тома», находившемся на Выборгском шоссе, напротив Скобелевского проспекта.

В 1904 году образовался «Удельнинский кружок любителей спорта», объединивший футболистов, однако вскоре он распался на два кружка, названные – «Надежда» и «Удельная». Спортсмен H.A. Панин-Коломенкин в своих воспоминаниях так объяснял причину раскола: «Правление кружка составляло команды для выступлений в матчах по своему усмотрению из угодных ему лиц, не считаясь с относительной спортивной подготовкой кандидатов и мнением игроков. В результате споров и бурных протестов со стороны массы все правление и часть примыкавших к нему членов кружка были вынуждены из него выйти».

Организатором «Надежды» стал немецкий врач Шустер, назвавший его в честь своей супруги. Комитет кружка находился на Скобелевском проспекте, а спортивная площадка находилась на Лихачевом поле возле Поклонной горы, располагавшемся примерно в районе нынешнего велотрека между проспектами Энгельса и Мориса Тореза и представлявшем собой место, где паслись коровы.

Название «Лихачево поле» связано с дачей купца Лихачева, стоявшей на Старо-Парголовском проспекте, возле Рашетовой улицы. Газета «Дачник» сообщала, например, что 16 августа 1909 года на Лихачевом поле спортивным кружком «Надежда» устраивается спортивный праздник. «Состязания будут происходить под оркестр музыки, а в заключение обещается фейерверк».

Капитаном «Надежды» являлся Никита Акимович Хромов. Его называли полузащитником экстра-класса. В общей сложности он сыграл за клубы и различные сборные города 185 матчей, выступал за сборную команду России на Олимпийских играх в Стокгольме в 1912 году.

В 1911 году кружки «Удельная» и «Надежда» воссоединились и образовали спортклуб под именем «Унитас» (по латыни – «единение»), ставший одним из сильнейших футбольных клубов Петербурга. Хотя и в период раздельного существования оба удельнинских кружка действовали активно. К примеру, в 1909 году команды клубов «Удельная», «Коломяги» и «Павловска» поделили между собой первое место на IX чемпионате Петербурга. Удельнинцы и коломяжцы регулярно устраивали футбольные матчи друг с другом.

Инициатором слияния клубов «Удельная» и «Надежда» стал игрок «Удельной» Кирилл Павлович Бутусов. Клуб «Унитас» следовало бы назвать «клубом Бутусовых», поскольку за первую команду играли пять братьев Бутусовых – Константин, Василий, Александр, Павел и Михаил. Наибольшую известность из них завоевали Василий и Михаил: первый стал впоследствии одним из лучших арбитров страны, ему одному из первых присвоили звание судьи всесоюзной категории по футболу, второй почти двенадцать лет выступал за сборную СССР и около двадцати лет – за сборную Ленинграда.

Кирилл Бутусов – самый старший из братьев – выступал организатором футбольного движения Петербурга и России, являясь участником учредительного собрания Всероссийского футбольного союза в январе 1912 года, товарищем председателя «Унитаса» в 1911–1913 годах и его председателем в 1914–1916 годах, казначеем Российского Олимпийского комитета в 1915 году. Кроме этого, он занимал руководящие посты в петербургской хоккей-лиге и в других спортивных организациях Петербурга и России.

В игроки первой команды «Унитаса», в 1913–1916 годах, входили уникальные личности. Один из них – известный впоследствии детский писатель Виталий Валентинович Бианки. Он играл в нападении на левом краю. Не менее уникальным человеком, настоящей легендой, стал левый защитник «Унитаса» Петр Петрович Соколов. В 1909 году он закончил гимназию имени Александра I и поступил на юридический факультет университета. На студенческие годы пришлось его увлечение футболом: в 1909–1910 годах он играл за команду «Удельная», а в 1911–1917 годах – за команду «Унитас».

Историки спорта считают его лучшим левым защитником России тех лет. Он отличался мощным атлетическим телосложением и славился очень сильным ударом. (За свою привычку постоянно отплевываться на поле он получил прозвище «Петя-плюнь».) Петр Соколов в 1912 году стал чемпионом Петербурга в составе «Унитаса», выступал игроком сборной города в 1910–1916 годах и сборной России в 1912 году. В том же году он стал чемпионом России в составе сборной Петербурга. Кроме футбола, Петр Соколов увлекался борьбой и боксом, достигнув и здесь отличных результатов. Во время Первой мировой войны он поступил в 3-ю Петергофскую школу прапорщиков и закончил ее в 1917 году.

