Книга: Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу

Мавзолей Августа

Мавзолей Августа

Венцом монументальной пропаганды эпохи Августа стала его гробница. Недаром именно ей географ Страбон уделяет почти столько же места, сколько всем остальным римским достопримечательностям вместе взятым. Август приступил к ее строительству вскоре после окончательной победы над Антонием — тогда же, когда из Октавиана он стал Августом. Гробница носила многозначительное название «Мавзолей». В этом названии читался намек на неограниченную власть восточных правителей и на величие Александра Македонского, которого Август, вслед Юлию Цезарю, безмерно почитал.

Август поместил свой мавзолей на высоком месте у реки и придал ему форму, которая напоминала одновременно и о роскоши восточных гробниц, и о суровой простоте древних курганов — таких, какие до сих пор стоят в долине вокруг Трои. За непосредственный образец были взяты этрусские усыпальницы. Бетонное ядро постройки представляло собой лабиринт сообщающихся камер и коридоров; в центральной части, скорее всего, должна была размещаться урна с прахом самого Августа. Бетон был облицован светлым камнем — травертином или мрамором. Верхние ярусы мавзолея не сохранились, поэтому сложно сказать, как именно они выглядели. Основных версий две: они поднимались ступенчато, как в некоторых восточных мавзолеях, или же представляли собой насыпной холм с колоннадой сверху, напоминая скорее о древнем кургане. Мавзолей был окружен густой порослью вечнозеленых деревьев и увенчан огромной бронзовой статуей Августа. К северу от него Август поместил обширную садово-парковую зону, в которую открыл доступ всему народу.

Август пережил многих своих соратников и родственников, поэтому его мавзолей начал функционировать как усыпальница задолго до его смерти. Первым там был похоронен племянник Августа Марцелл, о котором мы рассказывали в прошлой главе. За ним последовали ближайший друг и давний соратник Августа Агриппа, сестра Октавия, пасынок Друз, внуки Гай и Луций. Наконец, в 14 году н. э., пришел черед самого принцепса.


Мавзолей Августа. Гравюра Э. Дюперака, XVI век.

Август скончался в доме своих биологических родителей («на той же кровати, / где родились и умерли деды») в кампанском городе Ноле, неподалеку от Неаполя. Он немного не дожил до своего 76-летия — возраст почтенный, но не беспрецедентный даже для античности. Однако особенность политической карьеры Августа заключалась не в том, что она поздно закончилась, а в том, что она необычно рано началась. По республиканским правилам мужчина мог претендовать на консульское звание только после 45 лет, а Октавиан уже в девятнадцать вершил судьбы государства так, как не снилось никакому консулу. В той или иной форме власть этого человека над Римом продолжалась 56 лет, и к концу его правления в государстве уже почти не осталось людей, ясно помнивших доавгустовские времена.

Слово «мавзолей» происходит от имени малоазийского сатрапа Мавзола, который правил в IV веке до н. э. и возвел для себя и своей семьи монументальную гробницу в городе Галикарнасе. Ныне это турецкий курорт Бодрум, и хотя от памятника остались лишь непримечательные развалины, место, где он стоял, известно. Некоторые скульптуры, украшавшие мавзолей, в XIX веке были вывезены в Англию и сейчас находятся в Британском музее. Галикарнасский мавзолей был славен как одно из семи чудес древнего мира. Другой знаменитый мавзолей находился в дельте Нила. После смерти Александра Македонского в Вавилоне один из полководцев царя, Птолемей, украл саркофаг с телом и перевез его в Египет, где и выстро ил роскошную гробницу. Отдать дань уважения покорителю мира приходили и Юлий Цезарь, и Август.

Август демонстративно отказался от посещения могил египетских правителей из рода Птолемеев: «Я пришел посмотреть на царя, а не на мертвецов».

Прикоснувшись к телу полководца, он случайно отломил ему кончик носа. С началом христианской эры, примерно в V веке, гробница Александра больше не упоминается в литературе, и какова судьба хранившихся там мумий, книг и сокровищ — неизвестно.

Историки рассказывают, что скончался он мирно: попросил зеркало, поправил отвисшую челюсть; спросил, хорошо ли сыграл комедию жизни; на ту же тему процитировал греческий стишок: «Коль хорошо сыграли мы, похлопайте / И проводите добрым нас напутствием».[49] Последний вздох он испустил, обратившись с нежными словами к своей супруге Ливии.

Последний путь императора от Нолы до Рима продолжался несколько дней. Тело несли по ночам, чтобы избежать палящего солнца; днем помещали в базилике или главном храме ближайшего города. В храмы нельзя было вносить мертвецов, и сделанное для Августа исключение о многом говорит. Сенаторы наперебой состязались в том, чтобы обставить похороны как можно торжественнее и увековечить память правителя. Одни предлагали внести тело в город через Триумфальные ворота — честь, которую оказывали только победоносным полководцам. Другие хотели взять из здания Сената статую богини Победы, чтобы она возглавила траурный кортеж. Девочки и мальчики из лучших семейств должны были петь похоронные песни. Предлагалось даже в день похорон запретить всем надевать золотые украшения и заменить их железными. Месяц август, уже давно названный в честь Августа, предлагали переименовать обратно в секстилий, а августом назвать сентябрь — потому что в сентябре Август родился, а в августе умер.


Мавзолей Августа. Реконструкция Петера Шенка, конец XVII века.

Чувство меры в конце концов возобладало, и похороны прошли с подобающей, но не чрезмерной торжественностью. Родственники покойного произнесли траурные речи, после чего тело сожгли на погребальном костре неподалеку от Мавзолея.

В своем завещании Август запретил хоронить в Мавзолее его дочь Юлию и внучку Юлию Младшую (обе в свое время так или иначе нанесли немалый ущерб репутации правящего дома, обеих Август ссылал на далекие острова). Там был похоронен его внучатый племянник Германик (еще один яркий представитель династии Юлиев-Клавдиев, которому не суждено было стать императором) вдова императора Ливия, Тиберий и еще несколько человек. Последним в Мавзолее Августа был похоронен император Нерва.

Деяния божественного Августа

Перед входом в Мавзолей стояли два необычных египетских обелиска — они не были украшены иероглифами. Оба сохранились: один стоит на площади перед церковью Санта-Мария-Маджоре, другой — на холме Квиринале, перед президентским дворцом. Но еще интереснее были две бронзовые колонны, установленные у входа. На них была записана краткая автобиография Августа, в которой принцепс рассказывал о своем жизненном пути, перечислял заслуги, отчитывался о добрых делах, совершенных ради римского народа, и хвастался почестями, которые за это получил. Разумеется, бронзовые колонны не дошли до наших дней. Но Август был обожествлен сразу после смерти, и в его честь по всей империи стали возводиться храмы императорского культа. Автобиография властителя хорошо вписывалась в декор. Один такой храм был построен в малоазийской провинции Галатии, в городе Анкира. На его стенах высекли точную копию Августовой автобиографии, причем не только по-латыни, но и в греческом переводе. После того как Малая Азия стала турецкой, европейцы надолго потеряли из виду сокровища греко-римской цивилизации, которыми так богата эта земля. Только в XVI веке фламандский дипломат и ученый Огир ван Бусбек, участник посольства Священной Римской империи к султану Сулейману Великолепному, обнаружил храм, опознал в надписи автобиографию Августа, о которой писали античные авторы, и сделал первую копию. И ему, и исследователям более позднего времени пришлось столкнуться с серьезными трудностями — вокруг храма давно выросла турецкая деревня, и надписи были частично скрыты стенами домов. Лишь в конце XIX века были сделаны полные слепки всех надписей анкиранского храма (в Малой Азии обнаружили еще несколько храмов в честь Августа, украшенных этой же надписью, но в Анкире она сохранилась намного лучше, чем в других местах). В 1883 году великий немецкий историк Теодор Моммзен — до сих пор единственный человек, получивший Нобелевскую премию по литературе за документальный труд, — опубликовал тщательное критическое издание этого документа, который он назвал «царицей латинских надписей». Краткая автобиография Августа со времен Моммзена называется либо «Деяния божественного Августа» (Res Gestae DIVi Augusti), либо «Анкиранский памятник» (Monumentum Ancyranum). Это источник не столько исторический, сколько пропагандистский: так, Август тщательно избегает упоминаний о своем участии в гражданских войнах, а противников — Секста Помпея, Марка Антония, убийц Юлия Цезаря — нигде даже не называет по имени. Кроме того, он ловко жонглирует словами, пытаясь представить выстроенную им политическую систему не монархией с республиканским фасадом, а республикой, над которой реет авторитет верховного правителя. Храм с надписями можно увидеть на прежнем месте. Город Анкира теперь называется Анкара, и это столица Турции. А в Риме «Деяния божественного Августа» были высечены на травертиновой стене, которую Морпурго построил вокруг Алтаря мира. При замене павильона Морпурго на проект Мейера стена с надписью осталась на прежнем месте.


Эсквилинский обелиск.


Квиринальский обелиск.

По средневековой легенде, Август велел всем гостям, приезжавшим в Рим издалека, привозить с собой горсть родной земли и оставлять ее на мавзолее, чтобы память о нем жила во всей империи. И действительно, Мавзолей Августа на протяжении веков продолжал жить вместе с городом, причем — что особенно важно и крайне необычно для Рима — связь памятника с именем Августа никогда не прерывалась.

В XII веке влиятельное семейство Колонна превратило мавзолей в часть своих оборонительных сооружений (судьба, которой не избежали многие древнеримские памятники). В 1354 году на вершине мавзолея сожгли тело Кола ди Риенцо. В XVI веке памятник купил кардинал Франческо Содерини. Он превратил его в музей под открытым небом и разбил внутри сад, где поставил множество античных статуй. В XVIII веке в здании устроили арену для боя быков. В 1909 году мавзолей переоборудовали в концертный зал под названием «Августео».

Слово «фашизм» — итальянское. В итальянском языке, в свою очередь, оно произошло от латинского fasces. Фасции — это связка прутьев, из которых высовывается топорик. Такой набор носили ликторы — охранники-телохранители, приставленные к высшим должностным лицам римского государства. Чем выше был статус чиновника, тем больше у него было ликторов.

Начало «фашистской эры» в латыни муссолиниевской эпохи описывалось словами a fascibus restitutis — «от восстановления фасциев».

Такие надписи можно прочитать, например, на памятниках императорам, стоящих вдоль Виа деи Фори Империали.

22 октября 1934 года Муссолини, стоя на крыше одного из домов на Виа Содерини с топориком в руках, лично подал сигнал к расчистке поздневозрожденческого квартала вокруг мавзолея. К двухтысячелетнему юбилею Августа работа была завершена. Фасад нового дома на Пьяцца Аугусто Императоре украсился латинской надписью следующего содержания:

«После того как мавзолей императора был извлечен из вековых теней, а расчлененные обломки Алтаря мира собраны воедино, дуче Муссолини постановил расчистить это место, где в воздухе витают маны Августа, от тесных старых улиц и украсить его прекрасными проспектами, домами и зданиями под стать человеческим нравам в году 1940-м, на 18-й год фашистской эры».

Освободившись от концертного зала и прочих позднейших наслоений, Мавзолей Августа, к сожалению, пока не превратился в интересную достопримечательность: посетить его нельзя, он обнесен уродливым забором, и даже толком разглядеть его нелегко.

Оглавление книги


Генерация: 0.403. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз