Книга: Золотой треугольник Петербурга. Конюшенные: улицы, площадь, мосты [Историко-архитектурный путеводитель]

Дом К.И. Имзена (Э.К. Томашевской)

Дом К.И. Имзена (Э.К. Томашевской)

К импозантному зданию, сооруженному в 1888-1890 годах П.Ю. Сюзором для Санкт-Петербургского общества взаимного кредита, примыкает дом № 15 по набережной канала Грибоедова, обращенный другим фасадом на Малую Конюшенную улицу, 10. Этот доходный дом также является произведением Павла Юльевича Сюзора. Точнее, он приобрел существующий облик в результате перестройки, выполненной этим зодчим в 1875 году. Здание, как и многие другие на Конюшенных улицах, состоит из разновременных слоев.

Освоение данного участка началось около 1780 года. К концу XVIII века прямоугольный двор был застроен по периметру. На улице и набережной стояли двухэтажные дома. Не позднее 1820-х годов владение закрепилось за дворянином, аптекарем Карлом Имзеном. Владелицей участка иногда называли его жену, УК. Имзен.

В 1826 году проект надстройки дома на набережной третьим и четвертым этажами составил архитектор В.И. Беретти. Реализовать его почему-то не удалось, как и представленный в 1831 году вариант архитектора Е.Т. Цолликофера, который возводил в то время дома Немецкой лютеранской церкви св. ап. Петра на Невском проспекте.


Малая Конюшенная улица, 10. Фото 2017 г.

Позднее К.И. Имзен все же осуществил свое намерение. Лицевой дом у канала надстроили по проекту 1837 года третьим этажом с граненым фонариком в центре. Через два года увеличили до трех этажей дом на Малой Конюшенной, поместив на его фасад балконы над въездной аркой. Со стороны двора лицевые корпуса сделали четырехэтажными, дворовые флигели выросли до пяти этажей.

Автор проектов 1837 и 1839 годов – видный мастер позднего классицизма Викентий Иванович Беретти[312]. В Петербурге он вел большие работы по благоустройству разных частей города, строил съезжие дома, казармы и гауптвахты, производственные комплексы и, разумеется, жилые дома. Дом Имзена – одно из поздних его сооружений, одновременно с ним по проекту Беретти возводилась Спасская церковь на Волковом кладбище. Лучшее произведение зодчего – дворец в Осиновой Роще – погибло при пожаре. Последние годы жизни Беретти успешно работал в Киеве.

В доме Имзена в 1855-1856 годах жил Н.А. Некрасов.

С 1860-х годов дом принадлежал дочери Имзена, жене коллежского асессора Э.К. Томашевской. Сюзор реконструировал дома Томашевской, когда в Петербурге активизировался процесс повышения и уплотнения застройки. Многие здания эпохи классицизма перелицовывались согласно менявшимся вкусам. Зрелая эклектика требовала обогащения форм и умножения декора. Л.Н. Бенуа вспоминал, с оттенком иронии, о том времени: «Старые фасады исчезали под модною рубашкою. Лепили, не стесняясь»[313].

Проект Сюзора был принят 10 декабря 1874 года и повторно утвержден 9 апреля 1875-го. Фасад по набережной Высочайше согласован 3 мая 1875 года. В соответствии с проектом на лицевых домах надстраивался четвертый этаж с изменением их фасадов, внутри участка сооружался поперечный трехэтажный флигель, поделивший единый двор надвое. В сентябре 1875 года было разрешено устройство фотографического павильона во дворе, ближнем к Малой Конюшенной улице[314].

Два лицевых фасада дома Томашевской решены по-разному. Со стороны Малой Конюшенной улицы Сюзор сохранил прежнюю структуру трех этажей с въездной аркой и балконами, но дал им новое оформление. Весь фасад обработан рустовкой – рельефной внизу, графичной наверху. Третий и четвертый этажи объединены пилястрами, перебитыми рустами и увешанными гирляндами. Обилие деталей нарастает к антаблементу. Так в эклектике усложнялись ордерные формы, обращаясь в декоративные элементы.




Малая Конюшенная улица, 10. Фрагменты фасада. Фото 2017 г.

Важную роль в композиции играют мотивы необарокко. Они сконцентрированы на уровне третьего этажа, где расположены фигурные наличники окон с лучковыми сандриками, из-под которых выглядывают горельефные женские головки. Броским знаком того же стиля служит изящный мезонин. Его лучковый фронтон и боковые волюты оконтурены, будто по лекалу плавными кривыми линиями. Подобные надстройки, обогащавшие силуэты зданий, вошли в тот период в практику петербургского строительства. Фигуры путти в мезонине и женские головки были выполнены, по всей видимости, скульптором Д.И. Иенсеном, который постоянно сотрудничал с П.Ю. Сюзором.


Набережная канала Грибоедова, 15 . Фото 2016 г.

Декор этого фасада своей активностью буквально дематериализует стену превращая ее в орнаментальный рельеф. Сюзор, как и многие его современники, практиковали, по словам Бенуа, «бесцеремонное употребление… штукатурных рустиков с набрызгом», заполняя поверхность «неисчислимыми орнаментами вплоть до висящих в воздухе гирлянд! Архитектурная часть как бы исчезала»[315].

Фасад, обращенный к набережной, скомпонован без ордера, на нем меньше «излишеств». Основным его акцентом служит широкий одноэтажный эркер с балконами. (Сюзор особенно часто вводил эркеры разной этажности в структуру доходных домов.) Боковые звенья фасада увенчаны полукружиями, в которых подвижные фигурки путти удерживают тяжелые гирлянды. Решетки балконов и ограждения крыши привлекают тонким кружевным рисунком.

На этой стороне дома выделен третий этаж. Однако мотивы необарокко сменились здесь элементами популярного в ту пору «стиля Людовика XVI». Это главным образом наличники с плечиками, прямыми сандриками, фигурными замковыми камнями и растительной лепкой. Интересно, что схожие детали мы видим на фасаде соседнего здания Общества взаимного кредита, возведенного Сюзором спустя полтора десятилетия.

Инвентарная опись дома Томашевской, сведения о квартирах и заведениях, о его внутреннем обустройстве и некоторых обитателях приведены в книге В.И. Аксельрода и А.А. Маньковой[316]. В 1897 году участок перешел в собственность Российского транспортного и страхового общества. Перемена владельца не отразилась на архитектурном облике здания.

Оглавление книги


Генерация: 0.072. Запросов К БД/Cache: 1 / 0
поделиться
Вверх Вниз