Петра Соколова ждала, вероятно, блестящая спортивная карьера, но судьба распорядилась иначе. Все жизненные планы спутала революция. Петр Соколов выбрал политическую борьбу на антибольшевистском фронте. В 1918 году, находясь в Петрограде, он сблизился с участниками подпольной антисоветской организации, имевшей контакты с английской разведкой. Первым заданием Петра Соколова стала отправка донесения в занятый англичанами Архангельск о положении в Петрограде. Затем работа Соколова в белогвардейском подполье и сотрудничество с английской разведкой стали постоянными.

Он перебрался в Финляндию и в течение 1919 года по заданию англичан несколько раз переходил финскую границу. По просьбе англичан в качестве проводника не раз переправлял нужных людей через границу в Петроград. С начала 1920-х годов он руководил нелегальным разведывательным пунктом в Териоках (ныне Зеленогорск), готовил агентов для засылки в Советский Союз. В Териоках Петр Соколов создал футбольную команду из представителей русской эмигрантской молодежи и в ходе футбольных баталий присматривался к ним, чтобы выбрать наиболее сильных и выносливых для использования в разведывательной деятельности.

В 1930-х годах Петр Соколов участвовал в деятельности многих русских эмигрантских организаций, имевших свои отделения в Финляндии, – «Русского общевоинского союза», «Братства русской правды», «Союза младороссов» и др., руководил деятельностью союза «Иван Сусанин», был редактором эмигрантской газеты «Русское слово». А когда в конце 1939 года началась война между Советским Союзом и Финляндией, Соколова пригласили на работу в отдел пропаганды Главного штаба финской армии, где ему предложили одну из руководящих должностей.

Здесь он готовил листовки и газеты, распространявшиеся среди красноармейцев. Возможно, что именно перу Соколова принадлежал и текст такой листовки, обращенной к советским бойцам: «История представляет вам редкий случай. Вы можете сейчас добиться освобождения вашей Родины без всякого ущерба ее целостности и величия. Поверните оружие против ваших кровавых вождей и народных угнетателей! За свободу вашего народа! За немедленный мир между нашими народами». Но гораздо больше, чем все листовки, которые красноармейцам под угрозой наказаний запрещалось не только читать, но и вообще брать в руки, действовала звуковая агитация. Политруки могли запретить солдатам читать, но не могли запретить им слушать. И они слышали бархатный бас «белого Левитана» – Петра Соколова. Бывший футболист считался лучшим русскоязычным радиокомментатором в Европе. Голос, диктора финской радиовещательной компании «Лахти», раздавался из громкоговорителей по линии фронта. Он говорил о неправедной войне, затеянной сталинской верхушкой, о справедливости борьбы финнов за свою родину.

Затем, когда Финляндия оказалась на стороне нацистской Германии, Петр Соколов, не прекращая своей работы в финском Главном штабе и на радио, стал активно сотрудничать с немецкими спецслужбами. По некоторым сведениям, во время наступления на Ленинград его включили в состав зондеркоманды. Ей ставилась задача, войдя в город, немедленно захватить архивы областного комитета ВКП(б) и Управления НКВД, после чего обеспечить их сохранность и эвакуацию.

Однако, когда фашистский план войти в Ленинград рухнул, Петр Соколов не остался без дела. Он стал одним из инициаторов создания разведшколы в оккупированном Петрозаводске, где из числа советских военнопленных готовилась разведывательно-диверсионная агентура для заброски за линию фронта. Соколов стал одним из преподавателей этой школы, кроме того, проводил обучение будущих диверсантов и в других разведшколах, расположенных в Эстонии. Помимо работы в абверовских разедшколах, он активно взаимодействовал и среди власовцев.

Когда в сентябре 1944 года Финляндия вышла из войны, Петр Соколов под фамилией Пауль Салин (Paul Sahlin) скрылся в Швеции, и не напрасно: советская контрразведка уже давно шла по его пятам, объявив его в розыск как особо опасного государственного преступника. Поселившись в пригороде Стокгольма, Петр Соколов начал новую жизнь – женился во второй раз, стал отцом двоих детей. Его первая семья (жена – дочь териокского купца Носова) осталась в Хельсинки, куда Соколову возвращаться было крайне опасно. По некоторым сведениям, он продолжил работать на разведку, теперь уже шведскую. Однако годы брали свое. В середине 1950-х годов советская контрразведка узнала местонахождение Петра Соколова, но поскольку руководство сочло, что он уже не представляет опасности для страны, то решили не трогать его.

Петр Соколов скончался в мае 1971 года в возрасте 80 лет от рака головного мозга. Его похоронили на кладбище в Энчепинге, в 60 километрах от Стокгольма. Место захоронения удалось разыскать петербургскому историку российского футбола Юрию Павловичу Лукосяку. Так закончилась уникальная судьба одного из лучших игроков уд ельнинского клуба «Унитас».

Что же касается непосредственно клуба «Унитас», то он просуществовал очень долго – до 1930 года, однако не раз менял названия. В 1924–1926 годах он выступал в городских соревнованиях под названием «команда Выборгского района-А», а в 1927–1930 годах – как «Пищевкус». Затем клуб прекратил существование. Поле «Унитаса» находилось в Удельном парке, у пруда. Ныне это – стадион «Спартак». До середины 1980-х годов сохранялся еще старинный домик клуба, но потом его не стало…

Удельный парк в начале XX века служил одним из любимых мест петербургских спортсменов. «Русское национальное общество любителей спорта» из года в год устраивало в нем свое традиционное «кросс-коунтри». «Маршрут, как и в предыдущие годы, был расположен в прекрасном увядающем Удельном парке, – сообщала в сентябре 1912 года газета „Вечернее время“. – Никогда не было такого скопления зрителей на старте, как ныне, что несомненно нужно считать последствием того интереса, который возбужден в больших кругах публики минувшим розыгрышем переходящего кубка „Вечернего времени“».

Многие спортивные общества Петербурга использовали Удельный парк для проведения своих мероприятий. Так, в июне 1909 года петербургское эстонское спортивное общество «Веймула» проводило здесь открытое состязание на первенство в беге на одну и пять верст.

Общество «Богатырь», основанное в 1904 году и занимавшееся «физическим развитием и правильным воспитанием детей и юношества обоего пола», организовывало в Удельной летний отдых петербургских детей малоимущих родителей. Во главе общества «Богатырь» стояла группа единомышленников, среди них – генерал-адъютант барон Феофил Егорович Мейендорф, академик князь Иван Романович Тарханов и профессор Императорской Военно-медицинской академии Генрих Иванович Турнер. Они стремились воплотить в жизнь педагогическую систему первых европейских филантропов Христофора Гутс-Мутса и Антона Фита, создав организацию, в основе которой лежали игра и ремесленный труд как средства заботы о здоровье, физическом совершенстве, правильно организованного досуга и душевного комфорта. Деятельность «Богатыря» отличалась широтой и многообразием – от популярной тогда гимнастики до плавания и туристских походов.

В структуре «Богатыря» существовал специальный «Удельнинский отдел», устраивавший вывоз детей бедных родителей в «Удельнинский городок». Дети занимались там играми, гимнастикой, лаун-теннисом, стрельбой в тире, а также ручным трудом. В сезон 1913–1914 годов для расширения деятельности отдела в «городке» сделали пристройку для класса ручного труда. Класс снабдили верстаками, инструментами, точильным камнем, материалами. Кроме того, построили тир для стрельбы, а также четвертую по счету площадку для игры в лаун-теннис. Зимой «Удельнинский отдел» устраивал в Удельной большой каток для конькобежцев.

…В конце 1960-х годов стадион Удельного парка стал местом рождения любительских пробегов. В февраля 1968 года здесь возник первый в стране клуб любителей бега «Спартак». С него началось мощное любительское движение бегунов. В те годы в «Спартаке» занималось около шестисот человек, существовали марафонские, сверхмарафонские, оздоровительные и другие группы. Уже через несколько лет в стране существовало уже около двух тысяч подобных спартаковских клубов, а счет бегунов, занимавшихся в них, пошел на сотни тысяч.

Оглавление книги


Генерация: 0.492. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз